Теоретические вопросы        22 января 2014        59         0

Истинное и известное

Истинное и известное

Мы время от времени пользовались существительным «истина» в качестве удобной замены более точного, но неуклюжего выражения «истинные утверждения». В этом была опасность, так как можно было навести на мысль, что истина — это «вещь», когда на самом деле — это качество, и притом такое, которым обладают только утверждения, предложения или высказывания (будем считать эти слова синонимами).

Давайте договоримся, что наша нынешняя задача — это определение прилагательного «истинный». В обычном слово-употреблении возможно говорить об истинном (т. е. верном) друге и об «истинной, краснеющей Ипокрене» (т. е. настоящем вине). Но ни одно из этих значений сейчас нас не касается. Мы рассматриваем человеческое познание, а познание состоит целиком из утверждений, которые обладают удивительным качеством быть истинными.

Что касается отношения между этим качеством и различными утверждениями, которые люди делают, то хочется сказать в основном три вещи. А чтобы сделать рассуждение настолько ясным, насколько мы в состоянии, предлагаем записать следующие фразы, которые могут затем служить примерами:

а) Декларация Независимости в 1776 г была подписана.
б) Джордж Вашингтон был старшим сыном Людовика XIV.
б) Герберт Гувер — президент США.

Снарядившись подобным образом, мы перейдем к трем главным комментариям.

1. Рассмотрение примеров показывает (как нам уже было известно), что некоторые утверждения истинны, а другие нет. Например истинно, что Декларация Независимости подписана была в 1776 г., и ложно, что Джордж Вашингтон был старшим сыном Людовика XIV. Очевидно, что слово «истинный» обозначает качество, которое утверждения приобретают только при известных условиях, то узнаем, что значит назвать истинным какое-либо утверждение.

2. Размышление над этими примерами (на этот раз мы используем все три) покажет также, что истинное утверждение не перестает никогда быть истинным, а ложное утверждение не перестает никогда быть ложным. Таким образом, «вечно» истинно, что Декларация Независимости подписана была в 1776 г и «вечно» ложно, что Джордж Вашингтон был старшим сыном Людовика XIV. Наречие, которое взято в кавычки для того, чтобы оно выглядело менее напыщенно, означает просто, что если Декларация была действительно подписана в указанном году, то не может произойти ничего такого, что бы этот факт изменило; и что если Джордж Вашингтон действительно не был старшим сыном Людовика XIV, то произойти не может ничего такого, что его бы сделало им.

Отсюда следует, что могут быть написаны книги, доказывающие, что Декларация была подписана в каком-либо другом году и что Джордж Вашингтон был старшим сыном Людовика XIV; но подобные аргументы, если предположить, что они будут успешными, докажут только, что первое утверждение никогда истинным не было и что второе никогда не было ложным. Не существует никакого аргумента, который бы мог доказать, что утверждения эти в какое-то время были истинными, а в другое — ложными.

Это может показаться удивительным, поскольку у нас иногда создается впечатление, что какое-либо утверждение меняется в отношении истинности. Это в тех случаях происходит, когда в утверждении имеется переменная величина, и оно будет истинным или ложным в зависимости от того, что подставляется вместо переменной. Третий пример иллюстрирует это. Предложение «Герберт Гувер — президент США» является ложным, если относится, скажем, к 1950 г., но оно является истинным, если относится к 1930 г. Оно, таким образом, напоминает алгебраическое уравнение типа 2x = 6, которое является истинным, если x = 3, но ложным в остальных случаях.

Переменная величина в предложении «Герберт Гувер — президент США» скрыта, так как мы обычно не перегружаем фразы всеми условиями, которые необходимы для выражения полного значения. Иными словами, обычно оставляем какую-то часть значения подразумеваемой и особенно не придерживаемся обременительной практики указания на время с точностью до дней, минут и часов. В предложении «Герберт Гувер — президент США» отсутствие глагола означает для большинства людей «в настоящее время». Это, однако, психологический, а не логический вывод из отсутствия глагола. Вследствие этого будет лучше для нас, если мы в большей степени приучим себя подробно выражать все значение. Научитесь устранять из предложений переменные величины, и вы обнаружите, что полученные при этом предложения, если они вообще истинны, — истинны всегда или, если ложны, — всегда ложны.

Следовательно, ничто не может уничтожить ни абсолютную истину утверждения истинного, ни абсолютную ложность ложного. Если вы человек, который страшится абсолюта, — это умонастроение, которым многие восхищаются, но которое все же является странным, то вы с таким же успехом можете узнать тревожный факт, что существует огромное множество абсолютов, которых надо страшиться. Вот почему истина является объективной и безличной; вот почему правительства не могут ее изменить, а пропагандисты не могут ее выдумать, как им бы хотелось. Люди могут своими собственными усилиями определить, сколько истинных утверждений они будут знать как истинные; они могут развивать науку или лелеять миф. Но им, вероятно, не удастся сделать утверждение истинное ложным или ложное истинным. В этом отношении они бессильны, и это величайшее благо. В противном случае «Mein Kampf» было бы творением самого высшего знания, a Pisan Cantos были бы оракулом.

3. Третье наблюдение, которое мы должны сделать, заключается в следующем: утверждения могут быть истинными или ложными без того, чтобы кто-либо об этом знал. Например: «земля имеет шарообразную форму» — это предложение было истинным на протяжении многих веков, когда его считали ложным, и «земля — плоская» — ложным на протяжении многих веков, когда его считали истинным. Можно выразиться даже в таком смысле, что является истинным какое-либо утверждение или ложным даже тогда, когда его никто не сформулировал. «Молния представляет собой разряд статического электричества» — это утверждение, несомненно, было истинным в те века, когда люди не имели ни малейшего понятия о статическом электричестве и поэтому не могли сформулировать данное утверждение; и эта фраза была также истинной, полагаем, в те века, когда еще не было вообще никого, кто бы мог формулировать высказывания.

Таким образом, совершенно очевидным представляется, что условия, при которых истинным является какое-либо утверждение, отличны от условий, при которых какое-либо утверждение известно как истинное. Весьма вероятно, что разница в том, что люди не обязательно причастны к первой группе условий, но обязательно причастны ко второй. Хочется более подробно остановиться на том факте, что имеется разница между тем, что является истинным, и тем, что является известным.

Существует много теорий, отрицающих эту разницу, но они либо недостаточно откровенны, либо недостаточно проницательны для того, чтобы сказать, что последствием этого отрицания является невозможность ошибки. Предположим, мы отрицаем наличие разницы между утверждением, которое является истинным, и тем, которое известно как истинное. Отсюда следует, что идентичны оба эти состояния и что когда истинно какое-либо утверждение, то известно оно будет как истинное. Уже высказывалась мысль, что это противоречит фактам и что на всем протяжении истории огромное количество утверждении было истинным, хотя об этом не было известно. Но доказательство становится более убедительным, если вы осознаете последствия такого положения, когда никто никогда не может ошибиться.

Ошибка заключается в том, что какое-то утверждение считается истинным, когда на самом деле оно ложно. Но ложность данного утверждения равносильна истинности противоположного ему. Таким образом, когда мы придерживаемся ложного утверждения, то всегда имеется, по крайней мере, одно утверждение, являющееся истинным без того, чтобы мы об этом знали. Если же, однако, говорится, что не так это, то последствием этого является то, что мы никогда не можем высказать ложного утверждения. Иными словами, никогда не можем ошибиться. Это представляется легким путем к всезнанию.

Предположим, например, считаем, что королева Виктория умерла в 1860 г. Это, разумеется, ложно. Тогда, согласно простейшей логике, ложность утверждения «королева Виктория умерла в 1860 г.» равносильна истинности утверждения «королева Виктория умерла не в 1860 г.». Следовательно, последнее утверждение истинно, хотя мы не знаем о том, что оно истинно, так как считаем, что она умерла в этом году. Если только дело не обстоит таким образом, то не видим, почему могли ошибаться.

Разумеется, можно сказать, что хотя не знаем, что какое-либо истинное утверждение является истиной, но знает кто-либо другой или знает бог, и в этом смысле быть истинным и быть известным все равно то же самое. Из этих двух вероятностей мы устраним сверхъестественное. Другая вероятность вполне может сохранять свою достоверность в том, что касается любого индивида и его знания. Она, однако, сделает необъяснимым групповое невежество и не даст нам возможности описать эволюцию человечества от суеверия к науке. И, наконец, думается, что если быть истинным и осознаваться как истинное — одно и то же, то как бы ни толковалась эта идентичность, нам будет весьма трудно понять, как кто-либо может когда-нибудь сомневаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *