Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        01 сентября 2013        67         0

Историко-эпический фольклор алгонкинских племен

Историко-эпический фольклор алгонкинских племен

Вопрос об историко-эпическом фольклоре племен алгонкинской языковой семьи нельзя рассматривать в отрыве от проблемы их исторического и этнокультурного единства. Многочисленные охотничьи племена алгонкинов, кочевавшие по обширной территории (при концентрации в так называемом озерно-лесном регионе на северо-востоке территории США), на всем протяжении своей истории оставались достаточно разобщенными и не смогли создать мощных централизованных конфедераций. Первыми, приняв на себя натиск европейских завоевателей, алгонкины востока раньше других индейских племен подверглись разрушительному воздействию контактов с ними, испытали превратности войн за исконные владения, насильственные переселения, христианизацию, фанатичный геноцид (причем последнее касается непосредственно делаваров). Все это, наряду с другими факторами, несомненно, повлияло на то, что историко-эпический фольклор не получил у них широкого распространения. Более того, сама проблема его существования — предмет ожесточенных споров. Тем не менее, имеющийся материал позволяет поставить проблему развития историко-эпического фольклора алгонкинских племен.

Алгонкинская языковая семья, самая крупная из индейских в Северной Америке, включает «примерно 34 живых и мертвых языка», а племена алгонкинов населяют преимущественно территорию «от Лабрадора до Калифорнии и от Гудзонова залива до Джорджии». Соответственно и вклад ее в индейскую культуру Нового Света первостепенен; за пределами своей страны индейцы-алгонкины, как и их соседи ирокезы, известны более других коренных народов США и Канады. Именно от племен алгонкинской семьи дошло до нас множество образцов обрядовой риторики и большое количество мифов, пиктографических материалов.

Основное место в фольклоре алгонкинов северо-востока занимает миф, представленный практически всеми разновидностями и довольно тесно привязанный к природному окружению. Вначале XIX в. стало ясно, что отдельные алгонкинские мифы, которые первыми привлекли внимание исследователей, объединяются в пространные мифологические циклы. Крупнейшим среди них оказался цикл о хитреце и мифологическом герое Манабозо, известном под разными именами едва ли не всем алгонкинским племенам озерно-лесной зоны. Вместе с тем персонаж этот был выразителем идеалов одного, изолированного социума — деревни, родовой общины, племени. В записях заметно настойчивое стремление видеть в нем эпического героя по древнегреческому образцу; пришлось основательно переработать облик «индейского Прометея» для воплощения замысла романтической эпопеи.

Не менее разнообразно представлены песни, среди которых выделяются своей выразительностью обрядовые песни магического характера оджибве — небольшие, в две-три строки, они иногда также объединялись в циклы и исполнялись во время тайных обрядов знахарского общества Мидевивин. Эти песни, как и некоторые мифы, имели пиктографические обозначения.

На основании отдельных фрагментов можно говорить о существовании у алгонкинов северо-востока устойчивой традиции ораторской прозы, хотя определить художественно-композиционные особенности речей весьма непросто.

Известны нам (чаще всего в пересказах) и фрагменты историко-мифологических преданий, иногда подкрепленные пиктографическими записями (у оджибве) — важной традиционной частью фольклора алгонкинов, наиболее развитой у делаваров. Не исключено, что какие-то первоначальные формы этих преданий получили мощный стимул к развитию на пороге ХIХ в. когда индейским племенам пришлось переосмыслить основы собственной культуры в свете противоречивых контактов с европейцами.

Ко времени появления на континенте пришельцев из Европы многочисленные племена алгонкинов были разбросаны по всей восточной части континента. Жизнь их, однако, определялась не только центробежными тенденциями; уже к. XVII в. племена алгонкинов стали объединяться в союзы, еще не слишком прочные, но реальные — таковы конфедерация повхаттанов в Виргинии, конфедерация алгонкинских племен Атлантического побережья.

Вполне возможно, что в этих условиях воздействия извне оказалось достаточно, чтобы существовавшие виды фольклора начали оформляться в историко-эпические произведения.

Именно такой вывод напрашивается, в частности, при знакомстве с «Валламолумом», который ставит перед исследователями сложные вопросы. Среди них особой остротой отличается вопрос о подлинности «Валламолума» («Красного Перечня»), эпической хроники делаваров (древнее самоназвание — ленниленапы), а заодно и целой разновидности историко-эпического фольклора Северной Америки — преданий, сопоставимых с «Валламолумом» типологически.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *