Техника живописи и скульптурные приемы        26 сентября 2012        65         0

Искусство бесермян

В декоративном искусстве северных удмуртов имеется своеобразная локальная разновидность, связанная с искусством бесермян. Бесермяне — небольшая этнографическая группа, говорящая на удмуртском языке. Основная масса бесермян расселена в бассейне Чепцы, где они проживают в Балезинском, Глазовском, Юкамен-ском, Ярском районах.

Вопрос о происхождении бесермян до настоящего времени в научной литературе остается открытым. Ряд исследователей считает, что бесермяне принадлежат к кругу тюркских племен до-булгарского населения Среднего Поволжья. Н. П. Штейнфельд, например, выделяет их в отдельную этническую группу и считает, что бесермяне близки к чувашам, и предполагает, что в прошлом эти два народа жили в пределах Булгарского государства, т.е. на Средней Волге. Большинство исследователей считает бесермян потомками переселившихся на Чепцу булгар после разгрома Булгарского государства татаро-монголами. Этноним «бесермяне» на Руси понимался как «мусульмане». Несколько иной точки зрения о происхождении бесермян придерживается Г. Н.Трефилов. Он считал несомненным филологическое родство ряда топонимов Венгрии, созвучных с этнонимом «бесермян». Письменные источники довольно рано выделяют бесермян в особую этническую группу.

С середины XVII века русские дозорные и писцовые книги упоминают бесермян среди удмуртского, татарского и русского населения в бассейне Чепцы на севере Удмуртии. Этнографами установлено, что материальная культура бесермян подвергалась на протяжении ряда столетий культурному воздействию со стороны татар и удмуртов. Восприняв удмуртский язык, некоторые элементы удмуртской и татарской культуры, бесермяне в настоящее время представляют особую этнографическую группу удмуртского народа, однако они сохранили в своей материальной культуре следы булгарского влияния. В настоящее время полностью еще не исследованы особенности их фольклора и декоративно-прикладного искусства. Сохранение в их быту своей национальной одежды, отличной от удмуртской по декору и характеру, обстановки в убранстве жилища позволяет нам присоединиться к мнению о не финно-угорском происхождении бесермян.

В народном быту бесермян, как и северных удмуртов, декоративно прикладное искусство имело самое широкое распространение. Широкое применение оно имело в убранстве интерьера и оформлении народного костюма. В организации предметного пространства народного жилища ему отводилось большое место. В противоположность сдержанности внешнего оформления интерьер бесермянского жилища отличается богатым цветовым и пластическим решением. Предметы обстановки и утварь вместе с тканями домашнего производства в бесермянском жилище составляли единый и цельный декоративный комплекс. Они были связаны между собой функционально и художественно.

В интерьере бесермянской избы хорошо выявлены плоскости стен с их простым, необработанным деревом коричневато-золотистого оттенка, расчлененных проемами окон. В простой планировке избы, почти в ее середине, располагалась печь, установленная на цоколе-срубе, углы которой часто были обшиты досками. Глухая стена печи выходит в главную зону жилища и имеет ряд небольших выемок-нишей для сушки мелких вещей. Своей скульптурной массивной формой она противопоставлена интерьеру. С двух сторон печи разделяет жилище на две половины деревянная перегородка. Над ней во всю длину избы вешали тканый узорный ламбрекен. Почти треть площади избы, в ее задней части, занимали полати («сэндра»). Пространство между потолком и полатями также было отделено от остальной части жилища узорным ламбрекеном.

Из крупной мебели в красном углу стоял стол, вокруг стен тянулись лавки, над которыми крепились полки («жажы»), доходившие до красного угла, где помещалась божница («мудор жажы»), а под нею — стол («жок»), В передней части избы у дощатой перегородки ставили сундук, ткацкий стан.

Искусство бесермян

Пространство между печью, боковой и задней стенами было занято маленькими полатями («пичи полать») для хранения кухонной утвари и продуктов. Своеобразный колорит убранству жилища придавали различные предметы обихода, которые отличались богатством пластических форм, яркой художественной выразительностью.

Искусство бесермян

Плетеные корзиночки из ивовых прутьев для ложек («пу пуньы») и деревянных тарелок («пу тусьты») привешивались к стене на кухне.

Искусство бесермян

На стенах же укреплялись специальные подвесные ящики («кана») для хранения посуды и вывешивались ковши-черпаки, украшенные сочными порезками, деревянные чаши разных размеров с тщательно обработанной поверхностью.

Искусство бесермян

Предметами убранства были берестяные солоницы в виде уточек, туеса («сарба») с тисненым узором, металлические (жестяные) кувшины-кунганы (вероятно, заимствованные у татар), глиняные рукомои.

Искусство бесермян

Все вместе вносило в убранство бесермянского интерьера особую наполненность, теплоту и эмоциональность. Пластическое разнообразие бытовой утвари и обстановки дополнялось цветом и узором тканых изделий. Паласы, скатерти, покрывала, полотенца, пологи, дорожки по своим художественным принципам привлекали гармонией колорита и богатством узоров.

Бесермянские узорные ткани в убранстве жилища всегда имели свое особое место и назначение. Будучи включенными в образную структуру жилого ансамбля, являясь его частью, тканые и вышитые изделия становились активными по отношению к окружающему пространству.

Большим своеобразием отличалось композиционное решение декоративных полотенец, узор которых обычно составлен из двух-трех несложных мотивов. Особенно излюбленным был мотив меандра сложной и простой конфигурации, а также крестообразная фигура «кошачий след» («кочыш пытьы) и квадрат с уступчатыми краями, которые мастерицы называют «эбек йыр» — голова лягушки. Композиционное построение полотенец отличается ритмичностью в расположении узора на плоскости. Цветовая гамма их строится на сочетании красных и белых тонов фона и узора, при небольшом введении других цветов: голубого, зеленого, желтого. Техника исполнения — браное и закладное ткачество. Наиболее типичным для всех бесермянских полотенец является трехчастное деление узорного конца. Однако по сравнению с северо удмуртскими полотенцами в схеме построения наблюдается отличие — акцент в них делается не на центральную полосу, а на вспомогательные, дополнительные каймы, ее обрамляющие. Это большей частью широкие белые горизонтальные полосы, в середине которых помещена красная полоса, очерченная меандровым узором голубого, зеленого или желтого цветов. Как и в северо удмуртских полотенцах, у бесермян большое место отводится ярко красному цвету фонового полотна, по которому идут то небольшие закладные, то тонкие браные полосы, то без-узорные прокидки белого утка. Полосы располагаются в определенном порядке: тяжелые внизу, легкие вверху, что подчеркивает весомость и тяжесть узорного конца полотенца.

Наряду с общими чертами, сближающими данные изделия с удмуртскими, в них наблюдаются и свои особые: отсутствие широких сложно орнаментированных полос, равномерно плотное заполнение цветом и орнаментом узорного края полотенца, сочетание графических и живописных приемов в построении композиции, а также своеобразное выявление дополнительных полос за счет фактуры цвета и узорных форм.

Важную роль в художественном решении бесермянского жилища играли паласы. Узкие и длинные, они служили для покрытия лавок, подчеркивали протяженность жилища. Паласы ткали из шерсти домашнего прядения в технике уточного паласа. В них чередуются без-узорные широкие и узкие поперечные полосы. Колористический строй паласа имеет ограниченное число цветов: коричневый, черный, белый, желтый, оранжевый, которые придают изделию мягкую теплую тональность. Такие паласы красивы по ритму и цвету. Полосатый узор не выглядит в них сухим и жестким, благодаря природным качествам шерстяной пряжи, ее блеску, способности окрашиваться в мягкие, глубокие цвета. Паласы имели свой отработанный ритмический строй узора с соотношением полос по ширине, равным 1:2, 1:3. Интересно отметить, что данный принцип построения узора не встречается в паласах удмуртов, но характерен для башкирских буйбаласов, казахских алаша, он придает оформлению вещи своеобразие ритмического строя.

В бесермянском ткачестве широко бытовало производство ажурных тканей, не встречающихся у соседнего удмуртского и татарского населения. Следует особо отметить, что ажурное ткачество являлось одной из распространенных техник народного ткачества русского населения бывшей Вятской губернии. Исследователями установлено, что на севере распространение ажурного ткачества в основном совпадало с главными торговыми путями и районами, освоенными новгородцами в период заселения ими северного края, где, по мнению этих исследователей, влияние новгородской культуры было наиболее устойчивым и прочным.

Общение и длительное соседство бесермян и русских вызвали взаимовлияние в их материальной культуре. Поэтому можно предположить, что к бесермянам ажурное ткачество проникло от соседнего русского населения бассейна Вятки. О давних связях бесермян и русских свидетельствуют и названия основных мотивов ажурного ткачества, прочно вошедших в бесермянскую ткацкую терминологию (например, «зуч пужы» — русский узор), что свидетельствует о введении в практику нового технического приема. Ажурные ткани применялись в одном случае для отделки концов полотенец, подзоров, скатертей, занавесов, в другом — для оформления принадлежностей женского праздничного костюма. Материалом для ажурных тканей служила льняная белая и цветная хлопчатобумажная пряжа. Декоративный эффект этих тканей заключается в том, что в определенной последовательности по вертикали располагались разреженные как бы просвечивающиеся участки ткани в сочетании с плотным полотняным фоном. Бесермянам было известно лишь два способа этого вида ткачества: в первом случае с одиночной, во втором — с групповой перевивкой нитей основы и утка.

Ажурные ткани с групповой перевивкой нитей широко использовались в скатертях, в накидках на детские люльки и пологах («ын»). Ткани этой серии изготовлялись чаще всего из сурового льна серых оттенков. Чередуя ажурные мережки с плотной зернистой фактурой полотна, мастерицы придавали композиции каждой штучной вещи логическую завершенность и выразительность.

Своеобразием отличались и ажурные ткани с одиночной перевивкой нитей. Особый интерес представляют каймы бесермянских чайных скатертей, выполненных в этой технике. Контраст красного и белого цвета, сопоставление гладких по фактуре полос с узорными мережками придавали композиции динамичность и остроту.

Узорное ткачество и безворсовое ковроделие бесермян в XIX — начале XX века было представлено несколькими видами, где каждый имел свою специфику и свои художественные особенности. В целом они имели свой художественный стиль и несли в себе черты яркой самобытности, занимая особое место в народном декоративно-прикладном искусстве Удмуртии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *