Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        21 января 2019        15         Комментарии к записи Боги — как люди отключены

Боги — как люди

Боги — как люди

В глубокой древности эллины почитали божествами быка, корову, коня, орла, сову, но, когда их боги и богини приобрели человекообразный вид, культ зверей и птиц сохранился только в атрибутах олимпийцев. Эллинская аристократия устанавливала свою мнимую родословную от олимпийских божеств, называла царей богоравными, божьими сыновьями или потомками богов. В IV веке до нашей эры, когда полководец Александр Македонский создал древнегреческую монархию и завоевал многие страны, жрецы стали говорить, что его отцом был не царь Македонии Филипп, а бог Зевс.

Эллины представляли богов такими же, как и они, но только более прекрасными, мудрыми и могучими. Боги сильнее людей, их взор проницательнее, голос громче, они могут делаться невидимыми, свободно переноситься по воздуху. Боги отличаются от людей вечной молодостью, совершенной красотой и бессмертием. Они могут быть ранены в битве с людьми, но раны их никогда не бывают смертельными.

Царь богов и людей Зевс (у римлян — Юпитер) имел двух братьев — бога морей Посейдона (Нептуна) и владыку подземного царства Аида-Гадеса (Плутона). Посейдон посылает бури и успокаивает волны. Если люди прогневают Посейдона, то он в ярости размахивает своим трезубцем. Волнуется море, вздымаются волны и с шумом бьются о берег, покрывая прибрежные скалы кипящей пеной. Скалы дрожат и стонут под ударами волн, корабли, переламываясь, гибнут в пучине. Но стоит могучему Посейдону проехать по морю на своей колеснице, запряженной конями морскими, оно успокаивается.

Сын тучегонителя Зевса, златокудрый бог солнечного света Аполлон, рано утром выезжал на небо в сверкающей колеснице, запряженной огненными конями, и к ночи скрывался за горизонт. Сияние его колесницы дарует тепло, согревает мать-землю, румянит плоды, золотит колосья на ниве. Как только заснет Аполлон, его сестра, богиня Луны охотница Артемида (Диана), выплывает на небо, озаряя сиянием землю. Ее брат Гермес (Меркурий), бог торговли, как только родился, сразу же захотел что-нибудь украсть. Чтобы мать не заметила, он тихонько выбрался из пеленок, выпрыгнул из колыбели и ушел из грота. Вскоре он нашел стадо Аполлона и похитил пятнадцать лучших коров из него. Привязал к ногам их он тростник с ветками, чтобы замести следы, а потом спрятал коров в пещере, введя их в нее хвостами вперед, чтобы коровьи следы вели не в пещеру, а из нее. Затем вернулся в грот и лег в колыбель, завернувшись в пеленки.

Древние греки верили, что их боги и богини жили в светлых дворцах на снежных вершинах Олимпа, наслаждались там небесной пищей — амброзией, запивая ее из золотых кубков нектаром. Олимпийцы были очень надменны, коварны и несправедливы, как аристократы. Они часто ссорились и воевали между собой.

Боги — как люди

Боги на Олимпе. Рисунок на древнегреческой вазе.

В образе «могучего царя богов и людей» — громовержца Зевса с ниспадающей на плечи львиной гривой волос, отразились представления аристократии о жестоком тиране. Он убил своего отца Крона, чтобы стать владыкой мира. В минуту гнева Зевс, сбросил с вершины горы Олимпа своего сына — бога кузнеца Гефеста. После падения тот стал хромым на обе ноги. Хромоту его объясняют тем, что кузнечным делом обычно занимались хромые, так как они не могли быть земледельцами или пастухами.

В бронзовом веке бог огня Гефест превратился в бога кузнечного ремесла, в придворного ковача, обслуживающего олимпийского царя и его знать. Гефеста изображали в коротком рабочем платье и в кожаном колпаке, какой носили ремесленники, с молотом и кузнечными клещами в пуках. Кратеры огнедышащих гор в Сицилии, из которых на поверхность земли выливается лава, считались входами в мастерскую Гефеста.

Неуверенность гончаров в успехе своего производства приводила к тому, что они ждали помощи от Афины, якобы научившей их изготовлять кувшины из божественной глины. Гончары обращались к Афине: «Услышь молитвы, Афина! охраняя десницею печь, способствуй, чтобы на славу получились горшки, и миски, и бутылки».

Мастера называли Афину Эрганой (Работницей), верили, что она разгоняет злых духов, прячущихся в глине и забирающихся в печь: Разбиваку, Трескуна, Горшколома. Плотники и каменщики говорили, что Афина дала им наугольник. Эта «Работница» была совсем не похожа на аристократку Афину, грозную воительницу, покровительницу Афинского государства.

Гончары и кузнецы были свободными ремесленниками, но они считались рабами Афины и Гефеста. Вера в божественных покровителей ремесел поддерживала беспомощность ремесленников, их подчиненность заказчикам. «Ремесленники посвящены Гефесту и Афине… — писал философ Платон. — Пускай посовестятся они богов, прародителей своих. Коли кто из ремесленников в указанный срок не выполнит злостно заказа, то его постигнет божий суд».

У эллинов была пословица, проникнутая сомнением в помощи Афины: «Молись Афине, да и рукой двигай». Это изречение аналогично русской пословице: «Бога взывай, а руки прилагай», украинской: «Говори: «господи подай», а сам рукой хватай», белорусской: «Богу молись, а к берегу гребись», татарской: «Сперва привяжи верблюда хорошенько, а потом поручай его богу».

Платон жаловался, что среди афинской молодежи распространялось неверие в богов и богинь. Один юноша был привлечен к суду за богохульство. Он сказал, что Афина не богиня. Суд оправдал его, так как юноша нашел лазейку. «Афина не богиня, — объяснил он судьям, — а божество».

Боги — как люди

Древнегреческая гимназия. Рисунок на древнегреческой вазе.

Попробуем представить себе, как древнегреческий учитель мог наказывать ученика за вольнодумство.

…Однажды вечером в двери учителя гимназии постучалась женщина. Гимназиями назывались учебные заведения потому, что имели помещения для занятий гимнастикой. Мальчиков с пяти лет приводили учиться педагоги-рабы, обученные уходу за детьми. В гимназии обучали чтению, письму, счету, музыке, занимались спортом. Учитель, развернув свиток, медленно читал один гомеровский стих за другим, а ученики повторяли за ним каждый по нескольку раз.

Женщина, пришедшая к учителю, вела за руку мальчика.

«Да пошлют тебе музы, Ламприск, все свои дары, — сказала она. — А этого кощуника посади на плечи рабу да отдери посильней. Когда я велела помолиться Афине, он отказался. Сидит на крыше, растянув ноги, или играет в «чет и нечет», подбрасывает монету вверх».

«Эй, Поккал, Филд! — крикнул учитель своих рабов. — Ну-ка поднимите его, скорее на плечи. Получишь сейчас, Каттал! Где у меня ремень из коровьего хвоста?»

После нескольких ударов мальчик сквозь слезы спросил: «Сколько же, Ламприск, хочешь ты мне влепить?» — «Не меня спрашивай, а ее». — «Мамочка, сколько же мне дадите?»

Благочестивая женщина озлобленно произнесла: «Дадут тебе столько, сколько может вынести твоя шкура. Дери его, пока не зайдет солнце».
Учитель еще несколько раз ударил Каттала и прекратил порку.