Антропология человека, этнография, география        18 апреля 2017        58         Комментарии к записи Культурная классификация человечества отключены

Культурная классификация человечества

Культурная классификация человечества

Знакомясь с человеческой культурой в прошлом и в настоящем, мы легко можем заметить, что она непрерывно изменяется, причем эти изменения у одних народов происходят быстрее, у других медленнее. Во-вторых, что все народы различаются только степенью достижений для удовлетворения собственных потребностей материального и духовного плана, и всякая культура, в сущности, представляет развитие одних и тех же элементов. Поэтому точная и детальная культурная классификация народов так же не достижима, как и классификация на основании телесных признаков, например по цвету кожи, различающейся у разных народов только количеством пигмента. Можно только наметить небольшое число культурных типов, объединяющих те или другие группы народов по их приспособлению к географической среде, проявляющемуся в образе жизни и деятельности неодинаковому обнаружению способности к прогрессу. Но эти типы сливаются один с другим незаметными переходами и нередко встречаются в одинаковых по природе областях земного шара и даже в среде единого же народа.

Фр. Ратцель делит человечество только на две группы: народы дикие и народы культурные. Но это деление слишком неопределенно, и большинство этнографов делят человечество на три большие группы: народы дикие или малокультурные, народы полу-культурные и культурные. Что касается термина «дикие народы», то мы уже знаем, что совершенно диких народов не было и нет, но можно сохранить этот привычный термин для наиболее отсталых народов первой группы, влагая в него соответствующее содержание. Каждая из этих главных групп или типов распадается по роду занятий и образу жизни на второстепенные группы.

Малокультурные народы характеризуются своей тесной зависимостью от природы, медленностью, точнее сказать почти неподвижностью своего культурного прогресса, слабым развитием предусмотрительности и привычки к регулярному труду. Письменности у них нет, но большинство пользуются пиктографией, т. е. передачей мыслей посредством рисунка.

Самую низкую культурную ступень в этой группе занимают бродячие народы, обыкновенно называемые дикими. К ним относятся австралийцы, бушмены, карликовые племена Центральной Африки, пешересы на Огненной Земле, некоторые индейские племена Бразилии и др. Общая численность этих народов невелика, и они быстро вымирают, но их быт представляет большой интерес, воскрешая далекое прошлое человеческой природы, дополняя и оживляя то, что дают археологические находки.

Бродячие народы существуют, главным образом, собиранием так наз. даров природы в их естественном виде, в поисках за которыми бродят с места на место, довольствуясь грибами, плодами и кореньями диких растений, насекомыми, слизняками, пресмыкающимися, рыбой и продуктами охоты на птиц и зверей. Жилищами для них служат пещеры, навесы скал, наскоро сделанные из древесной коры и ветвей шалаши, вырытые в земле ямы. Они не умеют добывать и обрабатывать железа и пользуются орудиями и оружием из камня, дерева, кости или рога; ходят нагими или прикрываются звериными шкурами, некоторые носят передники или юбочки из травы («пояс стыдливости»). Жизненные потребности этих бродячих народов ничтожны, их существование подвержено постоянным случайностям; голодовка и напряженные поиски пищи сменяются обжорством и полною праздностью. Разделение труда сводится к тому, что мужчина охотится и ловит рыбу, а женщина делает все остальное. Бродячие дикари живут небольшими группами, распадающимися на отдельные семьи, которые то промышляют отдельно, то соединяются с другими семьями для совместных предприятий в поисках пищи.

Выше бродячих охотников и собирателей растений стоят так называемые дикие земледельцы, которые, в подспорье к основным источникам существования, начинают разводить некоторые съедобные растения, вскапывая землю палкой, виловатым древесным суком и, наконец, мотыгой. Этим делом занимаются почти исключительно женщины. Засеяв участок, хозяева обыкновенно уходят на другие промыслы и возвращаются, когда посев уже созрел.

Еще выше в культурном отношении стоят некоторые обитатели полярных морских прибрежий и северных лесов, промышляющие рыболовством, охотой, оленеводством, и отчасти — тропических стран, превратившиеся в оседлых земледельцев. Они оказались более способными к сохранению и накоплению культурных приобретений, создавали для себя такие орудия труда и такую житейскую обстановку, которая позволяет им поддерживать сравнительно обеспеченное существование даже среди весьма суровой природы.

Общая численность малокультурных народов, по Вагнеру, составляло 0,1 численности всего человечества. Число их постепенно убывало, отчасти вследствие перехода на высшую ступень культуры, отчасти вследствие вымирания.

С нашей, европейской, точки зрения, жизнь малокультурных народов кажется бедной, несчастной и жалкой, лишенной духовных интересов и стремлений к совершенствованию и устройству лучшего будущего.

Заглянем, насколько возможно, в технический мир этих народов.

По отзывам путешественников, малокультурные народы, находясь в своей нормальной, естественной обстановке, отличаются беспечной веселостью, чувством спокойного довольства и естественной свободы, т. е. тем, чему может позавидовать современный культурный человек, опутанный сетью политических, экономических, общественных и иных связей и отношений, постоянно стремящийся вперед и часто впадающий в горькое разочарование. Малокультурные народы давно приспособились к окружающей среде, давно научились тому, что необходимо для их существования; они ограничивают свои потребности тем, что дает окружающая природа, и не нуждаются в восприятии чего-либо нового: прогресс им не нужен. Жизнь, которую они ведут, кажется им высшим благом, и загробный рай представляется лишь продолжением земной жизни. Оседлая жизнь регулярный труд и зависимость от других людей кажутся им чем-то унизительным и достойным сожаления; поэтому они не завидуют культурному человеку и не стремятся быть на него похожими. Когда Норденшильд спросил у эскимоса, кто больше значит, датский губернатор или он, Эскимос ответил: «конечно, у губернатора больше имущества и власти, но есть люди, которых губернатор должен слушаться, а мне никто не может приказывать».

Этими чувствами свободы и покоя, наследственно закрепленными определенным образом жизни многих поколений, объясняются нередкие случаи добровольного возврата получивших образование туземцев к своим землякам. Молодой пешерес, получивший европейское образование в Англии, прибыв вместе с Ч. Дарвином к себе на родину, немедленно стал таким же голым, грязным и нечесаным, как и его земляки. Такие же случаи бывали с образованными австралийцами и ботокудами. Дикая жизнь, несмотря на ее лишения, иногда привлекает и европейцев. Испанская аристократка долго жила в плену у краснокожих, пока не пришел выкуп. Но ее сын и дочь, выросшие среди краснокожих, отказались от возвращения (О. Пешель). Известный американский этнограф Морган даже женился на ирокезке и сорок лет прожил среди ирокезов.

Но идеалом для нас дикая жизнь все-таки быть не может. Кроме физических лишений, в ней слишком много отрицательных сторон, возмущающих наше моральное чувство. Малокультурный человек не связан разными общественными узами, как человек культурный, но зато лишен духовной свободы. Он одухотворяет весь мир, населяя его сильными и злобными духами, и всегда остается во власти детского страха перед привидениями, созданными его собственной фантазией. Кроме того, он оказывается совершенно беспомощный, когда происходит какая-нибудь перемена в привычной для него жизненной обстановке; будучи не в силах приспособиться к новым условиям, он или подчиняется им, или утрачивает свою спокойную жизнерадостность и испытывает отвращение к жизни. Это чувство было одной из причин быстрого вымирания туземных племен после появления европейцев. На Антильских островах после испанского завоевания целые общины туземцев, по предварительному уговору, воздерживались от деторождения или всем беременным женщинам делали аборты и, наконец, отравлялись или вешались. Слабое развитие способностей к борьбе и приспособлению в новой жизненной обстановке у малокультурных народов и является главной причиной их вымирания, подчинения и эксплуатации более культурными народами.

Группа полу-культурных или полуцивилизованных народов чрезвычайно разнообразна, так как занимает промежуточное положение между народами малокультурными и культурными, и трудно установить такие признаки, на основании которых тот или другой народ следует считать полу-культурным. Обыкновенно к этой группе относят все народы, не усвоившие европейской культуры, даже китайцев, японцев, индусов, персов и мн. др. Однако, согласиться с этим нельзя, так как культура этих народов нередко древнее европейской и отличается сложным и оригинальным развитием. Поэтому мы переносим их в третью группу.

К полу-культурным народам принадлежит большинство туземного населения Африки, Меланезии и Полинезии, часть населения Азии и Америки. По своей Зависимости от природы, образу жизни и духовному развитию они стоят гораздо выше предшествующей группы. По основным источникам существования и образу жизни они подразделяются на кочевников-скотоводов и оседлых земледельцев; кроме земледелия и скотоводства, они занимаются, иногда специально, ремеслами и торговлей, применяя более или менее заметное разделение труда. Они обладают письменностью, а некоторые даже и литературой, имели свою общественную и государственную организацию, которую отчасти сохраняют и теперь, входя в состав различных государств и колоний. Общей чертой малокультурных народов является медленность их прогресса, но теперь, когда всюду проникают железные дороги, когда автомобили уже мчатся по пустыням Азии и Африки, становится все труднее и труднее сохранять старые формы жизни, и эти формы быстро отмирают.

Культурная группа в настоящее время охватывает громадное большинство человечества, представляя множество оттенков по количеству, качеству и характеру своих материальных и духовных достижений. Все народы этой группы ведут оседлую жизнь, занимаясь самыми разнообразными отраслями физического и умственного труда, имеют письменность и литературу, науку, искусство, более или менее усовершенствованную технику, развитую общественную и государственную организацию, все в той или иной мере проявляют способности и стремление к прогрессу.

По этому последнему признаку их можно подразделить на две группы: народы туземной, внеевропейской культуры, к которым относятся древние ацтеки и перуанцы в Америке, абиссинцы и египтяне в Африке, китайцы, корейцы, японцы, индусы и др. народы европейской культуры в Азии.

Культура народов внеевропейской группы, особенно китайцев и индусов, очень древняя и некогда была выше европейской. Сношения и культурные связи между народами этой группы были вообще слабы, и этим объясняется медленность ее прогресса, ее отсталость сравнительно с европейцами и, наконец, национальная обособленность и исключительность, свойственная вообще народам Востока. Надо, однако, заметить, что национальная исключительность в значительной мере объясняется эксплуататорской политикой капиталистических государств Европы. Пример Японии, национальное и революционное движения в Китае, Индии и других местах показывают, что наше традиционное представление о косности народов Востока должно измениться, что их культура уже сдвинулась со своих тысячелетних устоев, и этот сдвиг будет иметь громадное значение для всего человечества.

Народы европейской культуры осуществили в целом величайшие достижения во всех областях человеческой жизни и деятельности, особенно в последнее время, обнаруживая наибольшие творческие способности и неустанное стремление к прогрессу и развитию. Одну из причин этого превосходства можно видеть в благоприятных условиях климата, положения и природы Европы и, в частности, в том влиянии, какое оказал на европейских предков ледниковый период. По мнению Шурца и других этнологов, охлаждение климата, надвигание льдов и чередование более теплых и более холодных эпох губили слабых в борьбе с суровой природой, а более сильным, уцелевшим в борьбе, сообщали тот закал физических и умственных сил, энергии и инициативы, который, передаваясь из поколения в поколение, дал европейцам возможность, в конце концов, достичь высшей ступени и стать во главе культурного движения всего человечества. Европейцы давно перешагнули через моря и океаны, заселили самые отдаленные местности умеренных и подтропических поясов, везде создали опорные пункты своего владычества и культурного влияния. Проникая всюду, эта культура вызывает более или менее одинаковые потребности и стремления, втягивает в свою орбиту не только отсталые народы, но и народы древней самобытной культуры. Благодаря европейцам, культура становится все более и более единой мировой культурой, постепенно стирающей политические и национальные границы.