Доисторические поселения        15 января 2014        70         0

Древнейшее свидетельство о Синдике

Обычно принято считать, что самым ранним из греческих авторов, писавшим об азиатской части Боспора, был Гекатей Милетский, у которого мы находим свидетельства: о Фанагории и острове Фанагора, о находившемся в Фанагории святилище Апатуре, а также об одноименном заливе в Азии, о Дандариях, обитавших около Кавказа, и, наконец, не вполне ясное упоминание о Гермонассе — маленьком острове с городом на Киммерийском Боспоре. Что же касается первого свидетельства о Синдах и Синдике, то таковые обычно приписываются Геродоту. Между тем мы располагаем значительно более ранним упоминанием о Синдике, чем это свидетельство «отца истории». Оно принадлежит старшему современнику Гекатея ямбическому поэту Гиппонакту из Эфеса. Очень краткое указание на него сохранилось в схолиях к Аполлонию Родосскому, т. е. Гиппонакт также упоминает о «Синдской расселине».

Так или иначе наличие упоминания Гиппонактом «Синдской расселины» является совершенно бесспорным фактом.

С достаточной степенью уверенности можно утверждать только одно, а именно, что «Синдскую расселину» нужно искать где-то около побережья Синдики, а никак не в глубине страны, в отрогах Кавказского хребта, ибо мало вероятно, чтобы столь отдаленная местность могла стать популярной у греческих мореходов середины VI в. до н. э. Вряд ли «Синдскую расселину» можно отождествлять с Керченским проливом, как это полагает комментатор Гиппонакта Т. Бергк. Ведь нам известно надежно засвидетельствованное греческое наименование пролива, нужно думать возникшее еще в киммерийские времена, по аналогии с вошедшим в эллинскую мифологию Боспором Фракийским. Что же касается местного названия Киммерийского Боспора, то таковым скорее всего было ирано язычное составное слово, которое легло в основу наименования Пантикапея: путь и кара — рыба = рыбий путь. Таким «рыбьим путем» мог называться только Керченский пролив, через который ежегодно проходят колоссальные косяки рыбы.

Трудно также допустить, чтобы под «Синдской расселиной» подразумевался Таманский залив, коль скоро древнее местное название его — Корокондамское «озеро» — нам известно по свидетельству Страбона. В силу этого представляется наиболее вероятным видеть пролив, отделяющий северо-западную, островную часть Синдики от юго-восточной, материковой.

Древнейшее свидетельство о Синдике

Схематическая карта Синдики
Сравнительное обилие поселений в северо-западной части при отсутствии таковых в юго-восточной вызвано тем, что вторая в меньшей мере, чем первая подвергалась археологическим исследованиям: 1 — города, 2 — эмпории, 3 — поселения

Пролив этот, находился в средней части Синдики, и воспринимался как характерная ее особенность посетившими эту страну мореходами из Греции. Таким образом данное наименование послужило поводом для появления выражения, которое засвидетельствовал Гесихий Александрийский.

Рассматриваемое свидетельство схолиаста показывает несомненное наличие интереса Гиппонакта к Синдике и довольно хорошее знакомство с ее топографией или, по крайней мере, с топонимикой. Судя по малочисленности упоминаний в дошедших до нас источниках, эта «Расселина» не пользовалась сколько-нибудь широкой известностью в эллинской метрополии.

Приведенное свидетельство Гиппонакта весьма примечательно из-за тех исторических условий, в которых протекало творчество поэта.

Еще задолго до времени Гиппонакта, в последних десятилетиях VII и в первых десятилетиях VI в. до н. э., установились торговые сношения греческих купцов-мореходов с местными обитателями берегов Боспора Киммерийского, приведшие к возникновению сначала временных, а потом и постоянных факторий — эмпориев. В дальнейшем последовало переселение значительного числа малоазийских эллинов и основание ряда городов на Боспоре. Это переселение малоазийских греков было вызвано как внутренним процессом развития полисов метрополии, приведшим к «избытку» свободного населения, так и внешнеполитическими событиями — подчинением Ионии персам.

Во время этих событий в 542 г. до н. э. персами был завоеван Эфес — родина Гиппонакта, что и побудило поэта переселиться в Клазомены, где он влачил полную лишении жизнь бедняка, нуждавшегося в самом необходимом. Около 540 г. до н. э. Фанагор с теосцами, бежавшими «от насилий персов», основал Фанагорию, наиболее значительный из городов Азиатского Боспора. Тогда же или несколько раньше этого времени была основана и Гермонасса, первопоселенцами которой наряду с эолянами было также и немалое число ионян. В движении ионян в далекие, манившие своими природными богатствами края, прилегавшие к азиатской части Боспорского побережья, принимали участие и граждане нового отечества Гиппонакта — клазоменцы. Страбон упоминает о находившихся на Азовском побережье наблюдательных пунктах, которые считали клазоменскими.

Это свидетельство дополняется также находками клазоменской расписной керамики.

Сомнению не подлежит и то, что богатая знать являлась ничтожной частью переселенцев на Боспор, а основную массу составляли ремесленники и малоимущие крестьяне ионийских полисов, которые с ростом рабовладения разорялись и впадали в бедность. Однако далеко не для всех этих бедняков было под силу осуществить такое переселение, для чего обычно требовалась помощь их полиса. Вполне возможно, что в кратком упоминании Гиппонакта о «Синдской расселине» получили отражение нередко безнадежные чаяния ионийских бедняков о казавшейся им весьма заманчивой привольной жизни на далеких берегах Боспора..

Трудно определить время, когда появилось рассматриваемое топонимическое наименование «Синдская расселина». Вряд ли это было во времена Гиппонакта, т. е. уже в тот период, когда основывались эллинские города на азиатском берегу Боспора. Более вероятно, что возникло оно-значительно раньше, когда купцы-мореходы начали устанавливать постоянные торговые связи с Синдикой, т. е. примерно на рубеже VII и VI вв. до н. э., как это можно заключить по находкам эллинской керамики на Таманском полуострове.

Таковы те предварительные замечания, какие мы попытались сделать на основании краткого свидетельства Гиппонакта, которое почти на столетие древнее «Истории» Геродота. Это свидетельство ионийского поэта хотя и не намного, но все же приоткрывает завесу, заслоняющую от нас древнейшую историю Синдики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *