Архитектура        09 ноября 2012        239         0

Храм в Эриду

Храм в Эриду, первый чисто обеидский храм, стоял уже на довольно значительном искусственном возвышении, и однообразие его голых наружных стен нарушалось расположенными на равном расстоянии друг от друга выступающими контрфорсами. Этот, архитектурный прием повторялся при каждой последующей перестройке. В течение обеидского периода здание перестраивалось и увеличивалось в размерах не менее шести раз, пока, наконец, последний обеидский храм не достиг 23,5 м. в длину и 12,5 м в ширину, а платформа, на которой он стоял, занимала площадь 26,5 м. Х 16 м. Храмы имели каждый форму длинной целлы, в одном конце которой помещался алтарь, а недалеко от другого конца — подиум или стол для жертвоприношений; по обеим сторонам нефа симметрично группировались боковые приделы. Таким образом, на традиционном месте древнейшего в Месопотамии святилища мы видим стандартный план шумерийского храма, прочно утвердившийся к середине обеидского периода.

Отсюда, очевидно, можно сделать вывод, что храм в этот период уже играл ту центральную роль в хозяйстве общины, о которой свидетельствуют древнейшие письменные документы. По всей вероятности, он служил местом концентрации общественных излишков данной группы. Очевидно также, что план создания храма и наблюдение за его постройкой, совершение религиозных обрядов и управление хозяйством божества осуществлялись профессиональными служителями культа. Иными словами, мы можем предполагать существование в тот период целой корпорации профессиональных жрецов, освобожденных от всепоглощающей обязанности собственным трудом добывать свой хлеб и поддерживаемых общиной с тем, чтобы они могли выполнять свою важнейшую обязанность — обеспечить общине вечное и благое покровительство ее божественного патрона. Более того, обеидские сосуды, найденные на определенных поселениях, украшены символическими знаками, которые впоследствии ассоциируются с божествами той же самой местности; так, например, изображение полумесяца встречается на сосудах, найденных в Уре, главным покровителем которого был бог луны — Наннар.

В таком случае, если под «шумерийцами» мы подразумеваем основателей особой политической и религиозной системы исторического Шумера, мы можем без опасения назвать земледельцев-скотоводов обеидской культуры «шумерийцами». Однако, поскольку мы пока еще не имеем никаких сведений об их языке, было бы, пожалуй, осторожнее называть их «протошумерийцами». В то же самое время, поскольку обеидские храмы в Эриду были воздвигнуты непосредственно на месте древнейших святилищ и даже покоились на искусственном возвышении, заключавшем внутри себя фундаменты этих более древних зданий, нужно полагать, что религиозная традиция восходит к самому основанию поселения. Таким образом, несмотря на изменения в керамике, было бы законно предположить, что и население оставалось неизменным, а, следовательно, название «протошумерийцы» может распространяться и на первых поселенцев Шумера.

Более того, типичное устройство храма, состоящего из длинной центральной целлы, окаймленной с обеих сторон боковыми приделами, которое мы находим на крайнем юге, в Эриду, повторяется, хотя и в меньших масштабах (предельная длина 8,15 м), на севере в древнейшем храме Гавра. Таким образом, даже в Ассирии обеидские колонизаторы должны быть определены как протошумерийцы. Вместе с тем, хотя их культура, в общем, является полным повторением шумерийской, отдельные черты керамики, особенно сосуды с носиком, предназначавшиеся для возлияний, свидетельствуют о том, что древнейший обеидский храм в Гавра соответствует по времени только поздней фазе в Шумере, представленной Эриду. Таким образом, создается впечатление, что распространение протошумерийцев на лесостепь шло очень медленно, и, пока на севере процветала халафская культура, они, по-видимому, обосновались в болотах дельты. Храм обеидского периода в Гавра так же, как в Эриду, неоднократно перестраивался и увеличивался в размерах. Ко времени Гавра весь храмовый комплекс превосходил размерами любой из обеидских храмов в Шумере, а фасады этого храма были украшены чередующимися нишами и контрфорсами, точно так же, как урукские храмы Шумера.

Храм в Эриду

Это явление наряду с другими фактами (например, ввоз лазурита) заставляет предполагать, что обеидская культура Гавра — XII соответствует по времени урукокому периоду в Шумере.

Добавить комментарий