Архитектура        06 октября 2013        63         0

Церковь Бориса и Глеба в Ростове

церковь Бориса и Глеба

В 1214 г. князь Константин Всеволодович «заложи церковь камену Ростове, на дворе своем, мученику святою Бориса и Глеба». Постройка церкви продолжалась 4 года — она была освящена 25 августа 1218 г. После того как схлынула волна монгольского нашествия, церковь Бориса и Глеба была отремонтирована и вновь освящена епископом Кириллом 2 мая 1253 г. Один из вариантов записи об этом событии сообщает, что это была «платяная», т. е. палатная, дворцовая церковь, придворный собор. Под 1287 г. мы встречаем известие о постройке этой церкви вновь «благословением Игнатиа, епископа Ростовского». По-видимому, постройка князя Константина оказалась недолговечной и, несмотря на ремонт 1253 г., была разобрана и сооружена вновь, просуществовав всего 67 лет. Таковы данные об этом исчезнувшем памятнике. Только указание, что это был дворцовый храм ростовского двора Константина, бросает некоторый свет на характер этой постройки: ее, вероятнее всего, представлять в виде четырех-столпного одноглавого храма, связанного, как Боголюбовский и Дмитриевский соборы, переходами с дворцовыми сооружениями.

Где находилась церковь Бориса и Глеба, — точными данными мы не располагали. Только местные предания указывали место княжеского двора и дворцовой церкви на берегу озера при устье впадавшей в него речки Пижермы, засыпанной в XVIII в., где при митрополите Арсенин Мацеевиче были построены кирпичная Борисоглебская церковь (1761) и церковь Дмитрия Ростовского (1702). Так, ростовский коллекционер и краевед П. В. Хлебников писал, что по рассказам старожилов, восходящим к XVIII в., на месте существующей церкви Бориса и Глеба якобы стояли «белокаменные палаты» ростовских князей и материал этих палат был использован при ее постройке.

Разведка, произведенная в 1955 г., подтвердила справедливость данного топографического приурочения. Заложенный у южного фасада Борисоглебской церкви 1761 г. шурф показал, что ее фундамент сложен заново из крупного булыжного камня, но под ним прослежен слой разрушения древнего здания, сложенного из тонкого кирпича на цемяночном растворе.

Церковь Бориса и Глеба в Ростове

Церковь Бориса и Глеба в Ростове. Шурф у южной стены.

Встречены также обломки майоликовых плиток пола. Здесь же в слое было обнаружено много обломков туфа и белого камня со следами известкового раствора без цемяночной примеси. Этот материал принадлежал, скорее всего, другому зданию, может быть, палатам княжеского двора.

То, что слой кирпичных руин принадлежит именно храму, доказывают прослеженные ниже их христианские погребения в гробах, сшитых гвоздями, т. е. наличие кладбища. Два погребения прорывают слой руин; они совершены позднее. Интересно, что два захоронения парные — покойники положены в могилу друг на друга. Видимо, это отражение какой-то трагической страницы в жизни города XIII в.

Обследование подвалов существующего здания Борисоглебской церкви показало, что для ее постройки котлован был выбран целиком до материка, причем строители не встретили каких-либо остатков древних зданий, но прошли слой древнего кладбища, встреченного и в шурфе у южной стены церкви (в засыпи подвала было множество костей нарушенных погребений). Церкви Дмитрия и Бориса и Глеба построены целиком из нового кирпича и не использовали старого материала. Видимо, постройки княжеского двора XIII в. лежат южнее, под существующей жилой застройкой на берегу озера, или же залиты его водой (уровень озера, в связи с его зарастанием, поднимается).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *