Путешествия и открытия        01 апреля 2014        70         0

Лазарев в Сан-Франциско и в Перу

Идти в Россию на этот раз предстояло мимо мыса Горн, вокруг Южной Америки. Для пополнения запасов Лазарев решил зайти в Сан-Франциско.

9 августа после пятнадцатидневного благополучного плавания «Суворов» бросил якорь в порту Сан-Франциско.

Пребывание в Сан-Франциско было непродолжительно, однако наши моряки успели довольно подробно познакомиться с жизнью испанских колонистов в Калифорнии. Раздобыв прекрасных андалузских коней, Лазарев и Унковский часто отправлялись в окрестности города. Всюду, где они ни появлялись, перед ними открывалась одна и та же картина рабства и насилия.

Базары были заполнены неграми невольниками, на полях и плантациях работали тоже негры-невольники.

Во время путешествий по побережью Лазарев ни на минуту не забывал о съемке местности, тщательно нанося на карту все бухты, заливы и островки. Однажды Лазарев и Унковский решили взобраться на вершину небольшой горы, чтобы оттуда лучше рассмотреть местность и сделать зарисовку. Только успели они расположиться, как из кустов вышел огромный медведь и, встав на задние лапы, с диким ревом направился прямо на них. Лазарев и Унковский, бросив дело, побежали вниз. По дороге с Лазарева слетела шляпа, ее схватил медведь, сначала осмотрел, а потом начал рвать. Это спасло наших путешественников и они успели от зверя убежать. Подоспевшие на их крики матросы начали стрелять, и медведь скрылся. Все кончилось благополучно.

Пополнив свои запасы свежим мясом, пшеницей, фруктами и овощами, которые были выменены на парусину русскую, топоры и самовары, 18 августа «Суворов» покинул порт Сан-Франциско и на юг взял курс, направляясь к западным берегам Южной Америки.

Плавание от Сан-Франциско до Перу, куда по торговым делам Компании нужно было зайти, происходило в самых благоприятных условиях. Пользуясь хорошей погодой, Лазарев постоянно производил астрономические наблюдения. Он исправил координаты острова Сокоры, которые были ранее определены испанцами неправильно. В действительности остров Сокора находился на 17°45\’ северной широты и 149° 05\’ восточной долготы, разница была более чем в полтора градуса. «Как известно, эти господа испанцы всегда врут на своих картах», — писал Лазарев Шестакову.

24 ноября 1815 года «Суворов» прибыл в порт Каллао, находящийся в 9 километрах от столицы Перу — города Лимы.

«Суворов» был кораблем первым русским, прибывшим к берегам Перу. Лазарев знал, что будет много любопытных праздных испанцев и испанок, которые захотят посмотреть русский корабль и побывать на нем.

Действительно, как только в Лиме узнали о прибытии русского корабля, так сразу к пристани потянулись вереницы экипажей. Все спешили посмотреть на корабль и на русских офицеров и матросов — представителей той нации, которая в единоборстве разгромила «непобедимого» Наполеона.

Лазарев в Сан-Франциско и в Перу

Зрелище было, в самом деле, довольно любопытное. На фоне небольших ободранных с обвисшим такелажем и покривившимися мачтами испанских кораблей, стоящих в порту Каллао, «Суворов», как лебедь среди стаи диких уток, выделялся своей красотой и величественностью. Он как бы воплощал в это время в себе величие русского народа.

Многие члены аристократических фамилий города Лимы приезжали на корабль с дамами. Они были поражены чистотой и блеском и говорили, что никогда еще в жизни не видели подобного корабля.

«Вот нам бы такие корабли, — с завистью восклицали они, — так не страшны бы были ни Англия, ни Америка».

Более недели наши мореплаватели не имели возможности заняться своими делами. Сначала их осаждали любопытствующие посетители, затем начались ответные визиты.

После всех этих визитов одновременно с продвижением в Лиме торговых дел Российско-Американской компании наши моряки занялись изучением достопримечательных мест.

Взяв восьмидесятилетнего старожила Лимы, отлично говорившего по-французски, они отправились на то место, где 68 лет тому назад стоял город Каллао. Когда они прибыли на место старого города Каллао, в одной части его они увидели залив, а другая была покрыта беловатой жидкой грязью и только торчали кое-где среди ям и рытвин остатки кирпичных стен.

Ужасное землетрясение произошло в 1747 году, рассказывал старик. Город Каллао насчитывал тогда более 4 тысяч жителей. Прекрасные дома, построенные по европейскому образцу, утопали в фруктовых садах и парках. К богатой пристани приходили десятки кораблей различных наций со всевозможными товарами. Три монастыря, владевшие несметными богатствами, возвышались над окрестностями города. Алтари монастырей были переполнены золотом и драгоценными камнями, колонны вылиты из чистого серебра. А сколько монахи хранили в своих подземных кладовых разных драгоценностей, об этом никто не знает.

И вот в один летний вечер 1747 года, когда богатые жители города, устроив очередную оргию, предавались неистовым пляскам, вдруг раздался оглушительный треск. Вода в одно мгновение от берега отхлынула и порт Каллао оказался сухим. Корабли на рейде стоявшие, с якорей сорвало и через несколько секунд, при возвращении этой волны ужасной обратно, их выбросило на три мили от берега по направлению к Лиме. И город Каллао исчез со всеми жителями, парками и садами, и на его месте образовался вот этот мелководный залив и пролив небольшой, ныне отделяющий остров Лоренцо от материка.

Старику было тогда 12 лет. Он жил в городе Лиме в небольшом домике, близ монастырских церквей. Когда произошел этот страшный удар, он вместе с другими выскочил на улицу и увидел потрясающую картину. Кругом все трещало и рушилось. Церкви сначала зашатались, как деревья от ветра, а потом с грохотом рассыпались. На следующий день, когда он услышал, что город Каллао провалился сквозь землю, он поспешил на это самое место. Порт он уже не мог узнать, как будто бы очутился совсем в другой стране.

Город Лима уже совсем не походил по своему внешнему виду на Каллао. Дома теперь строились не кирпичные, а из плетеного мелкого хвороста, промазанного землей, одноэтажные большей частью и небольших размеров. Во время землетрясения эти дома не разрушались. Землетрясения же здесь происходили почти каждый месяц, правда, небольшие, но довольно ощутимые.

Населения в Лиме было около 80 тысяч человек. Внутренняя жизнь этого города почти нисколько не отличалась от жизни в бывшем Каллао.

Наступил февраль 1816 года, третий месяц стоянки в порту Каллао. Лазарев спешил скорее завершить торговые дела Компании и выйти в море, с тем, чтобы своевременно обогнуть мыс Горн.

15 февраля, приняв последний груз перуанского бальзама и хинина, Лазарев приказал сняться с якоря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *