Теоретические вопросы        02 ноября 2012        156         0

Египетские писцы

Не последнее место среди профессионалов-специалистов, живших за счет новой концентрации общественных излишков, занимали египетские писцы. В могиле одного из слуг, относящейся к одному царскому погребению эпохи I династии, была найдена шиферная дощечка с отделениями для красных и черных чернил; имеется также много самих образцов работы переписчиков. Перед писцами объединенного царства, по-видимому, стояла задача не только вести запись событий и увековечивать различные магические заклинания, но также выработать общую систему условных знаков для письменной передачи мыслей. Средством такой передачи мыслей была, конечно, пиктограмма. Древнейшие египетские гиероглифы менее упрощены, чем аналогичные пиктограммы Шумера и Элама, поэтому в них легче распознать изображения тех или иных предметов. Однако даже в документах эпохи нолевой династии они уже сильно стилизованы и имеют условные значения идеограмм.

Внешнюю форму знаков египетские писцы могли заимствовать из условных изображений в глиптическом и графическом искусстве, уже выработанных резчиками по слоновой кости и орнаментаторами ваз. В этом случае образцом для подражания могло являться символическое использование различных изображений и эмблем номов, служивших для условного обозначения страны и ее населения. И действительно, письмена в древнейших сохранившихся до нас документах носят в высшей степени, рисуночный характер. «Имя» царя — скорпион, рыба-нар, боец,- вписанное в изображение двери дворца под крылом сокола, является в равной мере пиктограммой и идеограммой.

Сокол (Гор) может, например, иметь на голове двойную корону или держать мотыгу! Весьма возможно, что скорпион или рыба-нар были непростым наименованием, а изображали каких-то духов, охранявших царя. Таким образом, изобретение иероглифического письма заключалось в приравнивании таких изображений к звукам разговорного языка. Несомненным примером этого является добавление к изображению рыбы-нар знака, который не мог иметь идеографического значения, связанного с описанием личности Менеса (Нармера), а, вероятно, воспроизводил произносимый в его имени слог «м-р».

Позднее египетские писцы вместо изобретения новых, чисто условных символов для замены имен или таких понятий, как, например, визирь или высокопоставленный, которые не могли обозначаться само-объясняющими символами, стали пользоваться изображением фонетически, то есть для замены начального звука в устном наименовании предмета, и таким образом получили возможность писать надлежащие слова из разговорного языка по буквам. Этот вид письма получил, по-видимому, развитие в период царствования Нармера, но ничто не свидетельствует о его более раннем применении. В эпоху I и II династий орфография, хотя и очень постепенно, стандартизировалась и для практического удобства пиктограммы были сильно упрощены, в результате чего выработалась условная скоропись — гиератическое письмо. Но для ритуальных и надгробных надписей сохранились сложные и реалистические пиктографические знаки и в обоих шрифтах наряду с буквенным написанием продолжали употребляться идеограммы.

Вполне вероятно, что стандартизация условных пиктографических знаков проводилась преимущественно в Нижнем и Среднем Египте, так как гробницы-мастабы, принадлежащие царям и высоким сановникам, встречаются в большем количестве в Саккара, Гизэ, Тархане и других северных могильниках, чем в Абидосе и других могильниках на юге. Возможно даже, что письменность развивалась на севере быстрее, чем на юге. Но древнейшими образцами письменности из Нижнего Египта являются две вазы из Тура и Гелуана с именами Скорпиона и Ка — царей Верхнего Египта. Предположение, что гиероглифическое письмо было внесено в Египет извне, ничем не оправдано. То же самое следует оказать и о сохранившихся до нас элементах материальной культуры эпохи фараонов.

Добавить комментарий