Техника живописи и скульптурные приемы        08 марта 2012        85         0

Греческая монументальная живопись

Греческая монументальная живопись, как свидетельствуют древние авторы, возникает в 7 в. до н. э. Главными ее центрами являлись Коринф и Сикион. Есть сведения, что коринфские мастера Аригон и Клеанф расписывали целлу храма в Олимпии. Как и мастера скульптуры, древние живописцы в основном обращались к мифологическим сюжетам. Так, Клеанф изобразил разрушение Трои и рождение Афины, а роспись Аригона была посвящена Артемиде.

Известное представление о раннеархаической монументальной живописи дают сохранившиеся фрагменты раскрашенных керамических рельефов, служивших метонами и украшавших фронтоны. В некоторых случаях метоны представляли собой плоские керамические плиты, расписанные живописцами. Собственно говоря, фрагменты этих плит являются первыми, дошедшими до нас примерами монументальной архаической живописи. Эти малочисленные памятники показывают, что живописи архаики была присуща повышенная декоративность и масштабная выразительность цвета.

Греческая монументальная живописьТакими являются расписные метоны храма Аполлона в Терме (3-я четверть 7 в. до н. э.). Плоскостность решения, графическая выразительность контура определяют стилистическую близость росписи работам вазописцев. Следует, однако, отметить, что повышенная ритмическая выразительность композиции по сравнению с работами вазописцев показывает, что древний живописец сознательно учитывал требования монументальной росписи, воспринимаемой с относительно значительного расстояния. При малом количестве красок все же мастер стремится к большей цветности, чем в вазописи. В метоне с изображением Персея черный контур фигуры был нанесен на желтовато-розоватый фон, фигура написана розовато-коричневым цветом, а при изображении одежды применены пурпурная и черная краски. На другой метоне, изображающей охотника с двумя женскими фигурами, сочетание пурпурного, черного, белого, розового и желтовато-розового создает цветовой аккорд большой звучности и напряженной силы.

Мастера 7 и особенно 6 в. до н. э. создавали небольшие произведения на керамических плитках-табличках, так называемые пинаки. Пинаки обычно имели вотивиый характер, то есть приносились в дар храму. Хотя исследователи иногда считают пинаки первыми образцами станковой живописи, они все же, как и метоны, были исполнены в декоративно-монументальном плане.

Особого расцвета специфические качества архаической живописи достигают в 6 в. до н. э. Наряду с Коринфом выдвигаются такие центры, как Афины, Милет и Самос. В Коринфе продолжается традиция сдержанно декоративной живописи пинак. Мастера живописи на пинаках начинают стремиться к сочетанию декоративности цветового решения с большей конкретностью в передаче событий. От этого времени до нас дошли и росписи, выполненные на дереве, то есть в технике, избавлявшей мастера от необходимости учитывать огнестойкость красок. Мастера начинают создавать относительно сложные многофигурные композиции. Такова написанная клеевыми красками на деревянной доске сцена жертвоприношения (около 540-530 гг. до н. э.). Живописное решение «картины» отличает мягкая декоративная звучность в сочетании синего (пеплосы) и красно-коричневого (гиматии). Характерно применение контурной обводки черной и красной линиями (руки и лица женщин).

Греческая монументальная живопись

Заметное место в этот период занимает живопись малоазийской Греции. Согласно сведениям древних, малоазийские мастера начинают создавать наряду с произведениями на мифологические темы и росписи, передающие (вероятно, в героизированно-обобщенной форме) исторические события. Известно, что в картине, заказанной Мандроклом, строителем моста через Босфорский пролив, была изображена переправа через Босфор персидского войска. Более типичны для греческой культуры 6 в. до н. э. такие росписи (тоже известные только по отзывам древних авторов), как созданная художником Калифоном Самосским композиция «Битва греков с троянцами у кораблей», украшавшая храм Артемиды в Эфесе.

Судить о стилевых приемах, применявшихся в такого рода композициях мастерами ионийской и малоазийской Греции, можно по росписям некоторых терракотовых саркофагов второй половины 6 в. до н. э. из Родоса и Клазомен. Обычно на этих саркофагах по кремовому фону наносились темные силуэты фигур, дополнительно подцвеченные белой краской. Наиболее интересны те саркофаги, где наряду с декоративными фризами на внутренней стороне крышек помещались композиции повествовательного характера (например, состязание колесниц, сцены битв и т. д.). Такова роспись саркофага, хранящегося в Британском музее, изображающая битву греков с варварами. Мастер стремится к созданию исполненной динамики композиции, построенной на чередовании групп сражающихся.

Греческая монументальная живописьПредставление о развитии живописи во второй половине 6 в. до н. э. в Аттике дает пинака, посвященная, как гласит надпись, «прекрасному Мегаклу». Мастер сочетает лаконически-декоративную трактовку силуэта с острожизненной передачей движения. Точно найденный контраст динамики гибкого тела и устойчивости геометрической формы щита показывает, что живописец уже овладевает передачей эстетически возвышенной красоты человека и умеет ее акцептировать. Очень выразительна цветовая гамма: в своем сдержанном лаконизме она носит скорее монументальный, чем узорчато-декоративный характер. Черный контур фигуры, коричневый тон тела с прописанной черными линиями мускулатурой несколько напоминают приемы краснофигурной вазописи. Черная одежда, белый щит и пурпурный гребень шлема создают сдержанный цветовой аккорд. Близок по стилю к пинаке «прекрасного Мегакла» и фрагмент стелы из Суниона (510 г. до н. э.), на котором сохранилось профильное изображение головы юноши. Выразительна по своему цветовому построению и стела, изображающая Лисия, жреца Диониса, держащего в руке написанный черным цветом кубок и зеленую ветку (Афины, Национальный музей). Эти росписи дают представление о палитре живописцев.

Собственно говоря, это — основное, что мы знаем о художественном языке живописи 6 в. до н. э. Правда, мы можем расширить наше представление о применявшихся композиционных приемах, прибегая к работам вазописцев. Однако следует учитывать, что, хотя стилистически монументальная живопись и вазопись были близки, все же композиционные решения не могли быть аналогичными: вазописец всегда учитывал округлую форму сосуда, что в той или иной степени сказывалось и па композиционном решении. Живописец мог располагать более насыщенной палитрой, чем мастер вазовой росписи. Любопытны и разные тенденции в применении цвета: изящный графизм поздней чернофигурной вазописи обычно отличался большей скупостью в применении подцветки, чем в более ранний период, то есть четче выявлялась специфика вазовой росписи. Развитие живописи, естественно, сопровождалось усилением цветности. Свое значение имело и разное масштабное звучание образа, более миниатюрное в вазописи, более монументальное в стенных росписях и на метонах. В целом живопись эпохи архаики при безусловных достоинствах декоративного характера не являлась развитым видом искусства. Мастера лишь постепенно раскрывали ее специфические возможности, ее принципиальное отличие от вазовой росписи и от полихромной расцветки скульптуры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *