Врачевание и погребение        08 декабря 2012        133         0

Физиологические данные

В главе о месте исторической антропологии в системе антропологических знаний уже говорилось о том, что последние два-три десятилетия прошлого столетия прошли под знаком все более пристального внимания антропологов к физиологическим темам и постепенного превращения антропологии из морфологической в морфофизиологическую науку. Это обстоятельство находит объяснение в необычайной плодотворности информации, извлекаемой из физиологических данных. Говоря о них, подразумевают не только физиологические данные в узком смысле слова, вроде цветной слепоты и вкусовой чувствительности к фенилтиокарбамиду, но и иммунологические реакции организма, выражающиеся в первую очередь в группах крови, а также биохимические свойства, например недостаточность фермента глюкоза-6-фосфатдегидрогеназы.

Прежде всего, о группах крови, изученных к настоящему времени наиболее полно как в генетическом, так и в географическом отношении. Помимо редких, так называемых семейных антигенов, распространение которых не выходит за узкие рамки групп родственников, было открыто около 30 антигенов, каждый из которых в той или иной концентрации (довольно сильно колеблющейся) распространен по всему земному шару. Здесь нет возможности сколько-нибудь подробно изложить даже основные сведения о группах крови, за подробностями отправляемся к любому руководству по изосерологии. Можно только перечислить уже открытые системы, наиболее широко используемые в антропологии, в том числе и исторической. После открытия в 1900 г. групп А, В и О и показа различий в их концентрации у представителей разных народов были исследованы системы MN, Р, резус, Льюис, Келл, Лютеран, Кидд, Даффи, Диего и др. Последовательной номенклатуры их нет, и поэтому список производит такое пестрое впечатление — иногда они обозначались латинскими буквами, иногда по фамилии лиц, в крови которых были открыты, и т. д. Благодаря интенсивной работе в этой области и быстро пополняемым знаниям о вновь открытых антигенах упорядочение этого разнобоя в названиях — актуальная задача. Природа групп крови еще недостаточно выяснена, но, в общем, они представляют собой определенные химические соединения, локализованные на поверхности эритроцитов.

Значительная групповая специфика выявлена и в кровяной сыворотке. Открытые до сих пор наследственные фракции белков сыворотки — гаптоглобины, трансферины и гаммаглобулины наподобие групп крови колеблются в своей концентрации по популяциям и в то же время генетически детерминированы. Аналогично ведут себя аномальные виды гемоглобина, проявляющиеся, правда, не панэйкуменно каждый, а на определенной территории. Аномальный гемоглобин S, являющийся причиной серповидно-клеточной анемии, послужил основой для создания чрезвычайно интересной, эволюционно и генетически плодотворной модели связи распространения этого заболевания с распространенностью малярийного паразита. Предположительно связь создается на базе устойчивости гетерозигот к малярии. Историческое значение этого факта состоит в том, что географический ареал малярийного паразита ограничен рядом условий, связанных с земледельческим типом хозяйства. Не без оснований эта популяционно генетическая модель используется и для объяснения геногеографии других видов аномальных гемоглобинов.

Кроме некоторых других генетически детерминированных и популяционно специфичных особенностей, определяемых в крови человека (вроде упомянутой выше ферментативной недостаточности глюкоза-6-фосфатдегидрогеназы и других ферментативных недостаточностей: существует еще несколько признаков с установленной наследственностью, о которых мы уже упоминали,- ощущение вкуса фенилтиокарбамида, цветная слепота. К ним можно отнести еще химический состав ушной серы, выделение определенных антигенов в слюне и т. д. Вариации этих признаков также изменяются по территориям, я внутри них — по отдельным популяциям.

Есть один чрезвычайно важный общий момент, объединяющий все физиологические признаки и противопоставляющий их признакам морфологическим в широком смысле слова (краниологическим, соматологическим и т. д.). Этот момент — строгая генетическая обусловленность, тип которой, как правило, хорошо изучен, и как следствие этого — почти полная автономия от средовых воздействий. В подавляющем большинстве своем физиологические признаки управляются в своей наследственной передаче немногими генами, что создает возможность перехода от фенотипа к генотипу — было предложено несколько формул, с помощью которых можно вычислить концентрации соответствующих генов на основании фенотипических частот. Это пока невозможно при работе с морфологическими признаками, генетически детерминированными многими генами, и поэтому там переход от установления морфологического сходства к генетическому родству осуществляется с помощью самых разнообразных дополнительных соображений, всегда довольно сложных и часто недостаточно убедительных. Этим определяется исключительное значение физиологических признаков в антропологии, так как они позволяют непосредственно судить о сходстве двух популяций по концентрации нескольких десятков генов и, следовательно, получить точную меру их генетического родства по этим признакам.

Помимо перечисленных признаков географическую изменчивость обнаруживает и ряд других физиологических данных, особенностей в сыворотке крови и т. д. Однако пока еще небыло удовлетворительных сведений о наследственной передаче этих признаков и ее закономерностях, поэтому интерпретация их была затруднительна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *