Теоретические вопросы        16 сентября 2013        69         0

Формы обмена и торговли

Разделение труда и развитие новых отраслей, таких как керамическое производство и металлургия, требовали появления новых форм обмена или торговли. Характер обмена менялся в зависимости от расстояния, на которое перевозились товары. Внутри отдельных общин условия обмена, вероятно, определялись обычаем, что было нереально для торговли на больших расстояниях теми товарами, производство которых было географически локализовано (например, металлами). Были необходимы определенные формы организованного обмена. Торговля в форме натурального обмена практиковалась еще в конце периода палеолита и в начале неолита. Добыча кремня и изготовление каменных топоров и другого оружия выделилось в специализированное ремесло к концу VIII тысячелетия до н. э. Свидетельством этого служит широкое распространение изделий, которые идентифицируются как сделанные из камня, добытого на конкретном месторождении или в конкретном регионе. К сожалению, мы не знаем, кем были агенты этой торговли. Торговля каменными орудиями могла осуществляться бродячими охотниками, а торговля металлами — кочующими племенами скотоводов, но это только догадки. После появления городов-государств и империй стали организовываться экспедиции, целью которых была не только торговля, но и грабеж.

Одним из главных последствий появления сельского хозяйства было расширение возможностей снабжать продовольствием население, проживающее на данной территории. Благодаря этому, по мере распространения неолитического земледелия наблюдался рост численности населения. Земледелие стало известно в долине Нила до 4000 г. до н. э., а в долине Инда — в течение следующего тысячелетия. Примерно к 2500 г. до н. э. оно проникло в Западное Средиземноморье, долину Дуная, на юг России и, возможно, в Китай. Распространение земледелия сопровождалось определенными изменениями в используемых технологиях, связанными с различиями в ресурсах и условиях климата. Например, в северном Китае главными продуктами питания стали просо и соя. В Юго-Восточной Азии основой земледелия были сначала таро, а позже (примерно с 1500 г. до н. э.) — рис. В этом регионе самыми важными одомашненными животными были буйволы. В степной зоне южной России и Центральной Азии неолитическое мотыжное земледелие не укоренилось; население здесь перешло к скотоводству. Возможно, именно в этом регионе в III тысячелетии до н. э. была одомашнена лошадь.

Основной единицей экономической и социальной организации в ранних земледельческих общинах была деревня, состоящая из 10-15 семей, с общим населением в 50-300 человек. Земледельческие деревни могут восприниматься как логические, а в некоторых случаях, возможно, и фактические преемники групп охотников позднего палеолита, хотя в среднем они были значительно крупнее ввиду лучшей приспособленности к окружающей среде. Условия жизни были несколько лучше по сравнению с условиями жизни в общинах охотников и собирателей. Обеспечение продовольствием стало более регулярным и предсказуемым, а жилища были, без сомнения, более удобными. Однако ввиду того, что численность населения имела тенденцию увеличиваться параллельно росту средств к существованию, земледельцы по-прежнему жили на грани выживания. Природные бедствия, такие как засухи, наводнения или нашествия насекомых вредителей могли нанести опустошительный урон целой деревне или группе деревень, а оседлая жизнь и более плотное население, чем у охотничьих племен, сделали людей более подверженными эпидемиям. Средняя продолжительность жизни, вероятно, не превышала 25 лет.

Прежде считалось, что неолитические земледельческие деревни были примерно одинаковыми по размеру и структуре до появления более могущественных городов-государств в середине IV тысячелетия до н. э. Археологические открытия указывают на существование общин с принципиально иной структурой, чем у земледельческих деревень, которые могут быть с полным основанием названы городами. Город, открытый под холмом Чатал-Гююк в Анатолии, датируемый серединой VII тысячелетия до н. э., состоял из близко поставленных друг к другу домов однотипной конструкции и размеров, построенных из глины и кирпичей, что предполагает четко поставленное разделение труда. Обсидиан, сырье для производства большей части используемых орудий, поставлялся из вулканических залежей, отстоящих на 70 миль. В Иерихоне, возможно, древнейшем постоянно обитаемом месте мира со следами неолитических поселений, относящихся еще к VIII тысячелетию до н. э., к VII тысячелетию до н. э. была возведена огромная каменная стена. Такое достижение, конечно, превосходило возможности простой земледельческой деревни. Существуют следы других подобных городов в районе Эгейского моря и на Ближнем Востоке; кроме того, несомненно, должны были существовать многие другие, еще не открытые городские поселения, возникшие еще до появления цивилизации в долинах великих рек Месопотамии и Египта. Точные функции и основа существования этих протогородов еще не определены. Возможно, они служили в качестве примитивных промышленных центров и перевалочных пунктов торговли для близлежащих земледельческих общин. Если это так, то их существование является свидетельством гораздо более сложной организации экономики (в условиях отсутствия центральной координации), чем прежде считали возможным для того времени.

До 4500 г. до н. э. Нижняя Месопотамия, регион между Тигром и Евфратом непосредственно к северу от Персидского залива, была менее населенной, чем другие обитаемые регионы Среднего и Ближнего Востока. Ее болотистые земли, подверженные ежегодным речным наводнениям, не подходили для примитивного мотыжного земледелия эпохи неолита. Более того, земля была практически безлесной; залежи строительного камня и минеральных ресурсов также отсутствовали. Однако в течение следующих тысячелетий этот на первый взгляд малоперспективный регион стал местом возникновения первой известной в истории великой цивилизации, цивилизации Шумера, с плотной концентрацией населения, городами многолюдными, монументальной архитектурой, а также с богатыми художественными, литературными и религиозными традициями, которые оказывали влияние на другие древние цивилизации на протяжении тысячелетий. Точная последовательность событий, которая привела к появлению этой цивилизации, неизвестна, но понятно, что экономической основой этой первой цивилизации было высокопродуктивное сельское хозяйство.

Природное плодородие аллювиальных черноземов каждый год возобновлялось благодаря илу, который оставался после разливов весной Тигра и Евфрата. Полноценное же использование потенциала почв этих требовало продуманной дренажной системы и ирригации, для которых, в свою очередь, были необходимы многочисленная и дисциплинированная рабочая сила, надзор и квалифицированное управление. Управление и надзор обеспечивал класс жрецов и воинов, которые управляли зависимым населением, состоящим из крестьян и ремесленников. Сбор дани, налогов и использование рабского труда давали правителям богатства, которые шли на строительство храмов и других общественных зданий, создание произведений искусства, а представителям правящих классов (или некоторым из них) — свободное время для создания утонченной цивилизации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *