Производство керамики        28 февраля 2013        222         0

Керамика Месопотамии

Дохалафский период

В Северном Ираке работа по согласованию результатов примерно дюжины значительных раскопочных кампаний и по анализу последовательности выявленных ими культурных изменений продолжалась почти полвека. Параллельно с долгим процессом тщательной обработки фактов шел и пересмотр логических выводов. Изучение керамики и мелких изделий приобретало здесь еще большее значение, чем на юге, где помимо них ученым были доступны и другие источники информации, а возможность инокультурных влияний из-за пределов Месопотамии представлялась не столь очевидной. В результате (и это особенно касается керамики) исследования в данной области оказались необыкновенно сложными и могут отпугнуть начинающего ученого или неспециалиста, которому предстоит пробираться к истине через лабиринт технических описаний и диаграмм. Поэтому здесь, пожалуй, достаточно будет лишь вкратце прокомментировать различные способы изготовления керамики Месопотамии и характерные черты других изделий, чтобы дать представление об источниках информации, способствовавших созданию упорядоченной картины развития древних культур.

На наиболее ранних памятниках нас, прежде всего, интересовал момент перехода от «докерамического неолита» к халколитическим культурам. Дело значительно упрощается тем, что, как выяснилось, этот момент совпадает с появлением на керамике расписного орнамента. Приоритет в этом принадлежит первопоселенцам районов Джезиры и Синджара. В Умм-Дабагийе рисунок еще примитивен (пятна, полосы и шевроны), но встречаются также грубые фигуры людей и животных, выполненные в рельефе. В Хассуне лощеная или же довольно грубая, с примесью рубленой соломы в глине, керамика в слое Iа уступает место «архаической» расписной посуде (слои Iв — III), орнаментированной параллельными линиями, нанесенными глянцевитой краской, или подвергавшейся общему лощению. На остальных горизонтах дохалафского времени найдена так называемая «стандартная хассунская» керамика, с резным или расписным, а иногда и комбинированным орнаментом, наносившимся поверх нелощеного ангоба; этот орнамент использовался на своеобразных по форме кувшинах и чашах. Наряду с ними начиная со слоя III и выше встречаются резко отличающиеся образцы самаррской керамики, очевидно импортировавшиеся как предметы роскоши.

Самаррские формы были досконально изучены в Багузе и других местах. Пожалуй, наиболее распространенная из них — открытое блюдо, внутренняя поверхность которого окаймлена ленточным орнаментом и покрыта «центростремительным» рисунком, включающим нередко изображения людей и животных. Для самаррской росписи характерна черная или коричнево-красная краска, нанесенная поверх толстого кремового или розоватого ангоба; она составлялась из многочисленных шевронов, а также из других геометрических фигур, причем линии краски были шире, нежели пробелы между ними. В Хассуне и на основных самаррских памятниках засвидетельствованы подобные найденным в Трое «лицевые урны»; человеческие лица, изображенные на них, были выполнены налепным рельефом. Мастерство и тонкий вкус самаррских керамистов производят еще большее впечатление при сравнении их продукции с ее грубыми имитациями, изготовлявшимися местными горшечниками в таких поселениях, как Хассуна.

Телль-Халаф

Сложность рисунка росписей на керамике достигает своей вершины в полихромных изделиях халафского периода. По сути дела, гамма используемых цветов ограничивается преимущественно красным, красноватым или пурпурно-коричневым и черным; но при нанесении, например, на ангоб абрикосового цвета тона сильно меняются, а контраст между ними подчеркивается использованием небольшого количества белой краски. Если самаррской росписи удавалось передать впечатление движения, то рисунки на керамике Халафа иногда характеризуются как «статические» или «конструктивные».

Керамика МесопотамииПолихромная и другая расписная керамика халафского периода. Среди изобразительных мотивов встречается стилизованный мотив букраний (внизу слева).

Они занимают большую часть поверхности сосуда, чем рисунки других стилей; в композиции преобладают прямые линий и клетка в сочетании с такими способами орнаментации, как «точечный», «черепичный» рисунок или «рыбья чешуя». В развитии этих типов орнамента выделяется несколько последовательных этапов, из которых только последний получил полную характеристику. Чтобы проследить этот процесс, возьмем один своеобразный мотив, а именно мотив бычьей головы, или так называемую букранию. В своих более ранних, натуралистических формах изображение бычьей головы встречается как изолированно, так и включенным в орнамент. Впоследствии оно упрощается, разворачивается «в профиль» и повторяется, образуя «бегущий» орнамент, который, в конце концов, стилизуется до такой степени, что утрачивает, очевидно, свою первоначальную семантику.

Из многообразия форм халафской посуды наиболее популярной была, пожалуй, форма неглубокого блюда, с полосой орнамента по краю и тем или иным заполнением в центре. Кроме того, изготовлялись плоскодонные чаши, чаши с округлым днищем и выпуклым венчиком, а также своеобразные низкие кувшины.

Примечательно и географическое распространение халафской керамики. Ее находят далеко на севере, вплоть до Диярбакыра в Анатолии, и повсеместно на западе, от берегов Евфрата до Амука и Средиземноморского побережья у Рас-Шамры. Южная ее граница соответствует, по-видимому, широте Багдада. Она никак не связана в своем развитии с современной ей керамикой Ирана (если не считать района Керманшаха) и по своему происхождению должна быть признана исконно северо-месопотамской.

Северный Убейд

Период формирования убейдской культуры до сих пор окутан своего рода тайной; но момент достижения ею зрелости, по-видимому, совпадает с первым по времени культурным объединением Верхней и Нижней Месопотамии. Трудно сказать, развилась ли она в двух районах одновременно, или, что кажется более вероятным, постепенно распространялась от побережья Персидского залива на север: основные особенности, по которым она распознается археологами, одинаково четко выражены как в Гавре или Арпачии, так, скажем, в Уре и Эреду. Древнейшие убейдские слои в Гавре свидетельствуют, что переход от одной культуры к другой был постепенным. Керамика поначалу сохраняет некоторые особенности, присущие халафскому периоду, или же сочетает их с новыми приемами изготовления. Но когда новая культура достигает полной зрелости (Гавра XIII), расхождения между северной и южной убейдской керамикой обусловливаются лишь сырьем или степенью совершенства технологии (например, изменением температуры обжига или приемов нанесения росписи). Один тип сосуда, обнаруженный и на севере и на юге, настолько эксцентричен по своей форме, что не может быть расценен иначе, чем порождение недолговечной, но повсеместно распространенной моды. Описываемый по-разному, то как «двояковыпуклый», то как «черепаховидный» сосуд, он представляет собой изделие плоской формы с дыро-образным горлышком и расширяющимся на конце носиком, который отходит от плечика почти под прямым углом. Стратиграфические контексты, в которых сосуды этого типа встречаются на юге и на севере, имеют существенное значение, поскольку позволяют связать два древнейших убейдских слоя Гавры (XIX и XVIII). с постхаджимухаммедскими (III и IV) фазами Эреду. Отталкиваясь от этого, мы, возможно, вправе соотнести Самарру на севере с фазами «керамики Эреду» на юге.

Послеубейдский период

Пожалуй, нет нужды говорить столь же подробно о керамике послеубейдского периода, которую с полным основанием принято соотносить с урукским периодом на юге. Характерными ее особенностями являются, во-первых, полное отсутствие росписи, а во-вторых, тот факт, что в отличие от «лепной» керамики предшествующих периодов большинство сосудов несет, теперь несомненные признаки обработки на быстро вращающемся гончарном круге. В слоях Гавры XI-VIII керамика из коричневой или темно-желтой глины с примесью рубленой соломы вытесняет изящно выделанные из зеленовато-серой массы изделия убейдского периода. Лощеная или полированная монохромная посуда, столь распространенная в это время на юге, здесь встречается реже, хотя серая керамика с легким лощением определенно доминирует на синхронном памятнике Грай-Реш, в районе Синджара к западу от Тигра. Впрочем, одной из наиболее распространенных форм керамики в этот период на большинстве северных памятников, как и на юге, является «чаша со скошенным венчиком» или «колоколовидный горшок» — небольшой, грубой выделки сосуд, производившийся в огромных количествах и, по-видимому, очень недолговечный. Было высказано предположение, что он функционировал лишь как бесплатная тара или использовался для вотивных приношений.

Помимо новшеств в технике производства керамики Месопотамии, пожалуй, не менее наглядным симптомом значительных культурных перемен, прослеживаемых в этих слоях Гавры, является пробуждение интереса к металлургии. Для археологов основным источником металлических изделий послужили часто встречающиеся богатые по инвентарю погребения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *