Техника живописи и скульптурные приемы        06 июня 2013        73         0

Характерные моменты переживаний

В XVIII веке Урал становится крупнейшим промышленным районом страны. Масса крепостного народа была принудительно обречена на заводской труд. Нещадная эксплуатация работных людей усугублялась произволом администрации, жестокими телесными наказаниями, ссылкой «провинившихся» на каторгу.

Крепостные крестьяне были настолько закабалены работами для промышленности (заводской барщиной — в дополнение к сельской), что не могли вести земледельческое хозяйство и впадали в нищету. Например, в 1795 году в пермском имении Голицына было множество крепостных крестьян «последнего состояния», в том числе «питающихся милостыней» — 7974 души и «питающихся милостыней, дубом и корой» — 5426 душ.

Придавленность трудящихся порождала и питала религиозные верования. Обездоленная жизнь крепостного народа сделала излюбленными в деревянной скульптуре изображения человека в несчастье. Таковы мотивы униженной и страдающей личности, обреченной на мучительные терзания, на смертную гибель (страдающий и распятый Христос, усекновение главы Иоанна, скорбящая Богоматерь и т. п.).

Сюжет «Страдающий Христос» был особенно удобен для изображения живого человека, испытывающего жестокое к себе отношение. Убедительному, глубокому и правдивому раскрытию его переживаний помогали наблюдения окружающей жизни. Каждому из резчиков по-своему были ведомы человеческие страдания и бесправие. Их охватывали и горькие, и печальные, и обнадеживающие думы об окружающем мире.

Вот почему статуи сюжета «Страдающий Христос» вырезаны по-разному: в несходных толкованиях одного и того же мотива сказываются различные творческие индивидуальности резчиков. Влияла также и своя манера исполнения у каждого.

В противоположность статуям — совершенно явным коми-пермякам по облику, сохранились отдельные скульптуры, где некоторая схематичность форм, упрощенность исполнения ослабляют характеристику фигуры, ее психологическую выразительность («Сидящий спаситель» из Чермоза, статуи из Перми и Мотовилихи одного мастера и др.).

Но показательно иное. Многие резчики, в том числе и не преодолевшие упрощенных приемов изображения, стремятся передать характерные моменты переживаний.

В статуях из деревни Подъячевой, села Лимежа (возможно, одного мастера) и села Сиринского с особой силой выразительности исполнена окровавленная голова. Терновый венок с массой больших острых, как гвозди, шипов сразу останавливает на себе внимание зрителя, вызывает жуткое впечатление.

Жестокость мук, угнетенность, изображенного особенно ощущаются в статуе из Сиринского.

Характерные моменты переживаний

Сильной выразительности служит многое. Сидящий находится в подавленном состоянии. Печально подпирает он рукой голову. Резко обострились черты его лица. Около рта пролегли глубокие складки. Меж сдвинутых бровей образовались морщины. Во взоре широких глаз отпечатлелся ужас; они устремлены на зрителя. Остроте выражения местами помогает и прием линейной глубокой резьбы.

В однородных статуях из сел Косы, Кольчуга, Янидора резчик пытается добиться впечатления без устрашающих атрибутов, а только за счет мимики, позы, жестов. Но это не совсем удается (резчику было важно соблюсти каноничность в типе лица, руку изобразить рельефом, изогнутым по корпусу, и т. п.).

С расчетом на большой эффект выполнена статуя из Соликамска. В ней с достаточной полнотой переданы и душевные страдания изображенного человека, и атрибуты, характерные для момента.

Характерные моменты переживаний

В сравнении с другими соликамское изображение вернее анатомически построено, правильнее передает пластические формы человека. Это позволяет сразу увидеть усталую позу, а в неподвижности почувствовать неизменно горестное положение изображаемого. Небольшой поворот головы, чуть склоненное влево лицо, отведенные в сторону унылые глаза и другие живые черты приковывают внимание к главному.

На печальном лице русского простолюдина отражается его мучительное психологическое состояние, какая-то тягостная внутренняя сосредоточенность, притупленность чувств от долгих горьких переживаний. Такое выражение душевной подавленности подкрепляется атрибутами страданий (венок с шипами на голове, лоза в руке, кандалы на ногах). Эти предметы истязаний очень заметны, но не выдаются чрезмерно из композиции. Следующим шагом, завершающим композиционные поиски, явилось создание скульптуры, которая и без атрибутов глубоко передает переживания человека-страдальца. Такова статуя из поселка Пашии. Однако рассмотреть ее целесообразно дальше — вместе со второй работой, вероятнее всего того же мастера, но другого, хотя и близкого сюжета.

В результате рассмотрения группы скульптур становится ясным истинный их прототип. Несомненно, это был забитый, подневольный крестьянин или работный человек, обреченный на неизбывные муки. Конечно, такой жизненный мотив получал тогда воплощение лишь в иносказательной форме, в деревянной скульптуре религиозного вида.

Не являются ли, однако, подобные скульптуры простой иллюстрацией ходячего в прошлом утешения «Христос терпел и нам велел»?! Церковь ведь активно насаждала такую мораль.

Конечно, церковники, особенно духовенство, прибегали ко всяким ухищрениям, чтобы использовать статуи в своих целях. О том, как это делалось, уже говорилось раньше — при объяснении сюжета статуи «Сидящего Христа». У его фигуры, укрытой в темницу, при зыбком свете лампады виднелось только лицо с терновым венком да атрибуты страданий, то есть то, что помогало распространять церковные выдумки о «Страдающем спасителе». Существенно, однако, то, что воплощено резчиками в статуях, и как к этому относился угнетенный народ. Освободив скульптуры от церковной декорации, мы получили возможность видеть их в том подлинном виде, в каком они были изваяны. Появилась, следовательно, возможность судить о работах резчиков объективно. Стало видно, что наперекор церковным целям в изваяниях сильны языческие традиции, явно земные черты. Божества созданы местными людьми по своему образу и подобию, и это порождало взгляды и отношения к ним иные, чем хотели бы церковники.

Развитие реалистических начал помогло скульптуре поведать о человеке тех лет. Реалистические и народные черты в этих пластических работах развиваются и крепнут в связи со служением человеческим интересам.

Создатели скульптур старались понять и отобразить человеческое страдание, вызвать сочувствие, гуманное отношение к людскому несчастью. А это не проходило мимо народа, оказывало на людей сильное эмоциональное воздействие, прививало человеку участливое отношение к бедственной судьбе другого. Таким чувством был вызван отзыв одного из крестьян о скульптурном изображении: «Жалостливо уж очень смотреть на него».

Примером тому служит и статуя «Сидящего Христа» из Пашии.

Характерные моменты переживанийС этой статуей связана легенда, относящаяся к первой половине XIX века, ко времени перемещения в часовни девятнадцати скульптур из пашийской церкви (при ее перестройке). Статую «Сидящего спасителя в темнице» перенесли в одну из часовен Пашии. Недовольная этим, статуя якобы надолго напустила «непогодь» — ненастье — на поселок. (Разве не так же насылал несчастья на ханты их «Лесной шайтан»?!).

О своеобразном отношении населения к статуе говорит то, что ее предпочитали другим предметам культа. В часовне, куда перенесли статую, поклонялись ей. А престольной иконе пророка Ильи не молились даже и при службе в Ильин день. Пашийская статуя вместе с темницей привезена в Пермь и выставлена в галерее. Темница этой статуи — особенная. В глухих местах Прикамья темницу попросту сколачивали из покрашенных синькой досок. Побогаче темницу делали с небольшой узорной золоченой резьбой на светлых досках. Пашийская же темница выделяется богатством орнаментальной и фигурной резьбы из дерева. Резные витые колонны по углам темницы сплошь покрыты рельефами, изображающими ветки и плоды. Колонны соединены ажурными узорными цокольными стенками, тягами на гранях свода и карнизами. В центре карнизов находятся горельефы — головки ангелов на облаках. На колонны и карнизы поставлены небольшие статуи ангелов с атрибутами «страданий Христа». Так в одной конструкции применены все основные виды скульптурной резьбы.

Статуя помещена внутри этого сооружения, за стенками с частыми решетками и стеклами. Это дает возможность смотреть на нее не только с лицевой стороны, но и с боков, и не занимать внимания атрибутами — они перенесены к фигурам ангелов.

Казалось бы, здесь мы встречаемся с автором, выказавшим страсть к резьбе и понимание специфики скульптуры. А это важно: в Пашии ведь был вырезан большой комплекс — девятнадцать фигур. Однако надо сразу сказать, что большинство скульптур (как и орнаментальная темница с фигурами ангелов) выполнено видимо по эскизам мастера, заурядными резчиками. Они хорошо знали лишь ремесло резьбы, преимущественно — орнаментов. (Подобная резная сень нашлась еще в Прикамье в селе Орле).

Лишь две пашийские работы обладают крупными художественными достоинствами — они созданы талантливым скульптором.

Пашийская статуя, сидящего в темнице Христа, — уникальна, не встречаются такие. Она — создание смелой индивидуальности творца. Концентрируя внимание на лице, скульптор создает необычную композицию фигуры. Ее руки опущены и лежат, перекрещиваясь одна с другой. Не встречается в других статуях и движение в ногах, а здесь правая нога положена на левую. В объемных формах обнаженной фигуры не ощущается живое тело, но нет и грубых отступлений от пропорций, от анатомического строения человека. Склоненная поза фигуры, безвольно опущенные руки усиливают отраженные на лице переживания.

Для более глубокого раскрытия душевного состояния мастер умело использует вместе с пластическими и цветовые средства — раскраску скульптурных форм. Раскрашивать дерево стали в церковной скульптуре для того, чтобы придать естественность изображению, чтобы оно не было таким условным, как в идолах. Раскраской скульптур создатели их завершали построение объемных форм, полнее передавали свои замыслы.

Выражение лица пашийской статуи достигнуто в первую очередь пластичностью форм.

Характерные моменты переживаний

Объемное построение, округлые рельефы, текучая плавная моделировка воссоздают резко осунувшееся лицо. На нем глубоко запали глаза, высоко выдались скулы, ввалились щеки, похудевшее лицо книзу совсем сузилось.

Раскрашено лицо серо-охристым тоскливым цветом. Впечатляющее действие оказывают глаза. Погруженный в себя взгляд их полон душевной боли. Настроение усиливают красные пятна крови на лбу, стекающие вниз струйки ее.

По мере обхода статуи, особенно при взгляде на нее в профиль, открываются некоторые новые грани облика — суровые контуры носа и лба, рельефность глазных яблок и др. Канонический элемент — венок на голове — и в этой статуе не играет существенной роли. Он — без шипов, просто переплетены четыре прутика.

Необыкновенно выразительна и вторая работа из Пашии. Это голова Христа из группы «Распятие с предстоящими».

Характерные моменты переживаний

Сама фигура распятого и фигуры «предстоящих» вырезаны местами грубовато, со многими упрощениями. Только ответственная часть изображения — голова Христа — увлекла, очевидно, какого-то другого, одаренного мастера и выполнена им с сильным чувством. Мог создать эту голову в Пашии только автор статуи «Сидящего Христа». Тоже оригинально исполнена голова распятого Христа и с большой творческой смелостью. Все средства служат раскрытию черт человека, перенесшего ужасные страдания.

Для яркого воплощения сущности образа скульптор заостряет природные формы лица, прибегает к подчеркнутому преувеличению. На исстрадавшемся лице резко обрисованы лицевые кости, обострившиеся формы. Глаза настолько глубоко запали, что неприкрыто выступили грани лба. Рядом с выпуклостями закрытых век образовались сильные углубления. Ниже этих углублений на исхудавшем лице пролегли широкие борозды морщин. От скул до нижней челюсти — большие впадины на щеках.

Фактура рельефов тоже служит острой моделировке лица, искаженного мучениями. Следы резавшей стамески видны на лице даже после раскраски. Резьба не заглаживалась, на поверхности намеренно оставлялись резкие грани форм. С той же целью раскраска скульптуры произведена без грунтовки.

Бесспорно, автор этой работы проявил большое пластическое искусство. Он достиг впечатляющей психологической характеристики образа, наполнив его сильной экспрессией.

Удачная резьба головы распятого Христа встречается еще в некоторых фигурах, которые сами исполнены посредственно.

Видимо, одним и тем же резчиком созданы скульптуры «Сидящего Христа», «Саваофа», ангелов из Мотовилихи и Перми, «Распятия с предстоящими» из села Усть-Качки. Художественные качества их невелики, а недостатки бросаются в глаза. Лица у разных персонажей схожи, фигуры даже внешне недостаточно умело образованы. Но снова достигнута выразительность головы распятого Христа из Усть-Качки. Только в данном случае голова выполнена резчиком всей скульптуры. При этом сама фигура вырезана упрощенно, в формах заметна стилизация.

Характерные моменты переживаний

Пластический строй этой головы совершенно иной, чем в скульптуре из Пашии. Здесь обобщенные крупные формы лица воздействуют на зрителя благодаря светотени. Свет различной силы на рельефах и тени разной интенсивности в углублениях оживляют строгую моделировку лица. В покое мертвой головы хорошо улавливается отпечаток напряжения, испытанных страданий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *