Путешествия и открытия        17 августа 2012        167         0

Индейцы Боливии

Чтобы получить представление о Боливии, лучше всего пересечь ее, спускаясь от горных массивов Анд до восточных равнин.

Свой рассказ об индейцах Боливии мы начнем со священного озера Титикака, расположенного на западе Боливии. Это огромное скопление пресной воды окружено горами.

В темно синих водах озера, словно в гигантском зеркале, отражаются вершины Анд. Кажется, что природа раскинула его у ног горных великанов, чтобы они могли любоваться собой.

Живущие здесь индейцы, большинство которых принадлежит к племени аймара, плавают по озеру в легких самодельных каноэ. Они сплетены из тотора, американского камыша, с таким искусством, что совсем не пропускают воды. Из этого же материала сделаны три или четыре сиденья. В центре каноэ устанавливается длинная мачта, на которой укрепляется парус, тоже из волокон тотора. Весла лодки вытесаны из легкого дерева.

Индейцы Боливии

На первый взгляд каноэ не внушает доверия, но мы отдаем себя во власть паруса, управляемого опытным лодочником, и отчаливаем от берегов поселка Копакабана. Суденышко оказывается необычайно устойчивым, и мы чувствуем себя превосходно. Путь наш лежит к острову Солнца. При попутном ветре туда можно доплыть за шесть часов.

Индейцы высокогорья обычно неразговорчивы, и все попытки завязать беседу с нашим рулевым оказались бесполезными. Нам удалось узнать только, что погода будет хорошей. Известно, что индейцы умеют удивительно точно предсказывать погоду, поэтому мы были спокойны.

Но вот мы уже взбираемся на каменный причал. Уступив, наконец, настойчивым расспросам, лодочник поведал нам древнюю историю острова Солнца. Он рассказал, что остров этот, самый большой на озере, был когда-то излюбленным местом пребывания верховного правителя — Инка. Здесь он отдыхал и молился богу Солнца, в честь которого был сооружен храм.

Мы прошли к глубокой бухте, берега которой были усажены деревьями. Казалось, что какая-то волшебная сила принесла их на эту голую землю, где ютилось лишь несколько глинобитных лачуг.

В бухту хрустальной нитью сбегал ручей.

Огромная, в 156 ступеней, высеченная из камня лестница поднималась вверх по склону холма. Она кончалась небольшой площадкой. Здесь прямо из скалы, рассыпая алмазные брызги, с шумом бил сильный фонтан.

На площадке стояло каменное кресло, в котором, по словам проводника, любил восседать сам Инка, созерцая раскинувшиеся у его ног владения.

Мысли наши неудержимо полетели к тем далеким временам, когда земля, на которой мы сейчас стоим, была частью великого и всесильного инкского государства Тауантинсуйу.

Именно на острове Солнца, по словам легенды, зародилось инкское государство. Первые из племени инков — Манко Копак и его жена Мамма Оклью — появились здесь, на острове, волоча за собой золотой плуг. В том место, где плуг легко вошел в землю, было создано новое государство, которое должно было служить богу Солнца на земле и спасти индейские племена, обескровленные междоусобными войнами.

Мы вспомнили, что у инков был выразительный, певучий язык, своя письменность. Через горы и долины они прокладывали большие, хорошие дороги. Инки организовали даже почту: вдоль дорог на определенном расстоянии были установлены посты, здесь послания передавались от одного скорохода другому.

Рассекая спокойные воды озера, голубизна которого на горизонте сливалась с синевой неба, мы отправились в обратный путь — к поселку Копакабана. Возвратились мы, когда уже наступила ночь и на небе каким-то особым, свойственным лишь гористым местам светом зажигались звезды.

Утром следующего дня мы попали в храм на Праздник. Индейцы разряжены в шкуры ягуаров. В поля войлочных шляп воткнуты длинные перья. На женщинах по нескольку домотканных шерстяных юбок самых различных цветов. Во время танца юбки развеваются, и женщины становятся похожими на пестрые волчки. Музыканты играют на флейтах, искусно сделанных из стеблей растений. Мелодии индейской музыки проникнуты глубокой грустью, — кажется, что инструменты плачут.

Больше всего поражает неутомимость танцоров и музыкантов: пляшут и играют почти без отдыха в продолжение нескольких дней.

Нам не хотелось покидать этот красочный праздник, но путешествие только начиналось, впереди был длинный и нелегкий путь.

У пролива Тикина мы остановились и, чтобы не очутиться на территории Перу, решили перебраться на противоположный берег по воде. Мы усаживаемся в каноэ.

На берегу нас встретила девочка-индианка с раскосыми глазами и красными, как апельсин, щеками. Она предложила нам полную корзину живой рыбы. Наше внимание привлекли удивительно крупные форели — больше метра в длину.

И вот мы снова в пути. Едем вдоль берега озера Титикака. Одно за другим вырастают перед нами индейские селения. Постройки едва выглядывают из-под земли, словно они забрались туда, спасаясь от холода. Стены хижин сложены из кирпичей, изготовленных из глины, смешанной с соломой. Сверху они покрыты жесткой травой. Образуемый ею навес спускается почти до земли. Чтобы войти в хижину, приходится сгибаться в три погибели.

Вид на город Ла-Пас, столицу республики, открылся неожиданно. Внезапно мы оказались на краю огромного котлована, словно вырытого человеком. На дне этого котлована и расположен город. За ним вдали видна гора Ильимани с тремя снежными вершинами, возвышающимися более чем на 6 тысяч метров над уровнем моря. Словно гигантский занавес, поднимается она за городом. Невозможно описать впечатление, которое производит Ильимани; недаром многие утверждают, что это одна из красивейших гор на земле.

Ла-Пас был основан испанцами четыре века назад. Это самая высокогорная столица в мире: она расположена на высоте 3 700 метров.

Улицы города чрезвычайно извилисты и проложены на разном уровне. Нередко дом построен так, что с одной стороны в нем несколько этажей, а с другой, выходящей на параллельную улицу, всего один.

В городе есть несколько замечательных по архитектуре католических соборов. Среди них выделяется городской собор, построенный из гранита руками рабочих-индейцев. Его украшают коринфские колонны. Капители их вызывают восхищение: несмотря на твердость материала, рисунок тонок и четок.

Мы поднялись из котловины, где лежит город, на возвышенность и направились к горным долинам.

…Наш путь лежал через город Оруро. Это центр добычи олова. Здесь в копях Колкири извлекают из-под земли до тысячи тонн руды в месяц. По добыче олова Боливия занимает одно из лидирующих мест в мире, поэтому история разработок оловянной руды — история самой Боливии. Ископаемые богатства, как это ни парадоксально звучит, принесли стране неисчислимые бедствия, связанные с проникновением в Боливию иностранных монополий, изуродовавших и разрушивших ее экономику.

…Вести машину становится все труднее. Дотоле бежавшая по плоской, слегка холмистой равнине дорога внезапно устремилась вниз по крутому склону, которому, казалось, не будет конца.

Постепенно травянистая растительность Боливийского нагорья, состоящая в основном из паха брава и других высокогорных трав, сменяется древовидными породами. Встречаются более яркие по окраске птицы, не похожие на пернатых высокогорных районов.

Мы спускаемся по ухабистым, неровным дорогам, на которых боливийский шофер снискал себе славу одного из лучших в мире. Температура постепенно повышается, а легкий аромат, распространившийся в воздухе, извещает нас, что мы въезжаем в житницу Боливии — долину Кочавамбы. Она покрыта пышной растительностью. Долина расположена на высоте 2 500 метров. Невозможно оторвать взгляд от живописного пейзажа. На темно-синем, безоблачном небосводе открывается линия далекого горизонта. Зеленеют покатые холмы.

Внезапно шофер резко тормозит: лопнула шина. Мы выходим и осматриваемся. По сторонам дороги стоят хижины. Это селение Уарми-Мальку. Здесь живут индейцы племени кечуа. Не проходит и нескольких секунд, как нас плотным кольцом окружают самые маленькие обитатели селения. Ребятишки с любопытством рассматривают автомобиль, а самые храбрые трогают его ручонками, оставляя на пыльном кузове следы пальцев.

Индейцы долин значительно отличаются от горцев: они более рослые и не такие смуглые. Мужчины носят штаны из белой домотканной шерсти. Подпоясаны они цветным широким кушаком с вытканными на нем фигурками людей и животных. Поверх рубашки из белой, также домотканной материи — короткие куртки из ткани, похожей на кашемир; на ногах кожаные «охотас», напоминающие древнеримские сандалии. Женщины надевают длинные, доходящие почти до щиколоток рубашки, перехваченные менее широким, чем у мужчин, поясом. На плечи набрасывают легкий пестрый платок. Дети одеты так же, как взрослые.

Мы направились по шоссе, которое является и единственной улицей селения. Навстречу нам из хижины вышла женщина. Она разостлала на глиняной скамье перед домом замечательной красоты домотканное одеяло и предложила нам присесть. Вслед за нею, отдавая долг традиционному гостеприимству, вышла ее дочь и вынесла блюдо с вареным маисом и небольшими свежими сырами из коровьего молока.

Мы воспользовались любезным приглашением, давшим нам возможность познакомиться с маисом, излюбленным и, надо сказать, основным продуктом питания здешних индейцев. Они, пожалуй, больше чем какой-либо другой народ на земле употребляют маис: отваривают, поджаривают его, размалывают и вместе с картофелем добавляют в мясную похлебку. В тяжелые годы блюда из маиса становятся единственной пищей.

Нас пригласили в хижину. В ней две комнаты выходящие окнами на улицу, и кухня. Стены хижины сложены из сырого кирпича, а плоская крыша — из обожженных плиток. Потолка нет, пол земляной. Спят индейцы в самом темном углу на глиняных возвышениях, укрываются домотканными одеялами и овечьими шкурами. В кухне — небольшая плита, глиняная посуда. Столовые ножи сделаны из дерева; вилками индейцы не пользуются и почти все едят руками.

В широком дворике устроено небольшое крытое помещение для выпечки хлеба, с печью в виде полукруглого свода.

Во дворе расположены стойла для коровы, овец, а иногда, если индеец побогаче, и для низкорослой лошадки или осла.

Мы распрощались с нашими новыми друзьями и отправились к городу Кочавамба, лежащему в сердце долины у подножия пологих холмов. Это один из крупных городов страны. Его рассекает на две неравные части река Роча, русло которой заполняется водой лишь летом, в период дождей. Через Рочу перекинут новый железобетонный мост.

Улица Перу, по которой мы въезжали в город, является продолжением шоссе, идущего из Оруро.

Центральная площадь названа в честь борьбы за независимость Площадью 14 сентября. Ее окружают здания в испанском стиле с аркадами из резного камня.

На площади разбиты скверики. В центре ее возвышается памятник Независимости: на коринфской колонне — распластавший крылья кондор. Эта гордая птица — символ Боливии — изображена на гербе страны.

Проехав по широким, усаженным деревьями аллеям, мы очутились в Старом городе с его узкими улицами.

Здания тут построены вокруг двух или трех дворов и связаны между собой широкими арками. Вдоль второго этажа тянутся крытые галереи.

Посреди первого внутреннего двора возвышается колодец. Второй двор предназначается для различных служб, в третьем находятся домашние животные.

Несколько часов езды по живописной дороге мимо индейских поселков, и долина остается позади.

Наша машина взбирается вверх по склонам синих гор. Растительность становится все беднее и беднее. Поля небольших плоскогорий засеяны пшеницей и картофелем. Попадаются стада овец. Индейцы-пастухи, сопровождаемые собаками, легко взбираются на отвесные скалы.

В департаменте Санта-Крус, где мы едем, живут индейцы камба. Они рослое кечуа, более светлолицы. По стройности и гибкости они напоминают африканских негров. Камба носят легкую белую одежду. На голове у них широкополые соломенные шляпы. Все босы. Они никогда не расстаются со своими мачете, похожими на восточные ятаганы.

Становится теплее, появляются москиты.

Мы двигаемся уже по рассеченным крупными судоходными реками равнинам, где в изобилии водятся дикие звери и пресмыкающиеся. Деревья по обочинам дороги обвиты лианами. Эта богатая и обширная область почти не тронута рукой человека, если не считать новой дороги, по которой мы едем.

Основное занятие камба — земледелие и животноводство. Скот находится в полудиком состоянии: животные почти без присмотра пасутся на огромных пространствах. С большим трудом их удастся собирать в загонах и связывать, чтобы поставить клеймо или отправить на убой. В Санта-Крус мы приехали уже ночью. Этот город — главный населенный пункт восточных равнин Боливии. Строения здесь деревянные, под черепичной крышей. Бросаются в глаза навесы над тротуарами, предохраняющие пешехода от палящих лучей солнца.

И так, наше путешествие, начатое у западных границ Боливии, закончилось на востоке. Мы пересекли часть страны от гигантских Анд до обширных восточных равнин. Мы не видели города Потоси. В его окрестностях подымается гора, известная богатыми залежами серебра. Издавна существует выражение, что здешнего серебра хватило бы на постройку моста от рудника через весь Атлантический океан до стен Мадрида.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *