Врачевание и погребение        19 июля 2012        84         0

Гробницы частных лиц

Египет.

Гробницы частных лиц Раннего царства вначале были схожи с могилами первобытнообщинного периода и представляли собой яму, над которой насыпали холм из обломков камней и гальки. Такой холм был непрочен, и постепенно его стали обмазывать илом или гипсом и обкладывать кирпичом. Подобное улучшение формы могильного холма, вероятно, происходило в долине Нила повсеместно, в разное время. Именно на основе такой укрепленной насыпи и возникла ставшая потом надолго традиционной форма гробницы — мастаба. Начиная с I династии мастабы строили уже в разных некрополях Египта.

Гробницы частных лиц

Мастаба

Мастабы обычно окружались стеной из кирпича-сырца. Иногда на углу стены устраивали овальные башни. В Абу Роаше на северной стороне таких стен были обнаружены остатки деревянной обшивки, укрепленной при помощи веревок, продетых в просверленные у края прямоугольные отверстия и вмазанных в стены; на таких кусках могли писать имена и звания погребенных людей.

Гробницы частных лиц времени Раннего царства были неоднородны. Наличие в одних и тех же некрополях гробниц с различным устройством — от простых могил с одним — тремя помещениями до больших мастаб с разработанными надземными и подземными сооружениями вполне понятно, так как в этом отразилось имущественное и социальное неравенство классового рабовладельческого общества. Это неравенство отчетливо видно и по самим гробницам, и по качеству и количеству положенных с умершим вещей, и потому, насколько различно он бывал снабжен запасами пищи.

Мастабы высшей знати I династии резко отличаются от скромных гробниц рядовых рабовладельцев и приближаются к царским. Самая большая из них — мастаба везира Хемака (57,3X26 м) превосходила по размерам даже некоторые царские кенотафы. Другие аналогичные мастабы также были достаточно велики. Как в царских гробницах, наружные стены этих мастаб были декорированы чередующимися выступами и нишами. В надземных частях, которые в рядовых погребениях были сплошь заполнены строительным мусором или песком, в богатых мастабах устраивали кладовые. Количество кладовых иногда бывало очень велико: например, в гробнице Хемака их было сорок пять, причем они были четко и умело распланированы. В подземной части богатых мастаб, помимо погребальной камеры, также устраивались кладовые. Стены погребальных камер, которые в рядовых гробницах просто обмазывались илом, в рассматриваемой группе мастаб облицовывались кирпичом, деревом и даже камнем.

К подземным помещениям обычно вел ход с восточной стороны мастабы, начинавшийся пандусом и переходивший затем в лестницу, которая пересекалась спускными каменными плитами, преграждавшими доступ к погребальному помещению. Ступени обычно делались из кирпича, кирпичом же облицовывались и стены спусков. Однако имеются случаи, когда и ступени и облицовка стен лестниц сделаны из известняковых плит. Обработка камня отличалась высоким уровнем. Так, спускные плиты на лестнице у Хемака, размером 2,21 м в ширину и толщиной в 0,35 м, великолепно обтесаны.

В надземной части мастаб постепенно выделилось особое место для жертвоприношений. Сначала для этого служила просто территория около западной стороны гробницы, где между мастабой и окружавшей ее стеной оставляли более широкое расстояние, чем с других трех сторон, для того чтобы можно было поместиться всем принимавшим участие в приношении жертв. В западной стене самой мастабы устраивали небольшие ниши, куда ставили приносимые умершему дары. Внутри такие ниши иногда покрывали деревом, иногда же просто окрашивали в красный цвет, условно передававший дерево в египетских росписях.

То, что именно западная сторона гробницы первоначально явилась местом заупокойного культа, объясняется тем, что запад — куда заходит, как бы спускается под землю солнце — искони считался в Египте областью смерти; на западе, по египетской мифологии, находился и вход в преисподнюю. На западном берегу Нила чаще всего были расположены и некрополи прибрежных городов. Поэтому и тела умерших укладывали в гробницах лицом к западу — стране мертвых, где пребывали духи предков.

Однако постепенно, с изменением условий жизни, в особенности с развитием земледелия, связанным с освоением искусственного орошения, в религиозных воззрениях происходит ряд изменений, и в частности все большее значение приобретает культ солнца и других светил, что накладывает свой отпечаток и на заупокойные верования. Наглядным доказательством этого является иное положение умерших, которых стали укладывать лицом к востоку — навстречу восходящему солнцу. Очевидно, уже тогда возникло одно из основных представлений заупокойного культа рабовладельческого Египта, согласно которому живительная сила солнца связывалась с мыслью об оживлении умерших людей. Считалось, что души при восходе солнца выходят его приветствовать; когда же солнечное божество, переплыв в течение дня небо, спускается в преисподнюю и ночью проплывает подземный мир, то при его приближении мертвые встают из гробов и радостно встречают его.

В связи с новыми верованиями совершение заупокойного культа также было перенесено на восточную сторону гробницы: теперь и ниши для жертв устраивали в обращенной к востоку стене мастабы, и место обрядов оставляли перед этой же стеной. Когда, где и почему происходят эти изменения в заупокойном культе?

Факты убедительно показывают, что этот процесс начинается еще в конце IV тысячелетия до н. э. В до династических погребениях в Эль-Амра костяки уже лежали лицом к востоку. В раннединастическом некрополе Тура примерно половина костяков положена лицом на запад, а половина на восток. Во всех царских и иных крупных мастабах I династии ниши для жертв находились на востоке. С востока же был вход и в абидосских кенотафах I династии. Характерно, что это происходило повсеместно и последовательно.

Из всего изложенного материала видно, что изменения в заупокойном культе, появившиеся еще в процессе сложения классового общества, развились в начале Раннего царства, однако и тогда они в первую очередь касались сравнительно узкого круга лиц, заключавшего в себе верхушку общества — фараона и виднейших вельмож государства, бывших одновременно и ближайшими царскими родичами. В широкие массы рядовых рабовладельцев новые верования проникали не сразу, чем и объясняется различная ориентация костяков в небольших гробницах Раннего царства.

Несмотря на то, что зодчие Раннего царства были достаточно строго ограничены нормами культа, как в расположении гробниц, так и в выборе декорировки имелось несомненное стремление достигнуть, в пределах этих норм, известного художественного впечатления. Пропорции лучших мастаб были найдены удачно. Большое количество вариантов в оформлении выступов и ниш на наружных стенах говорит о желании внести разнообразие в скупые средства декорировки фасадов. Планировка внутренних помещений отличается четкостью, умением расположить их в нужном порядке; наблюдается явная склонность к симметрии, далеко не всегда продиктованная требованиями культа.

В ходе строительства гробниц был применен ряд новых приемов, в том числе различные перекрытия, которые должны были обладать гораздо большей прочностью в гробницах, чем в жилищах, где они не несли столь тяжелой нагрузки. Наряду с мощными межэтажными перекрытиями в усыпальницах царей I династии в Саккаре, в некоторых гробницах знати, например в Хелуане, где помещения целиком облицованы камнем, перекрытия также были из каменных плит. Существенным новшеством в архитектуре гробниц Раннего царства явился ложный свод. Он встречается в кенотафе последнего царя I династии Ка и в кенотафах царей II династии Перийебсена и Хасехемуи. В течение II династии ложный свод появился и в гробницах частных лиц в различных некрополях при сооружении перекрытий разных помещений — погребальных камер, кладовых, лестниц. Для того чтобы скрыть получавшийся при этом ступенчатый потолок, его в ряде случаев покрывали толстым слоем ила, благодаря чему создавалось впечатление купола.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *