Архитектура        27 февраля 2013        148         0

Архитектура Месопотамии

Дохалафский период

В древнейших поселениях Северного Ирака стены домов обычно складывались из глиняных блоков и затем обмазывались глиной. В более редких случаях (например, в Умм-Дабагийе) фасады н полы предпочитали обмазывать гипсом. Кирпич-сырец, формовавшийся в деревянных опалубках, появляется только к концу периода Хассуны. Каменные фундаменты встречаются только в Джармо, где источником материала могли служить русла горных рек. В Джармо были также «глиняные полы на тростниковой основе». Многокомнатные жилые дома с самого начала имели, по-видимому, прямолинейную планировку. В Умм-Дабагийе каждый дом имел главную комнату, часто площадью не более 2×1,5 м и другие, меньшие, вход в которые был через арки высотой не более 1м. Новой чертой архитектуры этого поселения являются очаги с дымоходом в форме колпака; они соединялись через основание стен с внешними печами для выпечки хлеба. В Джармо был найден единственный образец подобного устройства. Выдолбленные в стенах ступени или специальные углубления, по-видимому, давали возможность проникать в помещения через отверстие в крыше. Дома Ярым-тепе имели больше комнат, и площадь их была значительнее; площадь одного такого дома достигала 84 кв. м. Дома располагались либо группами (Умм-Дабагийя), либо вдоль узких улочек (Ярым-тепе), либо в некотором удалении друг от друга — к фасаду каждого прилегал тогда открытый двор (Хассуна). Кроме обычных куполообразных хлебных печей во многих домах были также большие круглые закрома, частично врытые в землю и обмазанные известью или покрытые битумом.

В поселении Умм-Дабагийе жилые помещения занимали подчиненное положение по отношению к двум большим клеточным блокам складских камер, о гипотетической связи которых с торговлей кожами мы уже говорили. Их стены из «густо замешенной глины» достигали полуметровой толщины. Отдельные ячейки (которых было раскопано более 70) имели в среднем площадь 1,50×1,75 м и не сообщались друг с другом.

Самаррский период

Архитектура этого периода представлена двумя памятниками на периферии южно-месопотамской аллювиальной равнины: Чога-Мами близ границы с Ираном и Телль ас-Савваном на Тигре (см. публикации Лбу-аль-Суфа в журнале «Шумер» с 1965 по 1968 г.). Первый из них представлял собой большое (350×150 м) земледельческое поселение, жители которого, очевидно, уже использовали примитивную систему искусственного орошения. В домах было до двенадцати комнат, стены возводились из «сигарообразных» сырцовых кирпичей и обмазывались глиной. Поселение Телль ас-Савван продемонстрировало более высокий уровень культуры: методы строительства значительно усовершенствовались — призматической формы кирпичи (по-арабски — «либн») со средними габаритами 80x30x8 см теперь изготовлялись в деревянных формах. Назначение больших Т-образных строений, возводимых по стандартному плану и насчитывавших до четырнадцати комнат, пока окончательно не выяснено. Поскольку комнаты соединялись дверными проемами, они, скорее всего, использовались под жилье: на это также указывают находки, сделанные в некоторых из них, но ранее эти дома были определены как зернохранилища, а в пользу культовой функции одного из них говорит наличие в нем комнаты со своего рода ритуальным сооружением: нишей, в которой находилась алебастровая статуэтка.

Халафский период

В халафских слоях Арпачии архитектурным новшеством являются круглые сооружения, которые археологи назвали толосами. В различных слоях самого холма и на прилегающих участках исследованной площади обнаружено десять, толосов, но только два, возможно, возведены в одно время. Древнейшие из них представляют собой отдельно стоящие круглые сооружения, имеющие диаметр около 4 м; впоследствии диаметр возрастает до 6 м, а толщина стен — до 1,65 м. Вход в них теперь осуществлялся через прямоугольный «дромос», как и в «улье-подобных» гробницах Микен, а в одном случае даже имелось поперечное преддверие. Как правило, от этих сооружений сохранились только каменные фундаменты, но на одном уцелели остатки глинобитной надстройки, имевшей, возможно, форму низкого купола. Поскольку в непосредственной близости от них было найдено много погребений и культовых статуэток, археологи были готовы приписать им религиозное значение. Но в свете последующих открытий, когда в Сирии и Иране обнаружили поселения с жилыми домами в основном круглой формы, эта интерпретация выглядит уже не столь убедительной. В пределах собственно Ирака аналогия толосам Арпачии, относящаяся к тому же времени, отмечена в Тепе-Гавре (слой XX), а на Ярым-тепе найдены и более ранние образцы.

Убейдский период

Древнейшее в Северном Ираке здание, которое с уверенностью можно считать храмом, появляется в XIX (при счете сверху вниз) слое Тепе-Гавры и совпадает по времени с началом убейдского периода на этом памятнике. Это прямоугольное в плане сооружение с непрочными стенами из кирпича-сырца было перестроено в более внушительных масштабах в слое XVIII, где оно содержит уже не менее двадцати комнат, расположенных вокруг центрального святилища (?). В этом помещении посередине располагался подиум, но ничего похожего на алтарь не было. Круглые в плане строения появляются вновь в слое XVII, но они абсолютно лишены каких-либо признаков, связывающих их с культовой практикой: храмов мы вообще не находим вплоть до слоя XIII, когда, как уже говорилось, вершина холма была расчищена, чтобы освободить место для трех зданий уже явно религиозного назначения, весьма своеобразных по своей планировке и оформлению стен. Они располагались вокруг открытого двора шириной около 20 м, с трех сторон замыкая его своими фасадами, которые были украшены сложной системой декоративных ниш и расписаны разными красками. Для так называемого Северного храма удалось восстановить общий план: прямоугольное святилище шло по длине всего здания, упираясь обоими концами в боковые камеры, отделенные глубоко врезанными нишами, назначение которых пока не ясно. У нас нет данных, позволяющих связать это здание с определенным религиозным культом. Стены из кирпича-сырца поразительно тонки, но через определенные промежутки укреплены столбообразными контрфорсами, которые, очевидно, поддерживали балки потолочного перекрытия. С этой системой строительства мы уже сталкивались на юге, в храмах XI-IX Эреду, хотя представляемый ими «подпериод» культурного развития, видимо, несколько предшествовал времени постройки «акрополя» Гавры. Похоже, что Гаврой XIII представлен на севере самый расцвет убейдского периода. В слое ХII обнаружены следы большого пожара, уничтожившего все поселение.

Период Гавры

Четыре последующих уровня обитания в Гавре (слои XI-VIII) являются главным источником нашей информации о культурном развитии Северного Ирака за тот период, который на юге был назван урукским. Перемены в культуре, последовавшие за окончанием убейдского периода, здесь могут быть четко прослежены не только по остаткам архитектурных сооружений, но также по особенностям керамики и по увеличению числа металлических изделий. Как ни странно, но самым примечательным зданием в слое XI оказалась круглая постройка, известная археологам как Круглый дом. Его внешняя стена метровой толщины имела диаметр более 18 м, во внутренней же планировке можно выделить не менее семнадцати комнат. Расположение их не несет никакой ритуальной функции, и нет оснований приписывать этому зданию культовые функции. В этой связи напомним о том, что «круглые дома, встречающиеся в некоторых древнейших поселениях Леванта, начиная с натуфийского периода, представляют собой наряду с прямоугольными зданиями одну из двух простейших форм долговременных сооружений, которые, возможно, происходят от двух различных традиций устройства временных жилищ, сложившихся еще у мобильных человеческих сообществ». Поэтому нам кажется, если Круглый дом в слое XI и нес какие-либо функции то, скорее всего, светские. Кроме того, на этом же уровне, но в другом месте мы встречаем первый образец настоящего храма с той характерной планировкой, которая и в дальнейшем будет присуща здешним храмам до самого конца урукского периода. Эти своеобразные здания, относящиеся к типу, до сих пор не засвидетельствованному нигде, кроме Гавры, вызвали у специалистов большой интерес. Такой храм имел прямоугольное святилище со входом через открытый портик, по обеим сторонам которого выдвигались вперед торцы боковых камер. В одном из храмов уровня VIII на одном конце внутреннего помещения отдельно стоял алтарь, или стол для жертвоприношений; у другого храма все наружные стены были украшены вертикальными панелями со сдвоенными нишами. Примечательно, что в одном и том же слое иногда оказывалось несколько таких зданий, а вокруг них, насколько мы можем судить, сосредоточивались погребения.

Телль-Брак

Еще одно храмовое здание урукского периода в северной части Месопотамии было найдено в 1938 г. М. Мэллоуном в Телль-Браке на р. Хабур (ныне территория Сирии). Это значительное по размерам строение (30X25 м), совершенно не сходное с описанными зданиями Гавры, в то же время имело ряд общих черт с урукскими храмами юга. Центральное святилище тянулось по всей длине здания, и на одном из концов от него отходили небольшие трансепты, подобные тем, которые мы отмечали ранее в слое IV самого Урука. Ряд боковых камер на одной стороне уравновешивался более сложным расположением камер на другой, и все в целом было заключено между массивными, стоящими на каменном основании кирпичными стенами. Внешняя отделка из раскрашенных глиняных конусов и инкрустированных каменных розеток позволяет провести еще одну параллель с храмами юга. Но самым удивительным был сложный декор в самом святилище. Его побеленные стены украшены были «цветными каменными розетками, полосами инкрустации из красного известняка и медными панелями». На одном конце стоял алтарь, сверху и снизу окаймленный бордюрами из листового золота, между которыми шли ленты из цветного камня; все это крепилось серебряными гвоздями с золотыми шляпками. Храм был возведен на развалинах двух подобных зданий. Археологи назвали его Храмом Ока в связи с мотивом «ока», или «глаза», постоянно проявляющегося здесь и в орнаменте, и в форме бесчисленных вотивных алебастровых фигурок, которые оказались погребенными под полом вперемешку со множеством бус, амулетов и печатей. Поскольку все это сохранилось, очевидно, еще от времен более ранних храмов, отнесли сам Храм Ока к одной из поздних фаз периода Урук — Джемдет-Наср. Археологи так и не смогли установить значение символа «ока».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *