Техника живописи и скульптурные приемы        29 августа 2012        55         0

Элементы декорирования гробниц

Декорированы росписями гробницы были богато; например, потолок зала большого гробницы Уахка II разделен был на сто прямоугольников, наполненных различными многоцветными ромбами, пальметками и другими орнаментами.

Наряду с заимствованиями из архитектуры заупокойных царских ансамблей Древнего царства, в оформлении гробниц номархов 10-го нома наблюдаются и элементы декорирования, свойственные гробницам вельмож Древнего царства: две погребальные камеры, левая из которых предназначалась для мужчины, а правая для женщины, портик при входе и колонны в первом зале, внутренний зал с центральной нишей. Сохраняются и некоторые особенности, возникшие сначала в царских пирамидных храмах Древнего царства и к концу того же периода уже заимствованные вельможами, например чередование статуй умершего с «ложными дверьми» и др. В соответствии с характером гробниц правителей 10-го нома и найденные здесь монументальные статуи номархов точно воспроизводили традиционные позы стоявших царских статуй. Хотя аналогичные скульптуры ставили в своих гробницах и вельможи Древнего царства, однако материал — гранит — в сочетании с крупными размерами и некоторыми деталями (например, свойственное только статуям фараона написание имени изображенного лица на поясе) указывает на сознательное стремление подражать именно царским памятникам. Все это, равно как и возведение пышных гробниц, которые в других номах исчезли вначале XIX в., до н. э., а здесь еще продолжали сооружаться, объясняется особым положением правителей данного нома по сравнению с другими номархами Среднего Египта. Вспомним, что 10-й ном был самым южным из всей группы Средних номов; он ближе всех лежал к Фивам и в то же время был ключом к господству над другими ближайшими областями. Возможно, что фараоны-фиванцы особенно рано позаботились назначить здесь преданных себе правителей. Это же обстоятельство обеспечивало и видное положение номархов 10-го нома в продолжение всего правления XII династии, фараоны которой были достаточно уверены в поддержке данных номархов и могли разрешить им проявлять свое могущество. Большую роль играли и правители 1-го нома — важнейшей в стратегическом отношении пограничной области. При возраставшем стремлении фараонов XII династии продвинуть все дальше на юг свои границы, 1-й ном становился особенно важным, а соответственно укреплялось и положение его правителей. Не случайно здесь всемерно поддерживался культ Хекаиба — обожествленного номарха-полководца конца Древнего царства; храм на острове Элефантина, посвященный ему при XI династии, расширялся и украшался. В это святилище ставили свои статуи и фараоны XII династии. Номархи этого времени особенно подчеркивали свою связь с таким знаменитым предком, слава которого придавала особый блеск им самим; каждый из них считал необходимым соорудить в храме Хекаиба или молельню, или стелу. Не удивительно, что в некрополе столь могучих правителей 1-го нома мы встречаем замечательные по масштабам и монументальности гробницы, которые не уступят и усыпальницам номархов 10-го нома. Такова например, высеченная в скалах Асуана гробница Саренпута II, современника Сенусерта II.

Здесь по обеим сторонам коридора, соединяющего первый трехнефный зал со вторым, также трехнефным, высечены ниши с мумие-образными статуями Саренпута в натуральную величину — мотив, заимствованный из декорировки царских гробниц и свидетельствующий о несомненном стремлении и этих номархов подражать царским усыпальницам.

Раскопки гробниц в упомянутых областях дали очень интересный материал для характеристики скульптуры местных центров времени Среднего царства.

Очень существенно, что отмеченные нами стилистические особенности имелись уже и на статуэтках из Киса времени VI династии. Достаточно сопоставить статуэтку Нианхпепикэм, одного из номархов Киса VI династии, с бронзовой фигуркой Нахта и деревянной статуэткой Хэпикэм времени Среднего царства, чтобы в этом убедиться. Эти же отличительные черты сохраняются и позже, например на фигурах статуарной группы темного гранита (Каирский музей), изображающей жившего уже во вторую половину XII династии номарха Киса и верховного жреца богини Хатор Уххотепа с двумя женами и дочерью.

Однако на статуэтках из Киса другого назначения, относящихся к тому разряду, который мы условно назвали выше заупокойными статуэтками «идеалистического» типа, этих особенностей мы не встретим. Предназначенные дать отвлеченный образ умершего, они, естественно, не могли отличаться реализмом трактовки. И здесь, в Кисе, как и в других местах, им свойственны идеализированные, маловыразительные тела, спокойные, бесстрастные лица. Качество исполнения может быть лучше (как у статуэтки неизвестного) или хуже (как у грубой фигурки Хнумхотепа), но общее впечатление безжизненности остается одинаковым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *