Доисторические поселения        11 февраля 2011        65         0

Как оказаться в доисторической эпохе?

doistoricheskaya-epoha

Один датский мальчик, о котором мы хотим вам рассказать, вряд ли был знаком с предприимчивым чешским агентом транспортной фирмы из новеллы Карела Чапека. И все-таки пришел час, когда он отправился в доисторическую эпоху. Однажды — это было в 1954 году — он сидел вечером в кино и, не отрываясь, следил за фильмом, который повествовал о каменном веке на севере Европы. На экране несколько молодых людей воспроизводили жизнь доисторических охотников на берегу озера. Они построили себе хижину, из ствола дерева выдолбили лодку, из костей изготовили рыболовные крючки, а из камня — наконечники стрел.

С той минуты мальчик неотступно мечтал о том, как он сам испытает все увиденное на экране. К счастью, он жил в местности с множественными доисторическими стоянками и порою помогал во время полевых работ археологам. Однажды он задумчиво брел по полю, изредка поглядывая себе под ноги. И неожиданно наткнулся на обломок кости, палку с развилкой и кремень. Скуку как рукой сняло. Он разбил кремень на куски и получил несколько заостренных отщепов, которыми можно было царапать, резать и строгать. Несколько часов спустя, уже в сумерках, родители нашли его целиком поглощенным изготовлением топора. Он очень напоминал оружие, применявшееся палеолитическими охотниками на северных оленей для добивания подраненного и загнанного зверя.

С той минуты, когда ему удалось без единого современного инструмента острым кремнем изготовить топор, мальчик понял, что можно заставить предков заговорить.

Мальчика звали Ханс-Оле Хансен. Десять лет спустя, в 1964 году, он основал в Лейре экспериментальный исследовательский центр, который открыл новый этап в развитии экспериментальной археологии. Путь от разбитого первого кремня к экспериментальной лаборатории был весьма нелегким. Если вам это интересно, мы можем вместе с Хансом-Оле Хансеном снова его повторить. Одновременно мы познакомимся с одним из возможных вариантов создания аналогичного научного комплекса в Чехословакии. Он был бы очень и очень полезен.

Итак, слово Хансу-Оле Хансену: «В 1962 году редакция программ Датского телевидения придумала подготовить четыре детские передачи о том, как несколько молодых людей строят дом эпохи железа. Зрители должны были узнать о том, какими ремеслами необходимо владеть чтобы построить такой дом, как производится его конструкция, каким кровельным материалом перекрывается крыша, как выглядит он изнутри. И о том, как дом в конце концов сгорает.

Предложение было заманчивым, и поэтому мы, четверо студентов факультета археологии, подписали контракт. Телевидение должно было заполучить свои кадры, а нам заплатить за работу и строительный материал. Мы же получили возможность возвести действительно добротный опытный дом и — главное — пожарище!

Дом мы построили в живописном уголке на полуострове Богнаес в Роскилле-фьорде. Расщепили клиньями толстые ясеневые стволы, вытесали топорами балки и рейки, из которых возвели деревянную конструкцию. Из прутьев сплели стены и обмазали раствором глины.

Я до сих пор не понимаю, как мы могли решиться сжечь этот дом сразу после его завершения. Когда наступил акт сожжения, случилось небольшое происшествие. У оператора были строго лимитированы (ведь время — деньги!) кадры, отведенные на съемку горящего дома (только что законченный, он был еще влажным). Поэтому мы вынуждены были пойти на компромисс. Внутрь мы вылили 80 литров бензина. Зажгли спичку… и дом охватило море огня. Практически он взорвался!

Спустя два года после этого события, 23 августа 1962 года, был создан Историко-археологический исследовательский центр в Лейре».

Сразу же пришлось выбирать из двух возможных вариантов. Либо начать е нуля в одном из наиболее красивых и в археологическом отношении самых значительных районов Дании, либо использовать пустое фабричное здание или заброшенный сельскохозяйственный объект. В первом случае пришлось бы столкнуться с почти полным отсутствием построек, во втором центр не имел бы никакого контакта с природой, которая формирует необходимую среду обитания. Датские экспериментаторы избрали первый вариант и арендовали в имении «Ледреборг-Годс» сроком на 99 лет двадцати пяти гектарный участок земли в Лейре в долине Гертхадален, в 10 км к западу от Роскилле ив 40 км от Копенгагена. Основная часть финансовых средств была предоставлена Карлобергским фондом. Позднее помощь была оказана сберегательной кассой в Роскилле и другими учреждениями.

И вот это место в течение пары лет обживали почти 90 человек, которые приехали сюда из самых различных уголков, чтобы безвозмездно помочь в возведении поселения эпохи железа. Каждый из них получил больничный матрас, коробку от бананов и место в палатке. В результате нескольких месяцев тяжелого труда они возвели деревню в шесть домов, которая стала центром экспериментальной деятельности. Постепенно появлялись учебные, административные и иные здания, общая площадь которых к 1974 году составляла 1500 кв. м.

Одновременно археологи вдохнули в деревню «доисторическую» жизнь. Деревянными сохами они вспахали небольшие поля. Обзавелись стадами примитивных видов домашней живности, которая вытаптывала и уничтожала растительность в округе, придавая ей тот вид, какой она имела 1500-2500 лет назад. Их мясом и плодами полей питались экспериментаторы.

Сначала всем этим занимались исключительно археологи с помощниками. Но в 1970 году их посетила идея привлечь несколько семей датских, чтобы они пожили неделю-две в деревне доисторической. Члены же этих семей обучились изготовлять керамику, вести обработку полей и урожай собирать, сбивать масло, сыры коптить, кожу выделывать, волокно прясть и ткать. После они делали попытки жить в зимний период в домах железного века. Это было время — как они потом признавались, — когда у них в самом деле возникло ощущение, приближения к состоянию, в котором обитали люди две тысячи лет назад.

В Лейре с тех пор бывают даже школьники. Под руководством инструкторов центра они работают в мастерских. Одни живут в лагерной школе пять дней, другие приезжают только на однодневную экскурсию. В Лейре может быть занято до ста ребят, обучающихся от трех до четырех часов в день, каждый по 150 дней в году. Курс начинается с обучения ткачеству, выделке кожи и обжигу керамики, ковке металла, сельскохозяйственному труду и другим способам деятельности. Обучение подкрепляется конкретной практикой.

Одновременно устраиваются курсы для учителей, студентов и других интересующихся. Широко пользуются этой возможностью педагоги народных и средних школ (около трехсот человек в год). Этот род деятельности центра называется «служба для школ». Вместе с ней существует «служба для общественности», именно благодаря ей с центром на экскурсиях обзорных знакомятся каждый год около 20 тысяч школьников и 60 тысяч взрослых.

При этом центр не ограничивает свою просветительную работу рамками Лейре, он дает в распоряжение школ передвижные выставки, а с их помощью можно легко организовать занятия практические прямо на местах. Это емкости, в которых находятся реплики разных сосудов, ткацких станков, одежды, мотыг, топоров, имеющие инструкциями по их применению. В течение двух лет пять таких комплектов объездили всю Данию. Этот вид деятельности центра хотя и является — как говорит Ханс-Оле Хансен — гораздо трудоемким и дорогим, но в тоже время приносит максимум пользы. Выяснилось, что ученики прочно закрепляют знания об обществе людей древних, полученные в процессе личного труда. В этом их значительное отличие от знаний, взятых из книг. В то же время ребята усваивают истины такие, как уважительное отношение их предков доисторических к среде природной, необходимость прекращения ненужных вмешательств в природу человека…

Кстати, как вы решите такую задачу: нужно приготовить «историческую посылку» для археологов 6965 года, чтобы она содержала самые характерные артефакты, символизирующие нашу эпоху и жизнь. Мы, видимо, угадаем, предположив, что вы не забудете джинсы? Кстати, два таких ящика уже закопаны глубоко в землю в Нью-Йорке в 1965 году. Они изготовлены из специальных сплавов, которые могут выдержать даже атомный взрыв и переживут по меньшей мере пять тысячелетий. Обнаружив их, археологи получат в свое распоряжение фотографии наших населенных пунктов, транспортных средств, образцы металлов, пластмасс и предметы каждодневного обихода. Об уровне научного знания они получат представление по многочисленным микрофильмированным книгам.

Символом центра в Лейре стало изображение ясеня Иггдрасил. Древние северяне в своих сагах рассказывали, что это дерево олицетворяет вселенную. Оно простирало свои ветви во все стороны света, было центром мира и объединяло вселенские просторы. На его вершине гнездился орел. Черви глодали его корни, а олени — листья. «Олень грызет макушку, Нидхугг рвет корни, в кроне бегает белка Рататоск и ругается», — говорили они. У подножия дерева был источник, рядом с которым жили три удивительные женщины. Они каплями воды залечивали раны дерева. Эти женщины предопределяли судьбы всех людей. Они собирали человеческие души в ветвях и в нужное время отправлялись туда, где рождался ребенок. Каждый раз, когда с дерева опадал лист, умирал человек. Когда наступит «Сумрак богов» (Рагнарок), его переживут один мужчина и одна женщина, спрятанные в кроне дерева.

Пример Лейре, так же как и его символ ясень Иггдрасил, начинает пускать корни по всему миру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *