Доисторические поселения        12 февраля 2013        90         0

Анатолия

Поселение Чайеню

Из примерно дюжины относящихся к эпохе неолита археологических объектов на территории современной Турции один, Чайеню, привлекает к себе особое внимание, поскольку может быть сочтен аналогичным до-керамическому неолиту Иерихона. Он находится неподалеку от г. Диярбакыра. Материальная культура поселения характеризуется теперь так: она принадлежит развивающемуся обществу в «до-керамической» стадии и обладает уже достаточными навыками в земледелии и использовании домашних животных. Но есть в этой культуре две необычные черты. Одна относится к архитектуре: во втором из четырех выделяемых здесь культурных периодов отмечены каменные основания стен, так называемые «шпалы», которые образуют правильную «решетку», но «квадраты» столь малы, что обозначаемые ими помещения вряд ли использовались иначе, чем склады. В третьем же периоде обнаружен необычайно плотный пол, украшенный наподобие вымосток типа терраццо мозаикой из каменных осколков. Вторым не менее впечатляющим нововведением является способ холодной ковки при изготовлении отдельных орудий из самородной меди. Пока это считается самым древним свидетельством использования человеком металла.

Поселение Чайеню существовало в течение тысячелетия (7500-6500 гг. до н. э.) и непосредственно предшествует ныне широко известному поселению Чатал-Хююк, раскопанному на равнине Конья; засвидетельствовано еще 800 или 900 лет впечатляющего прогресса.

Чатал-Хююк

Анатолия

Здесь вряд ли будет уместно подробное описание различных аспектов культуры Чатал-Хююка, материалы которой, так широко публиковались и популяризировались в последние годы. Поселок, занимавший площадь более 15 акров, состоял из кирпичных домиков, тесно лепившихся друг к другу, словно ячейки сот; проникнуть в такое жилище можно было, только спустившись по лестнице с общей для всех крыши. Исключительный интерес представляют здания, связанные, вероятно, с религиозным культом: их стены декорированы красочными фресками, напоминающими пещерную живопись предшествующей эпохи, а также черепами и рогами животных. Засвидетельствовано не только использование глиняной посуды, но и ее деревянные и плетеные прототипы, сохранившиеся столь же хорошо, как и найденные с ними фрагменты тканей. Фигурки людей и животных вырезались из камня или лепились из глины; оружие и орудия изготовлялись из тщательно выделанных кремневых или обсидиановых заготовок. Охота еще сохраняла свое значение, но экономика основывалась уже главным образом на земледелии, причем диапазон возделываемых культур был на удивление широк; и есть даже основания полагать, что применялось искусственное орошение.

Трудно поверить, что такой взлет культуры мог быть изолированным феноменом, не имевшим в то время подобных сходств в других районах Ближнего Востока. Тем не менее, ежели исходить от известных в то время фактов, похоже, так оно и было. Мы почти не располагаем свидетельствами о содействии местных достижений ускорению темпов развития других неолитических обществ. Создается впечатление, что в последующий, поздненеолитический период многие из этих достижений были забыты, в результате чего опять наблюдались признаки застоя. В Турции этот период хорошо представлен нижними слоями таких археологических памятников, как Хаджилар, Сакчагёзю, Мерсин и Тарс, где обнаружены каменные дома вместе с характерной черной и коричневой лощеной керамикой и изящными изделиями из обсидиана. Но эта культура — лишь прелюдия к значительно более развитой культуре следующего периода — халколита, о котором нам еще придется весьма подробно говорить, когда мы вернемся к Месопотамии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *