Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        01 декабря 2016        59         0

Духовная жизнь эпохи родового строя

Как и в эпоху первобытного стада, развитие духовной жизни первобытного человечества эпохи родового строя было обусловлено развитием производительных сил. Усовершенствование охоты связанное с изобретением лука и стрел, рост техники рыбной ловли, приручение скота и разведение растений, овладение техникой полирования и сверления камня, строительства домов, гончарства и ткацкого дела, наконец, возникновение металлургии — все это постоянно расширяло производственный опыт человека, обогащало человеческое мышление.

Мышление

Совершенствование человеческого мышления приводило, прежде всего, к появлению абстрактных понятий. Чрезвычайно важным достижением мышления является овладение искусством счета. На ранних исторических этапах первобытного общества люди редко умеют считать дальше 2—3. В известной мере счет заменяет им прекрасно развитая память. Они помнят каждую овцу в стаде, каждое плодовое дерево, но у них нет еще абстрактного представления о том, сколько имеется деревьев или овец. Лишь на довольно высоком этапе развития абстрактного мышления складывается развитый счет.

Язык

Накопление производственного опыта непосредственным образом отражается в языке. Язык теснейшим образом связан с деятельностью человека производственной, равно как и с разной иной его деятельностью. Язык отражает в производстве изменения сразу и непосредственно. С накоплением производственного опыта растет и расширяется словарный состав языка, совершенствуется его грамматический строй. По мере развития мышления в языке появляется все больше терминов, обозначающих абстрактные понятия.

Исчезает постепенно изолированность, замкнутость языков. Первоначально каждый род представлял собой замкнутый хозяйственный коллектив, связанный с другим человеческим коллективом почти исключительно в силу принципа экзогамии. Поэтому каждый род имел в то время свой особый, отличный от других родовой язык. Этнографы подчеркивают чрезвычайную лингвистическую пестроту в таких странах, населенных отсталыми народами, как Австралия или Новая Гвинея.

Замечательный русский путешественник и этнограф Миклухо-Маклай отметил, что у папуасов Гвинеи в каждой почти деревне имеется собственное наречие. «Жители деревень, — пишет он, — находящихся в пределах часа ходьбы между деревнями, иногда говорят на таких разных наречиях, что с трудом друг друга понимают». Свидетельством о существовании родовых языков служат легенды, сохранившиеся, например, в финском эпосе, о том, что муж и жена, принадлежащие в силу принципа экзогамии к разным родам, друг друга не понимают.

Лишь постепенно, по мере развития общения и обмена между родами и племенами; происходит «…развитие от родовых языков к племенным, от племенных языков к языкам народностей…».

К концу истории первобытного общества складываются элементы современного языка.

Зачатки науки

В эру родового строя накопление опыта и развитие мышления приводят к зарождению зачатков науки. Первобытные люди, особенно те, которые жили на берегу моря и вынуждены были добывать себе средства существовании в опасных и далеких плаваниях, рано научились чертить на песке или древесной коре примитивные карты; далекие странствования заставляли людей ориентироваться по звездам и заложили основу астрономии. Возникновение земледелия содействовало дальнейшему развитию астрономических представлений, ибо приучало человека к круговороту явлений в природе, а наблюдение за круговоротом явлений, в конце концов, приводило к созданию примитивного календаря, в котором месяцы (лунные) были еще далеко не равны между собой. С другой стороны, накопление земледельческого и скотоводческого опыта позволило применить искусственный отбор и закладывало основы биологии. Наблюдение за плавкой металла и открытие восстановления металлов из окисей означало зарождение примитивной химии. Возникла народная медицина, люди познакомились с лекарственными растениями и научились излечивать некоторые болезни.

Изобразительное искусство

В первобытную эпоху зарождается также изобразительное искусство. Замечательной экспрессией отличалось искусство верхнего палеолита. В глубине темных пещер, при тусклом свете горящих головней художники верхнего палеолита создавали многокрасочные наскальные рисунки, изображающие скачущих коней, мчащихся или лежащих спокойно бизонов, целые сцены охоты. В то же время появляется и скульптура: из кости и рога вырезали фигурки стремительно мчащихся оленей или людей (преимущественно женщин), с причудливой прической и поясом, спускающимся сзади наподобие хвоста. В дальнейшем первобытное изобразительное искусство теряет свою реалистичность — рисунки превращаются в целую систему условных значков, порою совершенно не похожих на предмет, обозначаемый ими.

Много внимания первобытные люди уделяли украшению собственного тела, покрывая его рубцами и татуировкой, одевая браслеты и ожерелья, а иногда даже подпиливая зубы, окрашивая тело и волосы. Утварь они также украшали изображениями. Керамика была, как правило, украшена орнаментом, который представлял собой примитивную систему штрихов и ямок, но у некоторых племен сосуды покрывались многоцветной росписью. Широко распространена была резьба по дереву, украшавшая дома.

Музыкальные инструменты

Появляются и широко распространяются музыкальные инструменты, древнейшим из которых, по-видимому, был лук: его одним концом вставляли в рот, служивший резонатором, а палочкой, ударяя по тетиве, вызывали звук. Затем к луку был приделан особый резонатор, и постепенно из лука развились струнные инструменты. Первобытные люди знали и ряд других щипковых, духовых и ударных инструментов. Особенно широко были распространены барабаны.

Письменность

К концу истории первобытного общества зарождается ранняя форма письменности в виде пиктографии (рисунчатого письма). Рисуя лошадь, покрытую пятнами, люди обозначали падеж скота от моровой язвы. Существовали и иные формы сообщений или записи событий: шнуры с узелками, бирки. В этих случаях каждый знак имел условное значение. Появление этих форм письма свидетельствует об относительно высоком развитии мышления.

Народное творчество

В эпоху родового строя большие успехи делает устное народное творчество, появляются легенды, в которых повествуется о мировом происхождении и первых людей, об истории рода и племени. В период разложения родового строя зарождается героический эпос, повествующий о подвигах и походах, о мирном труде и войнах, о борьбе человека с природой и его победах над чудовищами и великанами. Замечательными памятниками эпоса являются сказания, из которых впоследствии сложились такие поэмы, как «Илиада» и «Одиссея» греков, казахский эпос «Манас», карело-финская «Калевала» и пр. В эпосе отражается глубокий распад родовых отношений: героями его являются отдельные личности, чаще всего вожди, и именно их подвиги прославляют сказители.

Религиозные верования

В эпоху родового строя развиваются и усложняются примитивные религиозные верования, зародившиеся еще в среднем палеолите. Религиозные верования первоначально сопровождали их обряды и тесно были связаны с производственными и бытовыми людскими потребностями. Не различая первоначально силы земные и «сверхъестественные», не осознавая перед природой собственного бессилия, человек той эпохи себе приписывал способность оказывать на природу воздействие, как и на животных и растения. Задачу этого влияния на природу выполняли особые колдовские (магические) обряды. Создаются колдовские пантомимы, имитирующие охоту, сохранявшиеся у многих отсталых народов до конца XIX в. У ительменов (камчадалов), например, перед охотой на китов изготовляли изображение кита из травы, которое водружали на спину женщине. Женщина с «китом» на спине ползала вокруг очага, а на нее нападали дети и разрывали на части это травяное чучело. Индейцы перед охотой на бизонов устраивали танцы, которые продолжались без перерыва в течение нескольких суток: эти танцы изображали охоту на бизонов и должны были колдовским способом воздействовать на природу и обеспечить успех охоты. В таких магических обрядах встречаются все промысловые звери, и это древнее колдовство имеет производственный характер. Оно является еще не вполне осмысленной формой культа животных, одного из древнейших видов религии. В процессе развития этого культа происходит постепенное выделение из всей массы чествуемых промысловых животных (или растений) какого-либо одного вида и создается представление о групповом родстве людей с данным видом животных или растений — так называемый тотемизм.

Тотемизм, как и первобытная магия, связан с производственным процессом. Хорошо известны развитые тотемистические представления австралийцев, считающих, что их каждая хозяйственная группа имеет родство с тем или иным видом животных или растений (эму, кенгуру и др.). Основным культовым обрядом является обряд умножения тотема, во время такого обряда один из стариков каждому мужчине поглаживает живот особым камнем, приговаривая: «Да будешь ты много пищи есть». Следовательно, тотемизм ставил своей задачей обеспечение успеха производственной деятельности людей.

В ходе развития родовой общины осмысливается тотем как родоначальник, общий предок сородичей, и оформляется окончательно культ тотема, принципиально отличный от древнейшего чествования промыслового зверя. На этом этапе возникают мифы о тотеме, в которых тотем выступает не только как предок рода, но и как создатель охотничьей территории, зверей и растений.

Другим очень важным моментом верований эпохи родовой общины является представление о «ведуньях», «вещих женах», о том, что женщины более искусны в колдовстве, чем мужчины. Это представление коренится в специфике материнской общины, когда женщины являются носительницами единства рода, тогда как мужчины могут принадлежать к различным чужим родам. Подобное представление существует уже в верхнепалеолитическую эпоху, о чем свидетельствует большое количество женских статуэток этого времени. Такие статуэтки имели колдовской характер и отражали представление о большем искусстве женщин в магии. Но вместе с тем они свидетельствуют о зарождении культа прародительницы-родоначальницы.

У первобытных людей о смерти существует представление очень смутное: они не отделяют первоначально мира реального от мира «потустороннего». Лишь со временем появляется перед мертвецами страх, и после этого следуют обряды по задабриванию покойников, культ мертвых в примитивном виде. Эти обряды имеют целью обезопасить как можно более быстро живых от козней мертвеца.

Итак, магические обряды по своему происхождению были связаны с производственным процессом, ставили своей задачей колдовское воздействие на природу. В то же время они представляли собой фантастическое отражение тех внешних сил, сил природы, которые господствовали над людьми в их повседневной жизни.

Приписывая себе способность магически воздействовать на природу, обеспечивая тем самым удачу охоты и ловли рыбы, первобытные люди на деле лишь усугубляли свою зависимость от окружающей их природы: колдовские обряды отвлекали внимание людей от их подлинных нужд, ослабляли их энергию. Первобытная религия закрепляла бессилие человека перед природой, порождением которого сама она, в свою очередь, явилась.

С развитием земледелия и скотоводства тотемизм, как основная система верований периода преобладающей роли охоты, отступает на второй план, и рядом с ним появляются гораздо более сложные представления. Распространяется культ земли как великой плодоносящей силы, который сливается в условиях матриархата с чествованием женщины-прародительницы: так имеет место культ матери-земли. Важнейшие обряды этого культа имели целью способствовать увеличению производящей силы земли и представляли собой магическую процедуру ее оплодотворения.

С дальнейшим развитием форм хозяйства и мышления люди все больше выделяют из прежде не расчлененной природы ее отдельные силы. Особенно большую роль в верованиях постепенно приобретают силы космоса и явления природы: солнце, дождь и т. д., которые обеспечивают урожай и тем самым существование человеческого общества. Культ космических сил, однако, сливается сплошь и рядом с пережитками тотемизма, причем порождаются сложные представления, например, представления о солнце как о звере.

Наконец, распад родового строя приводит к тому, что наряду с поклонением силам природы появляется поклонение силам социальным, которые теперь олицетворяются в форме божеств. Вместе с тем укрепление родовых отношений приводит к изменению характера культа мертвых. Умершие перестают рассматриваться как враждебная сила, от которой следует как можно скорее избавиться, а считаются покровителями сородичей. Это было вызвано тем, что человек достигает известного господства над природой и переходит от культа животного-предка к культу предка-человека.

В дальнейшем культ предков, частично сливающийся с культом тотема, особенно поддерживается в богатых патриархальных семьях, тогда как бедняки, порывая со своим родом, теряют, естественно, и память о своих предках. В результате этого создается представление о различии посмертной судьбы богатых (знатных) и бедноты. Одни народы считали, что бедняки после смерти превращаются в зверей, тогда как богатые становятся человекоподобными духами. У других племен возникали даже представления о том, что после смерти сохраняются только души богатых и правящих, тогда как души бедняков и подчиненных уничтожаются.

С распадом родовой организации приобретает все большую роль культ вождя племени. Теперь вождь выглядит носителем благополучия для всего рода. Поэтому и к нему самому предъявляется требование строгого соблюдения чистоты: он не должен иметь ни увечий, ни ран, ни ожогов; он может питаться лишь определенной пищей, например, молоком специального стада коров. Особый внешний вид вождя должен свидетельствовать о процветании: воинственные племена зулусов гордились удивительной полнотой своих вождей, иные из которых не могли передвигаться без посторонней помощи. Эти вожди уже не заняты в процессе производства и как бы в знак этого отращивают необычайно длинные ногти.

После смерти душа вождя представляется как могучая колдовская сила, способная помогать своим соплеменникам. Душа покойного вождя «требует» пышного поклонения и определенного культа. По мере стирания памяти о реальном существовании вождя, культ его души превращается в культ какого-то божественного покровителя рода или племени — в культ антропоморфного (человекообразного) духа или бога. У каждого племени могло сложиться поклонение нескольким богам, и, во всяком случае, у каждого племени был свой бог. Вера в богов складывается как многобожие (политеизм). Она была смешана с архаическими верованиями — представление об антропоморфном предке-покровителе сливается с представлением о тотеме, о космических духах. Поэтому на этой стадии бог нередко выступает, например, и как владыка, и как бог-зверь, и как бог-солнце или бог-луна и т. д.

Первоначальное разделение труда в связи с усложнением религиозных представлений приводит к образованию особой группы лиц, особой касты, профессией которой становится отправление культа. Это — жрецы, претендующие на особую близость с духами и предками и тем самым — на предпочтительное право оказывать воздействие на духов. Отныне воздействовать на духов — иначе говоря, на природу — может уже не всякий член общества, но лишь профессионал. Одетый в пышный убор, украшенный амулетами, скрыв лицо под звероподобной маской, вооруженный бубном и колдовским жезлом, жрец становится между обществом и силами природы: сосредоточивая в своих руках право магического воздействия на природу, жрецы превращают тем самым наивные представления первобытных людей о возможности колдовским способом управлять миром зверей и растений в средство воздействия на самое общество. Религиозный культ, сосредоточенный в руках немногочисленной касты и защищающий интересы знати, становится в условиях нарождающегося классового общества орудием классового угнетения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *