Теоретические вопросы        03 февраля 2011        93         0

Добывание огня и его применение

Основным источником энергии в доисторические времена был огонь. Он давал тепло, свет, защищал от животных или же, наоборот, помогал в охоте на них и в приготовлении пищи. Его использовали также для увеличения твердости деревянных орудий и для изготовления древесного угля, обжига керамических изделий, сведения леса, плавки руды и отливки металлов, производства стекла и других материалов.

В раннем палеолите люди скорее всего были лишь потребителями огня, и наверняка им стоило немалых забот сохранять благотворное пламя. Огонь добывали от различных природных источников. Его можно было найти в районах вулканической деятельности, получить во время лесных и степных пожаров, от вечных факелов газовых щелей в нефтеносных областях. В пещере около Пекина синантроп, представитель человека прямоходящего, оставил многометровый слой пепла от своего очага. Огнем пользовался и питекантроп, живший на территории нынешней Венгрии. Они опередили, таким образом, Прометея приблизительно на полмиллиона лет.

Для среднего и тем более для позднего палеолита доказательств использования огня множество. Поэтому вполне вероятно, что в этот период люди уже умели сами разжечь огонь. Мы, правда, не знаем с исчерпывающей точностью, какие способы искусственного добывания огня они применяли. Чтобы выяснить это, прибегнем к археологическим открытиям и наблюдениям над некоторыми современными племенами, находящимися на уровне каменного века.

При ударах камней друг об друга (лучший вариант — кремни, горный хрусталь, кварц) высекается искра легко, однако розжиг огня еще требует и некоторых других приемов. По всей вероятности, использовались труты зажигательные, получаемые от плодов трутовика копытообразного (Forties fomentarius), их обнаружили археологи в ряде палеолитических стоянок. Наилучших достижений можно добиться ударом кремня по минералам рудным — пириту, сфалериту, халькопириту, марказиту. При таком варианте искра значительно длиньше — от 4 до 10 см. Как раз таким способом удалось экспериментаторам не один раз поджечь вату. Потом для воспламенения огня применяли кремень совместно с железным огнивом, это подтверждают множественные находки в захоронениях славянских. Кремень заслужил за свои свойства в немецком языке название «огненный камень» (Feuerstein). А англичане прозвали его «флинт». Так как, вставленный в замок ружья, он служил для воспламенения пороха.

Туземцы Индонезии, Австралии, Океании и американские индейцы с легкостью добывают огонь, потирая дерева о дерево. Им лишь достаточно для этого , например, раскрутить сверло ладонями обеих рук.

Добывание огня и его применение

Археолог Семенов изготовил устройство, которое вероятно могло применяться уже на последней стадии палеолита. Состояло оно из сухой деревянной дощечки, в нее вкручивалось деревянное сверло. Прижимаемое сверху булыжником с выемкой сверло, раскручивалось с помощью тетивы лука. Тетива же может быть сделана из волокна растительного происхождения, но еще эффективнее — из выделанного ремешка кожаного, он намного долговечнее и более плотно прилегает к оси сверла. С началом вращения сперва появлялись клубочки дыма, затем вокруг вращающегося сверла потихоньку скапливался древесный порошок цвета шоколада. Огонь появлялся все же не под сверлом, хотя под ним и возникала самая высокая температура, однако отсутствовал доступ воздуха, и не вокруг самого сверла, а на границах ямки, где собирался горячий порошок, имея свободный контакт с воздухом, который поддерживает горение. Горстка порошка дымилась и после того, как сверло прекращало вращаться. Под темным слоем порошка огонь еще тлел в течение 10 -15 минут, и от него можно было свободно запалить любой горючий материал — сухой мох, тонкую березовую кору, древесные стружки.

Скорость появления огня напрямую зависела от вида применяемой древесины и размера сверла. Экспериментатор, сверля сосновую дощечку сверлом буковым, добывал огонь всего за 8 секунд, а взяв дубовое сверло и дощечку дубовую — за 150 секунд. Выгоднее было использование сверла, тверже древесины дощечки, но и в обратном случае успех был, как правило, положительный. Срок, необходимый для разжигания огня, сокращался с увеличением диаметра сверла. Так у семимиллиметрового сверла это время равнялось 50 секундам, у сорокамиллиметрового 30 — 40 секунд. Однако, более массивные сверла нужно было приводить в движение двум людям.

Палеолитические охотники обычно поддерживали огонь древесиной, когда она была в наличии. В субарктических областях для поддержки огня применяли также кости крупных животных, прежде всего мамонтов, и, вероятно, сало.

А теперь — внимание! Двадцать тысяч лет назад на песчаниковом холме Ландек, возвышающемся на берегу реки Одра в Моравской теснине (ныне Острава-Петршковице), в трех углубленных продолговатых хижинах, крытых кожами, жили охотники, которые, видимо, первыми в мире стали топить свои очаги каменным углем. Он выходил приблизительно в двухстах метрах от их жилищ на поверхность. Систематическое же применение каменного угля началось только со средневековья. А до той поры жгли только древесный уголь. В палеолите существовали очаги, углубленные либо расположенные на поверхности, иногда обложенные камнем. Позднее очаг превратился в каменную или глиняную печь. Первая труба, предназначенная для отвода дыма, была обнаружена уже в неолитическом поселении, относящемся к седьмому тысячелетию дон. э., в Джармо на Ближнем Востоке. На нашей территории первые трубы-дымоходы стали ставить только кельты и славяне. Наряду с печами для обогрева уже с неолита использовались печи хлебопекарные, гончарные, а затем и металлургические, стеклоплавильные и для обжига извести.

Огонь использовался и для освещения, как подтверждают, например, находки в Соленых пещерах штата Кентукки в США. Здесь были обнаружены остатки камыша и тростника в виде довольно крупных связок, обмотанных полосками коры либо стеблями трав. Закопченные места и полосы дымовой грязи на стенах и потолке выдавали их назначение. Из реплик наиболее эффективными оказались метровые факелы, сложенные из трех тростниковых стеблей. Такой факел горел приблизительно 45 минут и оставлял на стенах следы, тождественные доисторическим.

Вы, безусловно, знаете древнего ученого Архимеда. Да, да, того самого, который погрузил в воду корону сиракузского самодержца Гиерона II для того, чтобы уличить в обмане ювелира, ее изготовившего, и при этом открыл закон статики жидкостей и газов, по праву названный законом Архимеда. Тоже экспериментальным путем! Он обещал даже сдвинуть Землю, если бы кто-нибудь дал ему точку опоры. Сдвинуть Землю ему, правда, не удалось, но зато он основательно попортил кровь римским завоевателям, когда, используя солнечную энергию, поджигал их военные корабли с крепостных стен Сиракуз. Произошло это будто бы в 215—212 годах до н. э. Правда это или вымысел?

Доктор Иоаннис Саккас утверждает, что правда. На морской базе вблизи Афин в 1973 году он нацелил пятьдесят плоских, из полированной меди зеркал размером 100х150 см на макет римской триремы — боевого гребного судна с тремя рядами весел. Приблизительно через две минуты из нее вырвались языки пламени. Зеркала, использованные в этом эксперименте, были грязными и поцарапанными, и поэтому предполагается, что Архимед мог, прибегнув к отполированным до блеска щитам сиракузских защитников, создать температуру, по крайней мере еще на 10 процентов более высокую, то есть приблизительно 390 °С. Такой температуры достаточно для воспламенения многих видов горючих материалов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *