Путешествия и открытия        21 марта 2012        75         0

Легенда об Эльдорадо продолжала жить

Агуэрре, Урсуа, Гонзало Писарро и Филипп фон Гуттен погибли, но легенда об Эльдорадо продолжала жить. В 1566 г. Еще одна экспедиция, к сожалению, без летописца, одолела путь длиной около 1600 км по Колумбии и Перу и пришла к выводу, что Эльдорадо не было ни в землях омагуа, ни в стране, что начиналась прямо к востоку от Квито. Усилия искателей сосредоточились на землях еще дальше на восток — на равнине, где простирались луга и пастбища. Эти земли назывались льяносами и лежали между Андами и бассейном реки Ориноко.

Соблазну найти Эльдорадо поддался и один из прославленных ветеранов покорения Нового Света, первооткрыватель, губернатор Новой Гренады Гонзало Жименес де Квисада.

Получив пост губернатора в недавно провозглашенной провинции на льяносах, Квисада, которому было далеко за шестьдесят, покинул Боготу, взяв с собой 300 солдат, 1500 индейцев, стада лошадей и крупного рогатого скота. Это произошло в декабре 1569 г. Квисада мечтал открыть новые города и найти Эльдорадо.

Несколько месяцев экспедиция пробиралась через засушливые земли, потом через болота, долго шла под проливными дождями. Многие умерли от голода и болезней, некоторые сбежали. Сначала Квисада вешал дезертиров, потом стал разрешать желающим уйти. Два с половиной года он упорно продвигался вперед, но результатом стал лишь длинный список погибших: 250 испанцев и все индейцы, кроме тридцати. Те, кому удалось выжить и добраться до Боготы, с холодной отстраненностью объясняли: «Он ничего не добился». Муж племянницы Квисады Антонио де Беррио почти всю свою жизнь воевал за Испанию. Квисада выбрал его, чтобы продолжить поиски Эльдорадо.

Старый конкистадор, умирая от проказы в 1579 г., передал пост губернатора и завещал все свои поместья пятидесяти девяти летнему Беррио. Тот полностью оправдал его доверие: смелый, не знающий усталости, он был самым старательным и рьяным искателем земли Золотого Человека. Но его рвение стало символом бесплодности этих поисков.

Беррио, основываясь на рассказах индейцев, решил, что золотоносная земля лежит не в льяносах, как считал Жимснес де Квисада, а в поросших лесами горах к югу от русла Ориноко, в современной Южной Венесуэле. Во время своей первой экспедиции, которая началась в 1583 г. и продолжалась год и пять месяцев, он отразил нападение индейцев ачагуа. От пленников он слышал истории об «очень большой лагуне», называемой Маноа, высоко в горах, где были большие поселения и жило много людей, владеющих золотом и драгоценными камнями.

Упоминание об озере вызывало из памяти легенду об Эльдорадо. Говорили, что оно так велико, что по нему надо было идти на веслах три дня.

Легенда об Эльдорадо продолжала жить

На гравюре XVI столетия представлен сказочный город Эльдорадо, или Маноа, стоящий на берегу соленого озера Парима. Изображены индейцы, несущие лодки и грузы к озеру от истоков близлежащей реки. Позднее один французский картограф отметил Маноа и Парижу на карте, которая была напечатана в 1806 г.

Когда Беррио достиг Ориноко и увидел вдали горы, он уверился, как позже писал наследовавшему королю Карлу испанскому королю Филиппу II, что нашел «горы, о которых столь страстно мечтали, которые искали 70 лет и которые стоили жизни стольким испанцам». Для прохождения через каньоны и предгорья в поисках Маноа было отобрано всего тринадцать человек из ста. Они попытались взобраться на вершину горы, но крутизна заставила их прекратить поиски и вернуться в Боготу. Экспедиция потеряла всего восемь человек, ничтожное число по тогдашним стандартам. Это свидетельствовало о талантах Беррио как руководителя.

В 1587 г. Беррио предпринял еще одну попытку поиска, взяв с собой девяносто семь человек, шесть каноэ и значительные запасы продовольствия. Но и эта попытка не увенчалась успехом. Опять Беррио пересек Ориноко и несколько раз пытался достигнуть вершин гор, но вновь потерпел поражение. Его людей преследовали индейцы и изматывала малярия. Заболел и сам шестидесятивосьмилетний командир. Последний удар ему нанес мятежный офицер: с ним ушли почти все люди, забрав каноэ. Разъяренному Беррио ничего не оставалось, как свернуть лагерь и вернуться в Боготу.

Но старый искатель приключений все еще не желал сдаваться. В 1590 г. он вновь отправился в путь, на этот раз возглавив отряд из семидесяти испанцев. Они взяли с собой много индейцев-носильщиков и все необходимое, начиная от аркебуз и кончая вином. Отряд пытался найти проход через горы, вниз в Ориноко, но снова ничего не вышло. Запасы продовольствия кончились, людей мучили болезни. Умерло тридцать испанцев и двести индейцев. Беррио тем не менее решил не возвращаться. Подозревая, что оставшиеся воины замышляют побег, он приказал убить лошадей, одним махом лишив дезертиров возможности уехать верхом и обеспечив запас мяса. Экспедиция проплыла несколько сот километров к востоку от места слияния Ориноко с рекой Карони, которая течет с гор, расположенных по обе стороны современной границы Бразилии с Гуаяной, Суринамом и Французской Гвианой. Беррио был уверен, что за водопадом, которой делал реку Карони непроходимой для судов, лежит Маноа, «красота и богатство мира».

Он отчаянно нуждался в помощи. Умерло еще несколько человек, другие слепли от болезни, вызываемой паразитами. Когда прошение о дополнительных силах, посланное на остров Маргарита, осталось без ответа, Беррио сам поплыл в дельту Ориноко, в Тринидад, а затем на остров Маргарита просить помощи.

Самым замечательным его воином был Доминго де Вера. Он всегда верил в победу, был необычайно предприимчив. Вера нашел в Каракасе людей, готовых совершить короткое путешествие вверх по реке Карони. Вернувшись, Вера уверено сообщил, что в обследованной им горной местности не менее двух миллионов населения, что жители там носят разнообразные золотые украшения и что сама страна Маноа лежит лишь в одиннадцати днях пути от того места, до которого он дошел. Беррио решил, что Маноа лежит там, где прежде жили инки, пошедшие оттуда покорять Перу.

Старому воину исполнилось семьдесят четыре года. Политические противники помешали ему помочь набрать новых людей и достать деньги на новую экспедицию. Дома, в Новой Гренаде, умерла его жена, племянница Квисады. В отчаянии он послал Веру в Испанию, чтобы тот попытался получить там материальную поддержку. Но раньше, чем Вера смог вернуться, в драме поисков Эльдорадо появился новый актер, который мог изменить все,- сэр Уолтер Рейли.

К сорока одному году Рейли уже сделал блестящую карьеру: поклонник королевы Елизаветы I, поэт, пират и морской капитан, колонизатор Вирджинии. Но тайный брак с одной из дам королевской свиты подмочил ему репутацию, и в это время он находился в опале. Думая, что одержанная в Новом Свете победа, возможно, покорение Золотого царства, которое испанцы называли Эльдорадо, вернет ему былую славу, он в 1595 г. Объявился в Тринидаде.

Рейли знал о путешествии, совершенном Верой по реке Карони, знал и об экспедициях Беррио (вероятно, потому, что захватил испанский корабль, везущий письмо от Веры). Он попросил Беррио о встрече, чтобы узнать побольше об Эльдорадо, но когда Беррио прислал ему приглашение, воспользовавшись напряженными отношениями между Англией и Испанией, напал на базу испанцев в Тринидаде и захватил Беррио в плен. Подвергнутый вежливому допросу старый воин попытался сбить англичан с толку и отговорить их от путешествия. Но Рейли не поддался на обман и приказал своим людям строить небольшие суда для месячного путешествия вверх по Ориноко к границам обетованной земли.

Мучительная жара, тяжелое путешествие по дельте реки лишили Рейли сил. Он писал в стиле, типичном для елизаветинских времен, о своем судне: «Ни одна тюрьма Англии не покажется мне столь отвратительной». Когда суда вошли наконец в русло реки, он вежливо расспросил индейцев об Эльдорадо и услышал достаточно, чтобы убедиться, что Эльдорадо лежит в верхнем течении реки Карони. Он узнал также о ближайшем золотом прииске, и его люди привезли многообещающие образцы породы. Затем (Рейли считал это путешествие предварительным) он вернулся на берег, освободил Беррио и отплыл в Англию.

В Англии Рейли попытался заинтересовать королеву Елизавету в покорении Гуианы — так в те времена называли земли, лежащие в границах побережья Атлантического океана и рек Ориноко, Негро и Амазонка. Такая попытка с его стороны была очень рискованной и смелой. Но королева не проявила к этому никакого интереса. Рейли написал книгу, «Открытие огромной, богатой и прекрасной империи Гуиана, а также повествование о великом золотом городе Маноа (который испанцы называют Эльдорадо)». Книга включила самые захватывающие рассказы об Эльдорадо. По словам Рейли, не только Золотой Человек, но и все живущие в этих краях индейцы покрывали свое тело золотой пылью. Он писал, что в Гуиане были воздвигнуты «города богаче и красивей, с большим количеством изукрашенных золотом храмов», чем в Мексике или в Перу.

Елизавета не проявила к литературному творению Рейли никакого интереса. Тогда он послал своих офицеров на новую разведку, а сам попытался вернуть себе благосклонность королевы участием в нескольких военно-морских кампаниях против испанцев. Но усилия его оказались напрасны: в 1603 г. Елизавету на престоле сменил Джеймс VI Шотландский, который желал дружественных отношений с Испанией. Рейли был обвинен в заговоре против нового короля, приговорен к смерти и заключен в лондонский Тауэр, где провел двенадцать лет.

Тем временем Беррио окончательно разочаровался: многолетние поиски ничего не дали. Но его заместитель Доминго де Вера смог в 1596 г. набрать для него в Испании две тысячи аргонавтов, рвавшихся на поиски. Однако нехватка продовольствия и постоянные нападения грозных карибов — племени, близкого к индейцам, которому обязано своим названием Карибское море, быстро уменьшили численность этого не слишком мобильного отряда. Беррио двинулся вверх по Ориноко к устью реки Карони. Но он был слишком стар и не смог вести людей дальше. Правда, он снарядил еще одну, последнюю экспедицию по долине реки Карони под руководством одного из своих офицеров. После гибели этого офицера экспедиция распалась, а ее оставшихся в живых участников перебили индейцы.

Беррио, самый одержимый из всех искателей Эльдорадо, в 1597 г. скончался.

Но Рейли еще не был побежден. Освобожденный на поруки в 1616 г. старый корсар получил разрешение организовать экспедицию в составе тринадцати судов и тысячи участников, чтобы еще раз пуститься в погоню за своей мечтой. Он обещал не предпринимать никаких враждебных действий против испанцев. Но когда он отправил своих людей вверх по дельте Ориноко, они сразу напали на испанскую деревню. Не слишком усердные попытки найти золото оказались и на этот раз бесплодными. Когда Рейли узнал о нападении на испанцев, то понял, что отныне стал изгнанником. Мысль об этом ему претила, и в 1618 г. он вернулся в Англию, чтобы предстать перед судом. На этот раз его приговорили к отсечению головы. Элегантный и спокойный даже в последние минуты жизни, он, ощутив прикосновение палача, заметил, что его орудие «излечит все печали», а потом приказал смутившемуся палачу свершить казнь.

Гуатавиту, загадочное озеро чашеобразной формы в землях индейцев муиска недалеко от Боготы, издавна называли вероятной колыбелью Эльдорадо, однако в годы алчных поисков о нем порой не вспоминали. Возможно, оно казалось испанцам слишком близким, а ответ на вопрос слишком простым. Одинокое тихое озеро не соответствовало их представлению о золотых городах и сияющих храмах.

Озером впервые занялась группа индейцев с лопатами и ведрами в руках. Произошло это по приказу Германа Переса де Квисады, руководящим в 1541 г. одной из первых экспедиций по розыскам Эльдорадо. Приблизительно в 1545 г. Квисада рассредоточил на берегу лагуны несколько сотен индейцев примерно в метре друг от друга и приказал бутылями из тыквы вычерпывать воду. Бутыли поднимали на высокий обрывистый берег и выливали воду по другую сторону. В течении трех месяцев работы были обнаружены изделия из золота общей стоимостью 3000 песо.

Кануло почти сорок лет, и вино-торговец из Боготы Антонио де Сепульведа предпринял попытку возобновить эти работы, заведомо получив королевское согласие на осушение озера. С ним было около восьми тысяч сильных и выносливых индейцев. Он велел им рыть траншею в скате горы, довольно глубокую с целью понизить в озере уровень воды.

Понизился он почти на 20 см. В обнажившемся иле люди нашли украшения, и среди них находились «нагрудные пластины, с золотым покрытием плоскими брошами, и размером с куриное яйцо изумруд». Вдохновленный удачей Сепульведа вынужден все же был оставить последующие попытки поисков по причине обвала и гибели много рабочих.

В 1625 г. отряд из лагеря на прииске получил разрешение осушить озеро с условием, что половина найденных сокровищ поступит в королевскую казну. Но документами не отражено, проводились ли какие-либо работы.

В XVII-XVIII веках попыток осушить озеро не предпринималось.

В 1801 г. великий естествоиспытатель Александр фон Гумбольдт посетил эти места. Он заявил, что рассказ о ритуале осыпания человека золотом правдоподобен, и пришел к выводу, что ступеньки, прорубленные в скале на берегу озера, использовались для «церемонии крещения». Гумбольдт также попытался оценить стоимость сокровищ, лежащих в воде. Он подсчитал, что если тысяча человек каждый год в течение ста лет бросала в воду по пять золотых украшений, то общая их стоимость составит 300 миллионов американских долларов, тогда как один французский ученый, очарованный сказкой о золотых сокровищах Гуатавиты, назвал цифру 5,6 биллиона американских долларов.

Неудивительно, что в 1823 г. появился новый энтузиаст, попытавшийся осушить озеро. Это был знатный человек, житель Боготы Джозе Игнасио Парис («Пепе»). Он возглавил группу исследователей в составе шестнадцати человек. Люди Париса начали рыть новую траншею. Но когда капитан британского флота Чарлз Кохрейн осматривал озеро, он заметил, что вода размывает стенки траншеи. Он укрепил их толстыми досками, но крепление не смогло предотвратить разрушений. Уровень воды в озере упал на 3 м, но ниже не опускался, хотя были прорыты один за другим еще семь траншей. Тогда Парис решил рыть тоннель ниже уровня озерного ложа. Тоннель был вырыт, но обрушился, засыпав нескольких индейцев. Энтузиазм заметно угас, и настойчивый Пепе примерно в 1826 г. Свернул работы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *