Передвижение и транспорт        31 октября 2016        139         0

Баллономания 1783 г.

vozdushnye-shary

Успешные полеты людей на первых воздушных шарах вызвали в Париже приступ своего рода «воздушной лихорадки», или, точнее, баллономании. Признаками этой болезни было заразительное увлечение зажиточных слоев населения всем, что имело отношение к баллонам и их подъемам.

«Изобретение воздушных шаров, — писал парижский корреспондент из «С.-Петербургских ведомостей» того времени, — произвело у нас великое количество новых заводчиков, которые готовы оные делать аж целыми тысячами. Сии машины господа заказывают в основном г. Монгольфьеру, а дамы — Шарлю, последний умел приобресть их расположение подрожать искусством первому»…

Спрос на баллоны был велик, и корреспонденты пишут из Парижа: «Новоизобретенные машины продаются здесь… по 6 ливров (несколько больше 2 руб. зол.) и раскупаются скорее, нежели успевают их делать. Их начинают уже составлять и наши дамы из тафтяных роброндов (шелковых платьев)… Да и продавцы модных товаров пользуются сим случаем и делают головные уборы «а ла Монгольфьер» и «о баллон».

Вошло в обычай пускать баллоны для развлечения в дни особых празднеств и торжеств. Чем больше и краше шар, тем больше и потеха. Пускали шары не только днем, но и ночью, подвешивая к ним фонарики или даже ракеты — целый фейерверк в воздухе.

Пока изобретение било новинкой, баллоны экспортировались из Парижа и в другие города. На недалекие расстояния они пересылались даже в наполненном виде. Курьезный случай произошел с одной такой посылкой, направленной в Брюссель (Бельгия). На границе таможенные служащие, желая проверить содержимое ящика, вскрыли его без соблюдения должной предосторожности, и находившиеся внутри ящика шары улетели, оставив своих освободителей с раскрытыми ртами.

Потом в различных городах Европы стали самостоятельно проделывать опыты с воздушными шарами под руководством ученых или «аптекарей».

Так, в Женеве удачные испытания делал физик Соссюр, в Берлине — аптекарь Клапрот и химик Ашар, в Гааге — Диллер и др. И в С.-Петербурге тоже был удачно «спущен» 24 ноября 1783 г., в связи с именинами царицы Екатерины II, маленький воздушный шар, диаметром в полметра.

25 ноября 1783 г. выпущены были два первых воздушных шара в Англии — один в Лондоне при публичной демонстрации, а другой для королевского двора в Виндзорском дворце. Первый баллон, диаметром около 2 м, богато разукрашенный, опустился в 80 км от Лондона. По началу он встретил такой же прием, как и первый парижский аэростат Шарля в Гонессе. Крестьяне приняли его за чудовище и тоже собирались было предать растерзанию. Но конечная судьба его вышла другой. Нашелся сметливый человек, решивший, что из такого чудовища можно извлечь немалую пользу; он затащил диковину к себе во двор и стал ее показывать за плату всем желающим.

Первое время англичане относились к французским аэростатам очень скептически. Они послали во Францию сведущих людей проверить, действительно ли французы стали летать. И только после утвердительного отзыва их отношение к аэростатам сделалось более снисходительным.

Курьезный случай произошел в середине января 1784 г. в окрестностях Лондона.

Один поселянин был необычайно изумлен, увидев, что в его сад спускается по воздуху какое-то невиданное чудовище. Изумление хозяина увеличилось, когда, подойдя к «чудовищу», он обнаружил живую кошку, привязанную к двум большим пузырям. Только из приложенной записки поселянин понял, что «бедная кошка» пропутешествовала с десяток километров над землей благодаря «горючему воздуху в пузырях.

Не всегда опыты кончались успешно. Часто случались «недоразумения», особенно когда дело организовывалось по подписке.

Так, в гор. Бордо (Франция) подписчикам не поправился приготовленный для них по заказу воздушный шар. Денег подписчикам, конечно, не возвратили, и обозленные граждане, — по выражению русской газеты, — «переломали у мастера все мебели».

В другом случае от незадачи пострадали только одни подписчики. Корреспондент лаконически писал: «В Седане некоторый физик, собрав на изготовление воздушного шара около 100 луидоров (750 руб. зол.), отправился с оными не в воздушное, но ему единому известное путешествие».

Забавляясь опытами с воздушными шарами, люди спорили и гадали о том, что же можно ожидать от аэростатов в дальнейшем. Говорили о возможности пользоваться шарами для отправления курьеров, срочных писем или вообще почты, особенно весной и осенью, когда вскрытие и замерзание рек сильно затрудняют сообщение. Писали, что «опыты препроводят ученых к лучшему познанию электрической силы или производящей молнию материи во внешнем воздухе», что «можно будет разделять облака, которые нашим землям нередко вред причиняют». От последнего достижения ждали пользы для сельского хозяйства, подобно тому, как изобретенные перед тем «громовые отводы» уже доказали свою пользу в городах.

Физик Жиро де Вилльет, совершивший 19 октября привязной подъем на монгольфьере вместе с Пилатром де Розье, впервые высказал мысль, что воздушные шары можно применять на войне для наблюдения за действиями и расположением противника; связь между воздушным шаром и землей он предлагал осуществлять с помощью сигналов.

Много шло разговоров о таком усовершенствовании воздушного шара, которое сделало бы его послушным орудием в руках человека. При этом чаще всего использовать предлагали весла и паруса, по аналогии с водными судами. Автор одного проекта такого рода, о котором много писали в Париже, скромно говорил о себе,что он «за труды свои не желает никакого награждения, но ласкается только той честью, чтобы быть первым воздушным кораблеходцем».

Время от времени появлялись слухи, что задача управления воздушными шарами уже решена, что можно летать «два или более дней, даже и несколько недель, не опускаясь на землю, разве только для вкушения пищи».

Вопросом в области управления аэростатами обстоятельно занимались и очень серьезные люди. Наиболее ценный материал был представлен в Парижскую академию наук в восьми записках военным инженером Мёнье (первая записка была зачитана 13 ноября 1783 г.). Но практическое использование его проекта было в то время неосуществимо; сам автор не мог дать никаких указаний относительно двигателей, которые могли бы вращать винты, предусмотренные в его проекте.

Парижская академия наук установила срок 1 сентября 1784 г. — «к присылке решительных сочинений … за изобретение средства управлять воздушными машинами…».

А Академия наук в. гор. Лионе (Франция) назначила премию в 1200 ливров за «простейший и надежнейший способ для управления воздушною машиною горизонтально по произволению путешествователей» (так писали об этом в России).

Для ознакомления с устройством воздушных шаров и успешными полетами в разных странах в 1783 году было издано несколько книг. Наиболее полное описание было сделано во Франции инициатором общественной подписки для первых опытов Фожа де Сен-Фон. В Англии выпустил книгу химик Кавалло, в Германии — молодой ученый Крамп. И даже в России в том же 1783 году был опубликован перевод с французского: «Рассуждение о шарах, наполненных горючим веществом и летающих по воздухе, или воздухоносных».

Таким образом «баллономания», начавшаяся с детских шариков и с дамских мод, с распространения многочисленных гравюр, стишков и альманахов «а ла Монгольфьер», привела к появлению и первой технической литературы по этим вопросам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *