Древние ремесла         22 июля 2017        48         Комментарии к записи Изобретение и умение изготовить первобытное орудие и оружие отключены

Изобретение и умение изготовить первобытное орудие и оружие

изобретение первобытного орудия

Остановимся здесь на одном общем явлении, которое бросается в глаза при обзоре истории первобытного орудия и оружия. Тогда, как число видов орудий остается весьма ограниченным и их развитие относительно замедленным, оружие, выделяясь из орудия, развивается несравненно интенсивнее, давая и гораздо большее разнообразие видов, форм и типов. Все существующие виды первобытного орудия отвечают лишь его основным функциям: удару, разрезанию и сверлению. Производные функции сводятся к не менее элементарным: рубке, скоблению, пилению и пр. Эта малоразвитость первобытного орудия есть результат и причина не высокого уровня развития производительных сил вообще. Решающим образом действует здесь ограниченность материалом. Материал, который имеется в распоряжении первобытного человека,— камень, кость, дерево, рог и пр., ставит ограниченные пределы для создания и развития орудий. Те же ограничивающие условия, казалось бы, должны были сказаться и на развитии оружия. Но здесь со всей мощностью действовал великий жизненный стимул — добыча средств существования совместно с заботой о самозащите. И, несмотря на ограниченность в средствах и материале, первобытный человек напрягает всю свою наблюдательность и изобретательность, создавая самые разнообразные виды оружия при помощи самых простейших орудий. Прекрасными образцами такой наблюдательности и изобретательности можно отметить: бумеранг, гарпун, духовое, ружье, лук со стрелами, изобретения, в которых выдумка стоит на грани гениальности.

Некоторые ученые, останавливаясь в изумлении перед замечательными созданиями первобытного человека, прибегают к следующему их объяснению. Лишь отдельно взятые и самые простые из первобытных изобретений могли, мол, быть сделаны человечеством первобытного времени в различных местах и независимо одно от другого. Более же сложные могли быть созданы якобы только особо одаренными или высокоразвитыми племенами или народами, от которых были, затем, заимствованы другими. Заимствование же происходило либо путем мирного влияния в случаях соседства, в порядке «аккультурации» и затем — путем дальнейшего проникновения вширь — «диффузии», либо в связи с миграциями отдельных человеческих групп, либо, наконец, благодаря завоеваниям «высшими» «низших» и насаждению более высокой культуры. На самом деле изобретения, как и вообще все элементы культуры, возникали на основе развивающихся производительных сил, в первую очередь, совершенно самостоятельно в различных местах и в разное время. Вместе с тем всякое изобретение в его отдельных элементах составляло результат индивидуального творчества. Наука всегда настаивает на том, что в первобытном обществе, как и среди современных отсталых племен, индивид обезличен, полностью поглощен коллективом и пр. Этим имеется в виду «доказать», в соответствии с буржуазной теорией прогресса, что только в классовом обществе личность человека получает свободу и т. д. В стать категорической форме тезис о поглощении личности первобытным коллективом совершенно неверен. К этому вопросу нам еще придется вернуться. Если брать сейчас лишь область техники, то оказывается, что и у отсталых племен вовсе не все обладают умением изготовлять орудие и оружие. В среде самых отсталых, взять например, австралийцев, существуют уже отдельные лица, которые считаются специалистами в выделке орудия или оружия. Само по себе же изготовление какого-то орудия либо оружия не так уж и просто, каким бы оно простым ни казалось или ни выглядело. Изготовление рубила из кремня, а бумеранга особенно требует большого искусства и навыка. Совершенно недостаточно быть высококультурным европейцем для изготовления любого первобытного орудия или оружия. Этим, между прочим, объясняется то, что подделки первобытных изделий составляют большую редкость.

Но если изобретение и способность сделать первобытное оружие и орудие связаны со способностями кого-то индивидуально и личным творчеством, то залог и возможности того, что эти изобретения и навыки их осуществления не погибали, что они становились общим достоянием, подвергались дальнейшему усовершенствованию и становились вкладом в неуклонно прогрессировавшую первобытную культуру, залог и возможности этого лежали в том могущественном факторе и условии прогресса, который представляет собой человеческий коллектив. Только коллектив создавал условия, при которых сделанные изобретения не погибали, приобретенные навыки не утрачивались. Коллектив был той средой, которая усваивала создаваемые отдельными личностями изобретения, воспринимала навыки и таким образом накапливала и непрерывно развивала первобытную культуру.

Однако не приходится отрицать для первобытности, как и для современных отсталых племен, совершавшегося в различных формах заимствования. Но не оно лежит в основе прогресса. Кроме того, оно состояло не в одностороннем и пассивном усвоении и не в «аккультурации» силой оружия, а являлось результатом культурного взаимовлияния, перекрестного оплодотворения одной культуры другой. Такое взаимовлияние является в свою очередь важнейшим условием прогресса. Изоляция глушит развитие культуры, ведет к одичанию, связи и взаимовлияния разных культур стимулируют их развитие.

В конечном счете, основу развития техники, а вместе с тем и культуры вообще составляет человеческий труд. Труд этот в первобытных условиях был нелегким. Надо себе представить, сколько труда требовалось шелльцу для того, чтобы сделать его столь примитивное на наш взгляд рубило. Простое копье, а тем более бумеранг, лук со стрелами, шлифованный и просверленный топор — все это требовало напряженного длительного труда. Наблюдатели рассказывают, что у отсталых племен какой-либо мастер затрачивает на приготовление одной вещи иногда несколько месяцев. Однако не столько количество, сколько качество труда играло в первобытную эпоху решающую роль. Отличительную черту всех этих примитивных изделий составляет исключительная — в меру, конечно, технических возможностей — кропотливость исполнения с отделкой. Замечено, что всякий предмет — оружие или орудие — произведен не только с наибольшей практичностью и целесообразностью, но и с любовью. Недаром эти изделия почти всегда, когда только возможно, снабжаются рисунком, орнаментом, резьбой.

В этом труде первобытного человека сливался труд физический и умственный. Этот свободный, не подневольный труд был одновременно творчеством.