Доисторические поселения        03 марта 2013        60         0

Хафадже

Вернемся к хронике археологических открытий и перечислим те из шумерских памятников, раскопки которых внесли наибольший вклад в наши уже весьма обширные знания о раннединастическом периоде. Имеет смысл начать с так называемой дияльской группы памятников хотя бы уже потому, что тамошние находки сыграли большую роль в разработке основополагающей хронологической схемы. В рамках же самого района р. Диялы приоритет, видимо, следует отдать г. Хафадже (древний Тутуб); внимание к нему было привлечено в 20-е годы прошлого века благодаря большому количеству шумерской фрагментированной скульптуры, которая добывалась здесь в ходе незаконных раскопок и поступала в лавки багдадских торговцев.

Источником этих древностей оказался холм, лежащий близ восточного берега р. Диялы, в 15 милях к северу от места ее слияния с Тигром. В первый же сезон раскопочных работ, производившихся экспедицией Восточного института Чикагского университета, прямо под вершиной холма были обнаружены остатки по меньшей мере двух шумерских храмов, один из которых, занимавший центральное положение, был посвящен богу Луны — Сину. В последующие годы были тщательно прослежены многократные перестройки храма, различные горизонты которого представили все этапы раннединастического периода, причем первоначальное основание его относилось еще к эпохе Джемдет-Наср.

Храм Сина в Хафадже, подобно зданиям «протописьменных» слоев комплекса Эанны в Варке, принадлежит к категории «наземных храмов». Это значит, что он никогда не возводился на искусственной платформе, а занимал площадку, форма, а возможно, и размеры которой определились расположением окружающих жилых построек. В соответствии с уже многовековой традицией храмового строительства его основа имела форму вытянутого прямоугольного святилища с алтарем-подиумом на одном его конце и со входом на другом. К храму Сина в его древнейшей форме уже были пристроены боковые камеры, что образовывало традиционную трехчастную планировку. Мало что добавилось к этому нехитрому сооружению вплоть до пятой перестройки в начале раннединастического периода (Храм VI), когда бесформенный внешний двор, через который к храму шли верующие, был расширен и обнесен стеной со «сторожкой» у ворот и всевозможными пристройками. Четыре последующие планировки, относящиеся к более поздним периодам, никак не изменили асимметричной планировки комплекса. Только в слое IX внешнему ходу был придан более благообразный вид, а во дворе поставлен еще один алтарь — под открытым небом.

Руководивший раскопками Хафадже П. Делуга обнаружил, что вся вершина холма была в ямах и туннелях, оставшихся после хищнических раскопок. Пришлось потратить целый сезон на выбирание из них разрыхленной земли, чтобы проследить линии стен, фрагменты которых сохранились на неповрежденных участках. Благодаря высокому археологическому мастерству он сумел восстановить планировку двух позднейших храмов Сина (IX и X), попутно обнаружив древние изделия, не замеченные грабителями. Добытые здесь вотивные статуэтки дополнили в известной мере коллекцию находок, но они имеют меньшее значение, чем храмовая утварь, ритуальные сосуды и мелкие изделия, залегавшие в нижних, непотревоженных слоях. К собранию находок прибавилось еще содержимое трех меньших по размеру храмов, которые располагались между жилыми постройками к западу и югу от храма Сина и оказались вне поля деятельности грабителей. Один из них представлял собой, по сути дела, большую бесформенную ограду с двумя святилищами внутри, в которых, как удалось установить П. Делуге по обнаруженной здесь надписи, отправлялся культ богини-матери Нинту. Два других храма имели по одному святилищу.

Все эти строения были «наземными храмами», но наконец, на исходе первого сезона работ, археологи обнаружили на пологом западном склоне холма остатки огромного, овальной формы теменоса («священного участка»), где некогда, очевидно, стоял типичный «высокий», т. е. вознесенный на искусственную платформе, храм. Раскопки Овального храма в Хафадже поставили П. Делугу перед такой технической проблемой, которая смутила бы многих других «археологов. Максимальная длина обведенного двумя рядами внешних стен овального теменоса равнялась почти 100 м, но от внешних стен, как и от стен заключенных между ними зданий, сохранилось лишь несколько рядов кладки. Делуге пришлось прибегнуть к методу раскопок, ранее до совершенства отработанному немецкими археологами в Варке; этот метод предполагал фиксацию положения каждого кирпича — единственно, что давало возможность реконструировать линии стен. Немало труда пришлось потратить на обучение этой технике местных рабочих-арабов, но в итоге наземный план комплекса был полностью восстановлен.

Хафадже

Реконструкция «Овального храма» в Хафадже после перестройки в III фазе раннединастического периода (ок. 2650-2350 гг. до н. э.)

На планах и реконструкциях видны три стадии застройки, относящиеся к этапам РД-II и РД-III. Прежде всего, бросается в глаза огороженное пространство в форме почти правильного овала, внутри которого служебные здания располагались так, что образовывали прямоугольный внутренний двор. Половину этой оставшейся площади заполняла едва прослеживаемая-теперь храмовая платформа, на которую вела единственная лестница. Овальная стена дополнялась второй, внешней; правильность ее формы с одной стороны была уже нарушена: здесь располагались внешний двор и вместительное жилое здание, возможно резиденция жреца. Во втором строительном горизонте (этап РД-III а) внешняя стена утолщается и усиливается с наружной стороны контрфорсами, а на этапе РД-III b пристраивается новый, довольно помпезный портал, занявший большую часть площади внешнего двора. Разрез, сделанный через основания обеих стен, показал, что их расширяющиеся уступом фундаменты залегали ниже вымостки двора. Кроме того, выявили феномен, которому нелегко найти аналогии в храмовом строительстве других периодов: перед закладкой фундаментов земля по всей площади «священного участка» была выбрана до глубины 4,6 м, а затем образовавшийся котлован заполнили чистым песком, доставлявшимся откуда-то из-за города. Делуга подсчитал, что для этой цели пришлось доставить сюда 64 тыс. куб. м песка, и предположил, что такая огромная затрата труда могла быть оправдана только специфическими требованиями ритуала.

Существенным дополнением к находкам в храмах Хафадже явилось содержимое погребений, из которых около 200 было найдено в пределах города, главным образом под полами жилых домов. По типу они варьировались от простейших шахтных могил до гробниц со стенами, облицованными кирпичом, причем по меньшей мере в двух случаях облицовочный кирпич был обожжен в печах, а гробницы перекрыты ложным сводом. Погребальный инвентарь состоял главным образом из керамических сосудов, которые благодаря своему многообразию немало содействовали окончательному решению проблемы раннединастической стратиграфии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *