Древние ремесла         01 июня 2013        98         0

Церковные деревянные скульптуры

Пермские церковные деревянные скульптуры

Пермские церковные деревянные скульптуры, отражающие по преимуществу человеческие горести, относятся ко времени усиления крепостного гнета в XVII-XVIII веках. В этот период растут массовые антикрепостнические выступления закабаленного народа. Социальный протест против крепостничества отражается и в сфере идеологии. В частности, значительными становятся движения против господствующей православной церкви (она освящала и оправдывала помещичье иго). В силу скованности сознания людей религиозными представлениями протест выливается и в такие формы, как «раскол», различные «еретические» учения. В этих условиях распространяется и скульптура, противоречащая установлениям православия. Правилами православной церкви не допускались скульптурные изображения. Ведя борьбу с языческими идолами, власти противились объемных человеческих изображений в церквях. Цари и Святейший синод неоднократно запрещали их (указы 1722, 1767, 1832, 1835 годов и др.). Деревянные скульптуры все же появлялись. Много их было в церквях Прикамья.

Церковные деревянные скульптуры

Объясняется это в значительной мере тем, что у местных жителей сохранялись пережитки прежнего культа. Как и в идолах люди в церковных скульптурах видели самого бога. Скульптурные объемные формы, еще и раскрашенные для убедительности, своей ощутимой реальностью вызывали мощное впечатление. Казались они как-бы божественным воплощением. Больше всего этих «богов» и почитали. В церквях деревянные скульптуры не только в силу традиций населению оказались близки. Преимущественно они имели местный крестьянский облик и передавали образы человеческих страданий. Отвечало это пониманию и чувствам закрепощенного народа. Вот почему, вопреки запретам царей и синода, создание скульптур продолжалось, и они прочно удерживались в храмах.

Пришлось церковникам к народным взглядам приспосабливаться, пренебрегать правилами церкви, а чтобы привлечь к христианству местное население, разрешить статуи в церквях и часовнях, т.е. пойти на компромисс. Языческие традиции и сюжеты христианства стали совмещаться в церковных скульптурах.

Языческие традиции повлияли не только на распространение деревянной церковной скульптуры в крае. В церквях появились скульптуры, часть которых в той или иной мере даже не соответствовала принятым в православии изображениям.

Церковники выдумывали также легенды о необыкновенной духовной силе скульптур, приписывали им от болезней исцеления. Служители церкви добивались того, чтобы, молясь статуям, люди не скупились на приношения им. По установившейся традиции в церквях и часовнях скульптуры больше почитались, чем иконы. Разве такой культ скульптур был бы возможен без участия духовенства? А ведь оно, соблюдая установления церкви, царские и синодские указы, должно бы вести борьбу с этим культом, убирать из церквей скульптуры!

Кое-где, частично выполняя эти требования (Редикор, Пашия, Язьва, Соликамск, Усть-Боровское и др.), скульптуры перемещали из центра церкви на менее заметные места в ней или в какую-нибудь часовню, в отдаленную церковь. Иногда их убирали в кладовую, на колокольню, в церковный, подвал. При этом скульптуры гибли.

Однако гораздо чаще дело обстояло иначе. Был характерен иной подход духовенства к скульптурам. Христианская религия, вбирая в себя разные верования, приспособляла их к тому, чтобы держать народ в религиозном духе.

Епископ пермский являлся блюстителем церковной законности в своей епархии, а словно не замечал скульптурных изображений в иконостасе Пермского собора. Когда он приезжал в сельские церкви, духовенство для порядка на время прятало изваяния. В селе Косе, например, статую Христа спустили в подвал церкви. После отъезда епископа ее поставили обратно в храм.

Верующим духовенство ритуал поклонения скульптурам помогало соблюдать, способствовало их культу. Заинтересовано было в том, чтобы из этого почитания извлечь для себя как можно больше доходов.

Культ статуи «Николы Можая» в деревне Зеленятах Очерского района дает пример беззастенчивой спекуляции духовенства на верованиях людей, показывает некоторые приемы извлечения доходов церковниками.

Церковные деревянные скульптуры

«Николу Можая» скрытно привезли из Перми и установили в Зеленятах монахи в конце XVIII века. В народе же распространили легенду, что он чудесным образом приплыл против течения по реке Нытве с реки Камы, сам выбрал себе место над ключиком у деревни.

Распространяли и другие легенды. Когда, дескать, «Николу» попробовали перенести в церковь села Дворца, он таинственно вернулся в Зеленята. Когда хотели подновить статую, она, как живое божество, не приняла покраску. «Никола» якобы ходил по домам в поисках пищи, изнашивал каждый год пару обуви. Он будто бы оказывал благодеяния верующим, делал чудеса. «Адрес-календарь» для пермского духовенства на 1894 год называет этого резного «Николу» чудотворным и упоминает в числе особо чтимых.

К окруженной ореолом легендарности статуе каждое лето в установленный день стекалось много верующих. Для церковных служб съезжалось девять причтов духовенства — больше двадцати человек.

Много денег собирало духовенство от чтения поминальников. За особую плату на желающих по очереди надевали митру (шапку) со статуи, дающую якобы «святую благодать». Через некоторое время алчные служители культа сшили еще митру и стали брать за надевание новой митры 1 рубль, старой — 50 копеек.

За особую плату молящимся отдавали висевшие на скульптуре крестики и иконки, которые год назад, купив на свои деньги, верующие же навесили на нее. Среди верующих был распространен обычай прикладываться больным местом к статуе, якобы для исцеления. При этом полагалось делать приношения: молящиеся увешивали статую домотканными холстами и полотенцами. За «святую воду» из ключика, протекавшего у часовни, тоже полагалось оставить монету. Таким путем духовенство набирало большие мешки денег и приношений.

Велика была нажива церковников за один-два дня молений у статуи «Николы Можая»! А сколько доходов перепадало духовенству там, где изваяния в церквах были постоянным предметом почитания верующих!

В описанном виде культ скульптур, его использование церковниками были обычными до революции.

В деревне Зеленятах при отправке в музей статуи «Николы Можая» в 1926 году к ней почтительно относились главным образом старики; молодое же поколение считало правильным, что «истукана» увезли. В деревне Половинке Чусовского района также лишь старики почитали статую «Саваофа» в часовне. А другие, особенно те, кто были на войне и расширили свой кругозор в период революции, смеялись над статуей; поводом был высунутый у «Саваофа» язык (так понималось своеобразное строение губ). Здесь предлагали убрать статую из часовни еще до отправки ее в музей (1924 год).

Церковные деревянные скульптуры

Когда в Перми собранные скульптуры были выставлены, многие верующие изумлялись, как можно было почитать такие странные предметы. Некоторые верующие, молившиеся «Сидящему спасителю» в часовне пермского Петропавловского собора, увидав на выставке эту статую без прикрас, без убранства, искренне, с горячностью, заявляли: «Нет, мы такому не молились!».

В прошлые годы в залах Пермской галереи приходилось наблюдать, как приезжие из районов ищут среди деревянной скульптуры чтимую статую из их селения. А найдя, спокойно начинают ее рассматривать: в окружении многих подобных скульптур она не возбуждает мистического чувства. Здесь «боги» не творят чудеса, не ходят по домам, не оказывают благодеяний. Находящиеся в зале объяснительные тексты, разъяснения экскурсоводов помогали правильно понять экспонаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *