Полевые археологические исследования        13 сентября 2012        52         0

Алтын-депе, ровесник древнейших

Они стали известны науке несколько десятилетий назад — огромные городища, занесенные песчаными холмами в пустыне Каракумы на юге Туркмении. Улуг-депе, Намазга-депе, Алтын-депе. Их назвали «столицами песков».

Ученые определили время, когда эти поселения появились — около пятидесяти веков назад, примерно тогда же, когда возникли и древнейшие государства мира Шумера и Хараппы.

Что же под тысячелетними песками Каракумов скрывалось? Остатки городских цивилизаций или поселения племен, еще не перешагнувших порога первобытнообщинного строя?

На Намазга-депе начались первые раскопки. Лишь невзрачные жилища земледельцев и мастерские ремесленников появились на дне раскопов. Не было ни дворцов, ни храмов, ни крепостных стен — ничего, что свидетельствовало бы о высоком таком уровне развития, когда на месте поселения возникают города.

Находки, сделанные в песках Улуг-депе, принадлежали к более позднему времени, к первому тысячелетию до нашей эры, — так и не смогли ученые «пробиться» к тем векам, когда это городище возникло, увидеть Улуг-депе III тысячелетия…

Вначале третья «столица песков» — Алтын-депе тоже ничего нового не «показала».

Но неожиданно на северной окраине городища один раскоп уткнулся в остатки мощной стены, сложенной из сырцовых кирпичей. Исследователи определили, что стена построена именно в III тысячелетии до нашей эры — когда возникли «столицы песков». Размеры стены оказались настолько большими, что для того только, чтобы выявить внешние очертания сохранившейся ее части, понадобилось несколько лет интенсивных работ. Создавалось впечатление, что найдены остатки единой — городской системы укреплений возведенной вокруг Алтын-депе пять тысяч лет назад.

…Уже свыше четырех тысяч лет назад высились в слепящем мареве Каракумов величественные стены с зубчатыми парапетами и высокие башни — зиккураты, на вершинах которых горел священный огонь. Жрецы в богатых одеждах произносили над ним заклинания, и теснились где-то там, внизу, жалкие лачуги скотоводов, земледельцев, ремесленников…

Это уже было начало новой, до сих пор скрытой в песках главы истории: появились первые факты, позволяющие предположить, что племена, жившие на Алтын-депе, в III-II тысячелетии до нашей эры начали развиваться уже по законам классового общества…

И появилось предположение, которое недавно еще отнести можно было к области чистой фантастики…

Еще в предыдущие годы археологи довольно часто встречали при раскопках в Каракумах глиняные женские статуэтки. Нередко на них находили изображения деревьев или колосьев, процарапанные по сырой глине. В этих статуэтках не было ничего необычного — подобные скульптуры уже давно известны археологам, ведущим раскопки на древних земледельческих поселениях мира.

Но вот в 1966 году на Алтын-депе была найдена глиняная женская фигурка, на которой были процарапаны восьми лучевые звезды. Такой знак обозначал понятия «божество», «небо» в шумерской письменности! Одной из древнейших письменностей на Земле!

Началась повальная «охота» за этими статуэтками. Подбирались любые обломки, в которых угадывались остатки скульптуры… Через руки археологов заново прошли все статуэтки, когда-либо найденные в Южной Туркмении. И на некоторых были обнаружены треугольнички, кресты, знаки, похожие на букву «К», уже знакомые восьми лучевые звезды — более 20 различных знаков. И некоторые из них имело прямые аналогии с шумерскими письменами…

Правда, все обнаруженные статуэтки были созданы во II тысячелетии до нашей эры, но в мае 1967 года археологи подняли на Улуг-депе обломок статуэтки с процарапанными иероглифами из слоев III тысячелетия…

Знаки эти были процарапаны в то же время, когда создавалась и шумерская письменность.

Так в один узел связались находки последних лет — богатое погребение жрицы, позволяющее предположить наличие социального расслоения общества в Алтын-депе уже четыре-пять тысяч лет назад; остатки храма, свидетельствующие о том, что это расслоение не только произошло, но и что жрецы уже заняли обособленное — если так можно выразиться, «храмовое» — положение в этом обществе и следы письменности, обычно сопутствующей развитому храмовому хозяйству… Такое немыслимо в условиях первобытно-общинного строя. Такое трудно предположить и в обществе, уже подошедшем к порогу классового расслоения. Такое наиболее вероятно тогда, когда это расслоение уже произошло, когда в обществе уже выделилась царская и жреческая знать.

Когда поселения становятся городами. И кто знает, не стоит ли археология на пороге крупнейшего научного события — открытия одной из древнейших городских цивилизаций мира, уже имевшей свою письменность?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *