Архитектура        05 октября 2013        60         0

Церковь Спаса в Нижнем Новгороде

В1221 г. было положено основание второго, после Ярославля, крупного поволжского города — Нижнего Новгорода, форпоста Руси на востоке: «Гюрги великый князь сын Всеволожь град заложи на усть Окы и имя ему нарече Новьград». Следом за горододельцами — строителями княжеской крепости в новом городе появились владимирские зодчие, закладывающие здесь в 1225 г. каменный храм: «Заложи великыи князь Гюрги камену церковь на усть Окы Новегороде Спаса святаго». Об окончании постройки летописи не сообщают. Можно предполагать, как увидим ниже, что храм был закончен в 1227 г. Однако этому памятнику не было суждено дойти до наших дней, и его судьба вызывает много спорных вопросов.

В середине XIV в. нижегородские князья принимаются за укрепление и обстройку своей столицы. В 1350 г. князь Константин Васильевич закладывает здесь церковь Спаса, которую заканчивает в 1352 г. В ней князь ставит принесенную из Суздаля икону Спаса. Рогожская летопись уточняет судьбу храма 1225-1227 гг., сообщая, что «князь Константин Васильевич порушал церковь камену старую и ветшаную святаго Спаса, а новую заложил». Очевидно, храм 1225 г. сильно пострадал при захвате Нижнего Новгорода монголами, и ремонтировать его было нельзя. Поэтому князь «отстроил заново» здание 1225 г. Но и храм 1350-1352 гг. пострадал во время захвата Нижнего татарами в 1378 г., когда был ограблен и сожжен. Уже в XV в. он был ветхим, «старым»: московская рать, шедшая в 1470 г. на Казань, остановилась под Нижним Новгородом «и, вышед из суд, идоша во град к старой церкви Преображения господня», где и был заказан молебен.

Записи о погребениях нижегородских князей в церкви Спаса позволяют судить об ее архитектуре и более уверенно говорить об отношении храмов XIII и XIV вв. Так, князь Иван Дмитриевич, убитый в битве на реке Пьяне, был положен «в церкви каменой святого Спаса в притворе на правой стороне». Другие записи о погребениях не говорят о притворах, но указывают лишь места погребений относительно входов в собор. Так, князь Константин и его сыновья Андрей и Дмитрии были положены «от западных дверей направе» или «на правой стороне», князь Семей Дмитриевич был погребен «у полуденных дверей на правой стороне».

Эти записи драгоценны. Погребение князя Ивана «в притворе», говорит, видимо, об южном притворе — он находился «на правой стороне», вероятно, считая от главного западного входа в храм. Следовательно, можно предположить и два других притвора — с запада и севера. Погребения Константина, его сыновей и внука были в юго-западном углу храма. Здесь в росписи свода хор обычно помещалось изображение рая, в связи с чем это было традиционное место княжеских погребений; таковы княжеские погребения той поры в юго-западном углу Спасского собора в Твери и Преображенского в Переславле-Залесском. Эти данные позволяют с большей уверенностью считать, что собор 1350-1352 гг. не был вторым, рядом со старым, а сменил его. Возможно, что были использованы древние основания 1225 г., либо новый храм повторил план первого, как это произошло со вторым нижегородским храмом Михаила-архангела, также имевшим крестообразный план с притворами.

Летописная запись об ограблении в 1378 г. татарами Нижнего Новгорода сообщает некоторые подробности об убранстве здания 1350-1352 гг. Здесь татары «иконы пожгоша и двери выжгоша чюдные, иже беша устроены дивно медью золоченою»; другой вариант этого рассказа свидетельствует, что при пожаре церкви «дно ее чюдное згоре и двери, устроенные дивно золоченою медию згореша». Перед нами — уже знакомые нам черты пышного убранства владимиро-суздальских храмов XII-XIII вв. Медные полы, как мы знаем, имели дворцовый собор в Боголюбове и Успенский собор во Владимире. «Писанные золотом» по меди врата были изготовлены для Суздальского собора 1222-4225 гг. Следовательно, и медный пол, и драгоценные врата принадлежали к убранству церкви Спаса 1225 г. Видимо, при постройке медный пол и врата были перенесены в новое здание. Если же оно было поставлено «на первем месте», т. е. на основаниях храма 1225 г., то пол мог быть сохранен вместе с ними.

Эти подробности поддерживают нас в предположении, что храм XIV в. был связан со зданием 1225 г.

Древний Спасский собор, продолжавший ветшать, просуществовал до XVII в. Панорама Нижнего Новгорода на гравюре А. Олеария ничего не дает для освещения архитектурного облика храма, так как варианты гравюры разноречат в его изображении. В одном случае он представлен в виде небольшого одноглавого храма с отрезанными карнизом закомарами. На другой гравюре — это большой собор с высокой средней главой и двумя — на углах здания, т. е. трехглавый, как Суздальский собор; фасады завершаются частью полукруглыми закомарами, частью пощипцовыми кровельками.

В 1652 г. был выстроен новый собор, по соседству с которым древний храм еще стоял несколько десятилетий, а в 70-х годах был разобран.

Собор XVII в. был в свою очередь сменен новым собором 1824-1829 гг., а этот последний разобран в 1929 г. для постройки в кремле административного здания.

При наблюдениях за земляными работами были прослежены фундаменты обширного собора 1652 г. Где стоял храм XIII-XIV вв., — остается неясным. По словам автора описания нижегородских древностей, составленного в 1827 г., этот храм находился якобы к югу от собора 1652 г. на 15 сажен. Историческая справка о Спасском соборе, составленная в начале XIX в., еще до постройки нового храма 1829-1834 гг., также указывает, что древний собор стоял к югу от здания XVII в., но в 25 саженях.

В Горьковском музее хранятся два архитектурных фрагмента, относящихся к церкви Спаса 1225 г. Это капитель колонки (высотой 34 см и верхней площадкой 20×13 см) и украшенный с двух сторон резьбой параллелепипед, по своим размерам совпадающий с верхом капители.

Церковь Спаса в Нижнем Новгороде

Собор Спаса в Нижнем Новгороде. Резные детали.

Обе детали сделаны из очень чистого, похожего по цвету на гипс, белого камня; резьба чрезвычайно четкая и артистическая. Судя по сравнительно крупным размерам, капитель принадлежала порталу.

Второй камень представляет часть орнаментированного пояса, проходившего над капителями портала, как это было на западном портале Дмитриевского собора и особенно на порталах Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. Тыльные стороны обеих деталей — гладкие; они не имеют хвостовых частей для сцепления их с кладкой стены и, видимо, крепились лишь связующим растворим и зажимом между колонкой и пяточным камнем арки архивольта. Этот технический прием напоминает кладку капителей колончатого пояса Суздальского собора. Нельзя не отметить, что, по сравнению с несколько приземистыми капителями Суздальского и Юрьевского соборов, капитель нижегородского Спаса выгодно отличается стройностью и изяществом своих вытянутых пропорций; это особенно подчеркивается тонкостью орнаментальной резьбы.

Описанные резные детали свидетельствуют, что Спасский собор теснейшим образом примыкал к кругу белокаменных построек XIII в. в Суздале и Юрьеве-Польском.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *