Техника живописи и скульптурные приемы        05 августа 2012        54         0

Большие композиции

Египет

Большие композиции занимали иногда всю площадь стены, меньшие размещались поясами. В основе композиционного построения сцен лежала симметрия, которая соблюдалась и при расположении сцен в помещении.

Лучшим, наиболее сохранившимся и характерным во всех отношениях образцом цветного рельефа, является сцена охоты в пустыне из верхнего пирамидного храма фараона Сахура.

Большие композиции

Охота Сахура. Рельеф из заупокойного храма Сахура.

 

Она занимает площадь длиной в 8 м и высотою в 3 м и разделена на две части. Справа изображен загон, в котором находятся расположенные поясами звери — дикие быки, газели, антилопы, зайцы. Почва показана неровной линией песчаных холмов, окрашенных в красноватый цвет с зелеными и желтыми пятнами; небольшие кустики скудной растительности дополняют попытку передать пейзаж. Зелени так мало, что она не нарушает впечатления выжженной солнцем пустыни, которое создается общим колоритом сцены. Желтые гиены и зайцы, коричневые с желтыми пятнами быки, темно-желтые газели, белые антилопы — все они кажутся залитыми ярким светом палящего солнца. Кирпично-красноватые тела охотников, окруживших загон, прекрасно гармонируют с общей цветовой гаммой рельефа.

Слева от загона изображен фараон, стреляющий из лука в зверей; за ним идут рядами его приближенные и сын, показанные в четыре раза меньше царя.

Фигуры людей построены по канону, сложение которого мы отмечали уже на плите Нармера. Передачи движения еще нет: звери в загоне кажутся застывшими на месте. Тем не менее, рассмотренная сцена очень интересна и по всей композиции, и по разнообразию трактовки зверей. Все они показаны очень точно, с большой наблюдательностью переданы особенности каждого животного. Очень хороша гиена, пытающаяся освободиться от пронзившей ее стрелы, прячущиеся в норках еж и тушканчик, лежащая газель.

Мы, разумеется, не знаем, впервые ли все это было создано теми мастерами, которые работали в храме Сахура. Возможно, что отдельные фигуры или группы зверей были скопированы с более ранних произведений, как это, несомненно было сделано с группой собаки, загрызающей опрокинутую антилопу, — такую группу мы видели на диске везира I династии Хемака. Но даже если бы и другие звери были лишь повторением прежних образцов, острый глаз художников Древнего царства и их умение воплотить увиденное в своих творениях не подлежат сомнению.

Подтверждением этому служат и нильские пейзажи и стада животных. Особенно интересны картины природы в сценах приношения даров в солнечных храмах. Изображения должны были показать, как все естественное богатство Египта, все его изобилие приносится в дар царю. Композиция рельефов всего помещения была задумана как нечто целое, и создавший ее человек сумел найти удачное решение поставленной задачи. Его замысел был хорошо продуман и показывает способность автора к определенному обобщению и в то же время к интересному решению отдельных сцен. Нижний пояс рельефов был занят процессиями божеств, покровителей номов расположенных в правильной географической последовательности, причем во главе каждого шествия выступал бог Нил (северный и южный); фигуры этих богов были окрашены в синий цвет с черными зигзагами струй. В верхнем поясе располагались крупные фигуры олицетворений трех времен года египетского календаря, за каждой из которых развертывались картины богатств и изобилия страны в соответствующий период года,- густые всходы хлебов, пальмы с тяжелыми гроздьями фиников, тростники нильских зарослей с массой птиц и рыб, холмы степей с дикими животными. Плодоносит природа, плодятся звери, трудятся и собирают урожай люди — мотыжат землю, откармливают птиц, снимают плоды с деревьев, наполняют медом сосуды, ловят рыбу и водяную птицу. Это были интереснейшие композиции, отразившие идею единства государства, знания египетских астрономов, наблюдательность и мастерство художников.

С живыми изображениями природы на рельефах словно перекликаются яркие образы современных им песнопений, навеянные растительным и животным миром нильской долины. Они постоянно встречаются уже в древнейших ритуальных записях — «Текстах пирамид», впервые появляющихся как раз на стенах пирамид фараонов V и VI династий. Острота оружия сравнивается здесь с лучами солнца, образом для определения наибольшей чистоты певец избирает «уста молочного теленка в день его рождения», богам грозят выдернуть локоны, «как лотосы из болота» Гимны воспевают радость, которую приносит животворящий разлив Нила, когда «болота смеются, поля наводнены… лица людей светлы…» Дух умершего царя мчится на небо с распростертыми крыльями, как «хищная птица, когда ее видят вечером облетающей небо», «он взвился в небо, как коршун, он поцеловал небо, как сокол, он прыгнул на небо, как саранча».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *