Врачевание и погребение        02 ноября 2012        179         0

Царские гробницы первых фараонов

Царские гробницы первых фараонов были открыты в Абидосе, древнем Тинисе — столице Верхнего Египта эпохи I и II династий. Правда, эти гробницы еще в период Древнего царства были ограблены, но, тем не менее, они могут быть классифицированы в историческом порядке и вместе с уцелевшим в них инвентарем служить наглядной иллюстрацией стремительного развития древнейшей Цивилизации в долине Нила. Надписи на стелах, колпаках, запечатывавших кувшины, и деревянных ярлыках позволяют нам связывать гробницы 1) Нармера (В,10), 2) Аха (В,19), 3) Джера (0), 4) Джета, 5) Удиму, 6) Анеджиба, 7) Семерхета и 8) Кайи с именами, перечисленными в позднейших списках фараонов первой династии. Могильник включает также гробницы царей II династии и гробницы Мернейт, одной из цариц I династии, и царя нолевой династии — Ка.

часть царского могильника в Абидосе

Царские гробницы могут рассматриваться как дальнейшее естественное развитие серии герцейских могил, но они отличаются от могил рядовых членов клана, прежде всего размерами и архитектурой. Гробница Нармера (В,10) уже представляет собою большую шахту, выложенную кирпичом, глубиною 3,15 м и площадью 7,8 м X 4,8 м; на дне ямы, вероятно, помещалась деревянная камера — настоящее погребальное жилище. На протяжении семи последующих царств наблюдается дальнейшее расширение и углубление могильной ямы; в эпоху начиная со времени правления царя Джера до правления царя Удиму камера разделялась внутренней перегородкой на погребальное помещение и кладовые, а позднее появляется уже необходимость в сооружении лестничного хода для доступа в погребальное жилище.

Не в меньшей степени царские погребения отличаются и характером приношений. Конечно, могильный инвентарь царских гробниц был несравненно богаче инвентаря рядовых могил. Но, кроме этого, погребение царя сопровождалось также человеческими жертвоприношениями: наложницы, чиновники, слуги и ремесленники должны были сопровождать своего царственного господина. Известно, что с Нармером было погребено только 33 человека. Но в дополнительных могилах, расположенных вокруг гробницы Джера, насчитывается 275 жен из гарема и еще 43 человека из царской прислуги; кроме того, на расстоянии 1,5 км от гробницы, вокруг квадрата, отмечавшего, должно быть, место памятника тому же фараону, было погребено еще 269 человек из приближенных или придворных царя.

В Абидосском могильнике не сохранилось никаких наземных сооружений, отмечающих расположение гробниц. Но Аха, Джер, царица Мернейт и, вероятно, также остальные тинисские фараоны имели все по второй гробнице в Саккара, некрополе Мемфиса — северной столицы, основанной Менесом на границе между Верхним и Нижним Египтом. Каждая из этих гробниц, так же как гробницы высокопоставленных государственных чиновников и некоторых провинциальных властителей или князей, имела монументальное наземное сооружение — мастабу. На краю пустынного утеса, к западу от Мемфиса, выстроился ряд величественных мастаб, которые, если смотреть на них из долины, должно быть, также вырисовывались на фоне неба, как длинные курганы на крутых склонах английских холмов.

Мастаба представляет собою огромное прямоугольное сооружение из сырцового кирпича и, возможно, является воспроизведением из более долговечного материала деревянного дворца.

мастаба Гор-Аха

Снаружи она украшена равномерно чередующимися контрфорсами и нишами, которые, по-видимому, являются имитацией деревянных колонн с развешанными между ними циновками — дворцового фасада того времени. Однако подобное же, хотя и менее равномерное, чередование ниш и контрфорсов мы находим и в сложенных из сырцового кирпича стенах «крепостей», или священных оград, сооруженных в Абидосе в период II династии; предполагается также, что этот архитектурный прием применен в устройстве городских стен, изображенных на палетках из Гиераконполя. В сплошных кирпичных стенах мастабы не имеется никакого отверстия, но возможно, что одна из ниш считалась «ложной дверью», перед которой клались приношения. «Фасад дворца», очевидно, также предназначался не для того, чтобы поражать взор смертных: все сооружение было окружено в один или в два ряда толстой кирпичной стеной, причем внутренняя стена отделялась от фасада мастабы коридором шириною не более 75 м. Внутри мастаба делилась перекрещивающимися перегородками на ряд камер, набитых, если они доходили до нас в сохранности, различными приношениями: кувшинами с зерном, вином или маслом, каменными вазами, ларцами с металлическими орудиями и украшениями, мебелью и другими сокровищами.

Сама погребальная камера располагается под этими помещениями в вырытой в грунте могильной яме; в Саккара могильная яма претерпела те же изменения, что и в Абидосе. Уже в гробнице Аха выложенная сырцовым кирпичом шахта была разделена перекрещивающимися внутренними перегородками на пять отделений и перекрыта большими деревянными балками. Начиная со времени царствования Удиму в гробницах для внесения тела стали сооружать лестничный ход, расположенный в своего рода тоннеле под стеною мастабы; этот ход, однако, замуровывали, для чего достаточно было после похорон опустить на место поднятые вверх один или два камня. В дальнейшем, еще до конца династии, развитие могильных ям идет в сторону их углубления; при этом погребальная камера высекалась в мягком грунте в виде бокового подбоя.

Вполне вероятно, что тело облеченного божественной властью царя или князя несли к месту его последнего упокоения в погребальной ладье. Во всяком случае, такие ладьи, преданные ритуальному погребению, были обнаружены невдалеке от нескольких мастаб; погребальная яма для ладьи Аха была вырыта в 35 м к северу от его мастабы и имела 19,3 м в длину и 3,2 м в ширину в своей средней части.

В мастабах хоронили не только фараонов; этой привилегией пользовались высокие государственные чины и провинциальные правители или князья. В некоторых провинциальных могильниках систематизированные по типологическим сериям гробницы могут служить наглядной иллюстрацией постепенного развития от траншееобразных могил герцейского периода до гробниц с лестничным ходом эпохи Удиму и от выстроенных для приношений над небогатыми траншееобразными могилами небольших святилищ из сырцового кирпича до подражающих фасадам дворцов мастаб. Однако такая эволюция была, вероятнее всего, вызвана потребностями культа погребения царей, и провинциальные властители переняли нововведения лишь в более поздние времена; «ранние», с типологической точки зрения, гробницы, подобные изображенной на рисунке ниже, не намного опережают по времени мастабы, подражающие дворцовым фасадам.

не большая мастаба, Тархан

Однако в провинциальных могильниках можно иногда наблюдать усовершенствования, которые еще не прослеживаются в царских гробницах. В частности, в некрополе Эзбет эль-Вальда близ Гелуана, где проводили раскопки, обнаружена ранняя погребальная архитектура из камня. Одна шахтовая гробница вместо деревянных досок была облицована поставленными на ребро каменными плитами. В двух царских гробницах с лестничным ходом, отнесенных на основании найденных в них клейм ко времени царствования Удиму и Анеджиба, поставленные вертикально толстые плиты из известняка не только служат для облицовки кирпичных стен могильной ямы, но также заменяют кирпичные перегородки между кладовыми.

гробница с лестничным ходом

В результате мы имеем здесь нечто сходное с мегалитическими гробницами Западной и Северной Европы. Возможно также, что захоронения лодок, обнаруженные в этом же могильнике и в Саккара, могут способствовать установлению происхождения обычая погребения в ладьях, распространенного в бронзовом веке на Британских островах и в Скандинавии. Даже провинциальных властителей сопровождали в загробный мир несколько слуг, погребенных рядом с их мастабами, а также домашние животные: встречаются захоронения ослов, а в одном случае, в Гелуане, в царской гробнице с покойником была, по-видимому, погребена часть верблюжьей туши.

Добавить комментарий