Теоретические вопросы        30 мая 2015        74         0

Литература Греции

Трагедия

Литература Греции

В классический период в Греции уже были созданы новые великие эпические и лирические произведения, в то же время поэзия Гомера и ранних лириков продолжала жить. Гомер по-прежнему считался не только величайшим поэтом, но и мудрецом, источником не только красоты, но и знания. Для первых великих эстетиков поэзия первых великих поэтов была уже далекой, погруженной в дымку времени.

Но тогда тоже существовала великая поэзия, именно в это время выдвинулись великие греческие трагики. Для истории эстетики большое значение имеют следующие особенности греческой трагедии.

Греческая трагедия выросла из обрядов религиозного культа и была связана с ним более тесно, чем эпическая и лирическая поэзия. Она вышла из хореи, танцев и пения, величие ей придали мысль, содержание, постановка жизненных проблем и показ человеческих судеб.

Внешне она напоминала скорее современную оперу, нежели современную трагедию. Первоначально преобладающую роль в ней играл хор (актер был на первых порах только один, Эсхил уже ввел второго). Хор декламировал, но эта декламация была близка к пению. Существенным элементом трагедии была музыка с танцами; театральные представления стали продолжением первоначальной «триединой хореи», действующей в равной степени при помощи слова, звука и движения.

Трагедия представляла собой скорее звукопередачу, чем зрелище. Декорации, особенно вначале, имели второстепенное значение.

На первых порах трагедия не отличалась реалистическими чертами; ее действие разыгрывалось почти, что в сфере олимпийской. Трагедии Эсхила близки были к дифирамбическим кантатам. В их основу были положены мифы, нить рассказа была простой, а сущность заключалась в постановке проблемы отношения человека и бога, свободы и необходимости. Трагедии разыгрывались в необычайной, сверхчеловеческой атмосфере, характеры дифференцированы не были. Трагедии не воспроизводили действительности и не допускали каких-либо элементов, могущих нарушить их искусственную атмосферу. Они напоминали скорее архаические скульптуры Олимпа, чем классику Парфенона.

Трагедия была искусством публичным. Со времен Перикла каждый афинский гражданин получал от государства деньги на билет. Хотя пять правительственных судей и занимались официальной оценкой искусства трагедии, но, кажется, они обычно находились под влиянием общественного мнения зрителей.

Трагедия была созданием одного человека, а не коллективным творением, в котором участвовали бы поэт, композитор, режиссер. Автор писал не только текст, но и музыку, песни, заботился о танцах, был режиссером, актером и даже организатором спектаклей.

Почти со времени своего возникновения трагедия, согласно традиционному мнению, достигла непревзойденных впоследствии вершин. Три великих греческих трагика явились непосредственно один вслед за другим: Эсхил (525—456), Софокл (496—406), Еврипид (480— 406/5). Самый молодой из них уже писал, когда продолжал творить еще самый старший.

Развитие трагедии шло ошеломляюще быстрыми темпами. Уже Эсхил ограничил роль хора, развил диалог, украсил сцену, введя великолепные декорации, дал актерам торжественные одежды и высокие котурны. Софокл избавился от архаизма, характерного еще для Эсхила. Его трагедии более сложны, они искуснее, реалистичнее, но не без идеализации. Софокл говорил, что людей изображает такими, какими «должны они быть». Еврипид уже показывал такими людей, «какими они являются»; этот реалист перешел от трагедии божественной к человеческой.

Великие трагики были тесно связаны с актуальными общественными проблемами. Софокл был представителем правой идеологии, он недоброжелательно относился к радикальной просветительской деятельности софистов. Еврипид, наоборот, был тесно связан с софистами, принадлежа к идеологическому авангарду. Вместе с ним в искусстве появилась проблема антагонизма традиции и новизны, проблема антагонизма консервативных и прогрессивных тенденций. Из практики искусства эта проблема вскоре перешла в его теорию.

Эстетические высказывания трагиков и Эпихарма

У трагиков трудно найти собственно эстетические высказывания. Они больше говорили по вопросам этики. Однако у Софокла есть намеки на ту пользу и удовольствие, что проистекают от искусства. Еврипидом завещано мнение, что любовь делает из человека поэта; он же повторил слова Феогнида: «То, что прекрасно, всегда является приятным».

Гораздо больше замечаний эстетического характера можно найти у представителя сицилийской реалистической не обрядовой драмы Эпихарма, современника Аристотеля, жившего, возможно, даже несколько ранее Аристотеля (середина VI—V в.). Эпихарм был философом и ученым; по свидетельству Диогена Лаэрция, он оставил сочинения по физике и медицине, гномические труды. В древности был известен также его трактат «О природе» (впрочем, некоторые философы подвергают сомнению авторство Эпихарма). Эпихарма считали пифагорейцем, однако дошедшие до нас фрагменты, в том числе эстетические, такой характеристики не подтверждают. Они гораздо ближе к противоположному философскому направлению, а именно к эмпирической и релятивистской мысли софистов.

Один из фрагментов Эпихарма, интересующих эстетика, говорит об относительности форм искусства, об его зависимости от человека. Второй фрагмент указывает, что самое важное в искусстве — данный природой художнику талант; наконец, третий фрагмент — «разум видит и разум слышит». Последний фрагмент дает сжатую формулировку древнегреческого интеллектуализма: мы обязаны нашим познанием мысли даже тогда, когда нам кажется, что этим мы обязаны нашим глазам и ушам. Такой подход был важен также для теории красоты и искусства. Поразительно, что поэт придал этому взгляду столь радикальное выражение.

Конец трагедии и Аристофан

Великий период театра был кратким, не пережив V века. Афинская трагедия кончила свое существование со смертью Софокла и Еврипида, хотя в IV веке театральная продукция была даже более обильной, драматургов стало много и некоторые из них были при этом необычайно плодовитыми. Астидам Афинский написал 240 трагедий и сатирических произведений в драматургической форме, Каркинос Акрагасский — 160, Антифан Афинский сочинил 245 комедий, а Алексей из Туриои — 280. Однако уровень всех этих произведений был невысок. В IV веке наиболее выдающиеся умы Греции обратились к прозе. Правда, народ все еще сходил с ума от театра и театральные звезды с успехом совершали турне по стране. Но культ театра выродился главным образом в культ актеров; Аристотель отмечал, что в его время они ценились больше, чем поэты.В 406 году, после смерти Софокла и Еврипида, Аристофан в своей комедии «Лягушки» подвел итог развитию афинской трагедии. Он пришел, и не без оснований, к заключению, что наступил ее конец. Вину за это Аристофан возложил на последнего трагика, Еврипида. В новаторских, просветительских устремлениях Еврипида Аристофан видел зло, считая, что они губительно влияют на страну. Аристофан указывал, что Еврипид был подвержен влиянию Сократа, влиянию философии; во имя трезвости он отказался от простоты и возвышенности.

Такая оценки была верной. Действительно, благодаря Сократу и софистам, философии и просвещению в древнегреческой культуре произошли перемены. В IV веке проза стала ведущей, большое место в умственной жизни греков заняла философия. Великие проблемы человеческой жизни, породившие трагедию, теперь стали причиной ее конца, ибо возникло убеждение, что лучше ставить их иначе и отдать их решение не поэтам, а философам. Впрочем, для поэзии и искусства это имело свой положительный результат: философы создали теорию поэзии и искусства.

Хотя сам Аристофан и не был теоретиком, но он оказал определенное влияние на развитие теории, ибо положил начало оценке искусства с точки зрения моральных и политических потребностей общества, считая, что такая оценка должна быть руководящей.

Аристофан был основоположником и другого элемента теории искусства. В одной из его комедий говорится: «то, чего нам в действительности не хватает, дает подражание в поэзии». Это был новый аспект старого понятия подражания — мимесиса. Впоследствии этот аспект был развит философами.

Проза

Проза, одно из достижений IV века, была прозой великих историков — Геродота и Фукидида, а также прозой ораторов — Исократа, затем Демосфена. Общественный строй Афин способствовал развитию красноречия и дал жизнь риторическим произведениям, которые, как и произведения греческого эпоса и трагедии, считаются непревзойденными шедеврами. Будучи образцами высокого мастерства, эти риторические произведения служили, однако, весьма практическим целям, почему их следует отнести к иной сфере, а не к искусству.Среди создателей греческой прозы были и творцы теории искусства: Горгий, Платон. Заслуги Горгия в создании художественной прозы Филострат впоследствии сравнивал с заслугами Эсхила в деле создания трагедии. Горгий был творцом смелых метафор, тропов и стилистических фигур, которые были так и названы греками «схемами Горгия». Платон дал свою литературную форму, в которой научное исследование как бы сочеталось с драмой; у него были собственные стиль и язык. Прозу Платона, как указывает Вилламовитц-Мёллендорф, надо читать вслух, чтобы она могла полностью раскрыть свои красоты; она представляет собой нечто такое, чего «человеческая речь не превзошла и не может превзойти» Аристотель дал несравненный образец простой, содержательной научной прозы, чья незатейливость является ее наивысшим, поистине великим достоинством.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *