Строительство и жилье        30 декабря 2012        153         0

Коммунизм домашней жизни

Происхождение коммунизма домашней жизни надо искать в потребностях семьи, которая вплоть до позднейшего периода варварства была слишком слабой организацией, чтобы бороться за существование собственными силами. В период дикости, а также в древнейший и средний периоды варварства господствовала синдиасмичаская или парная семья, явившаяся результатом развития предшествовавшей низшей формы. Где бы ни укоренялось превосходство родовой организации, мы замечаем, как правило, что единичные семьи, связанные между собой близкими родственными отношениями, объединяются в общие домохозяйства и организовывают общий продовольственный запас, добытого охотой, рыбной ловлей, культурой маиса и разнообразных растений. Эти семьи строили общинные дома, весьма вместительные для расселения нескольких семейств, и можно полагать явлением общим, что в разных частях Америки периода туземного жили люди не в отдельных домах отдельными семьями, а крупными многосемейными домохозяйствами. Общность продовольственных запасов была ограничена одним домохозяйством, но закон гостеприимства приводил до известной степени и к более широкому уравнению средств существования.

Коммунизм домашней жизни был в довольно большой степени обусловлен жизненными условиями племен индейцев. Он вытекал из всего их жизненного строя и определял весь характер жилищной архитектуры. В действительности, это было соединение сил во имя основного и повелительного жизненного интереса — добывания пищи. Стремление к индивидуальному накоплению не развилось в сознании американских индейцев в сколько-нибудь значительных размерах. Если мы сравним условия жизни варварских племен в различных частях света, обнаружится с полной очевидностью широкое господство коммунизма во всем их жизненном строе, и вместе с тем станет ясен и другой факт, а именно, что влияние этого древнего порядка окончательно не исчезло даже среди наиболее развитых племен к моменту вступления их в период цивилизации. Общие хлебные закрома древних, общая трапеза греков позднейшей эпохи представляются нам пережитками более древнего строя — коммунизма домашней жизни. Этот порядок раньше специально не изучался, но при знакомстве с обычаями многочисленных индейских племен он может быть выяснен с достаточной полнотой и подтверждается анализом архитектурного плана их домов.

Начнем с примеров, заимствованных из быта ирокезов. Дома в их деревнях строились из переплетенных жердей и покрывались древесной корой. Длина их доходила до тридцати, пятидесяти, восьмидесяти и даже ста футов. Посередине дома шел проход, а в каждом конце была дверь. Внутри дом разделялся на помещения, отстоящие друг от друга на расстоянии приблизительно семи футов.

Коммунизм домашней жизни

Образованные таким образом помещения, похожие на стойла, были открыты во всю ширину в сторону центрального прохода. Эти дома могли вместить пять, десять и двадцать семейств в зависимости от числа комнат, причем каждой семье обычно предоставлялось одно помещение. Домохозяйство строилось на принципе кровного родства. Замужние женщины, обыкновенно сестры, родные или коллатеральные, принадлежали к тому же самому роду или клану. Дома часто украшались изображениями символа рода или тотема. Мужья этих женщин и жены их сыновей принадлежали к различным другим родам. Дети состояли в роде матери. Хотя муж и жена принадлежали к различным родам, но большинство домочадцев были членами одного и того же рода, а именно рода матери. Обычно сыновья приводили в дом своих жен, а иногда в материнский дом допускались и мужья дочерей. Таким образом, население каждого домохозяйства представляло из себя смешение лиц, принадлежащих к различным родам, но это не мешало численному преобладанию рода, которому принадлежал дом. В одной деревне, состоящей из ста двадцати домов, именно, в селении Тиотохаттон племени сенека, описанном в 1677году Гринбалгом, было много таких домов, принадлежавших отдельным родам.

Этот порядок характерен для индейской жизни во всех частях Америки в эпоху первого появления европейцев. Все, что добывалось любым членом домохозяйства охотой или рыбной ловлей или земледелием, шло в общий запас, которым и существовал дом. Каждый дом имел несколько очагов, обычно на четыре помещения один очаг. Помещались очаги посередине, в центральном проходе, труба в доме отсутствовала. Женщина стояла во главе каждого хозяйства, и руководила всей домашней хозяйственной жизнью. Когда пища поспевала на всех очагах, звали домоправительницу, та должна была из котла распределять еду для каждого отдельного семейства в зависимости от потребностей последних. Остатки пищи сдавались под охрану кого-либо из домочадцев до востребования домоправительницы. Ирокезы жили в таких домах до 1700 года, а в некоторых случаях до начала девятнадцатого века. Старая женщина племени сенека много лет тому назад рассказывала, что, когда она была молодой девушкой, она жила в таком общинном доме, называвшемся у них «длинным домом», в котором помещалось восемь семейств и имелось два очага, а ее мать и бабушка в свое время были правительницами таких огромных домохозяйств. Эти осколки ирокезского древнего жизненного строя, в наше время исчезнувшего совершенно и почти позабытого, имеют для нас исключительный интерес.

Мы видим, что домашняя хозяйственная жизнь не была лишена известной системы, и нам открывается вся картина домашнего управления и домашних забот, проявляемых женщиной в далекую эпоху варварства, в ее усилиях скопить достаточные запасы и улучшить жизненные условия своих домочадцев. Понятие об этих домах и об их архитектуре до сих пор еще не исчезло у членов племени сенека. Несколько лет тому назад один из вождей сенека, Вильям Паркер, сделал «длинного дома», по которой можно было вполне наглядно представить себе его внешнее и внутреннее устройство.

Добавить комментарий