Техника живописи и скульптурные приемы        26 марта 2013        70         0

Мастерство египетского рисовальщика

Чрезвычайно интересны для истории египетского рисунка рельефы и росписи мастаб вельмож, теснящихся вокруг царских пирамид, как при жизни царя теснилась вокруг него служилая знать, получая в награду за службу поместья. Основные черты рисунка мы отметили выше, остановимся только на краткой характеристике сюжетной стороны. Центральное место в жизни человека этого времени занимает земледелие. Впечатлений, извне немного, и они не разнообразны. Характерно почти полное отсутствие в мастабах изображений царей и богов. Таким образом, основными сюжетами являются сцены жизни большого поместья. Вельможа принимает слуг, приносящих ему подати, приводящих скот, перед ним развертываются во всех подробностях сцены полевых работ, в его угодьях рыбаки тянут невод, или ловят сетями птицу, ухаживают за домашним скотом. Мы видим картины пира, с музыкой и пляской танцовщиц, вельможа с семьей катается по зарослям тростника и бьет бумерангом пернатую дичь, или охотится в пустыне на диких животных. Характерно отметить чрезвычайную зрелость искусства:, египетский рисовальщик, набивший себе руку в изображении рельефом, пользуется своим мастерством, чтобы выделить юмористическую сценку драки гребцов на лодках, или превращает стебли папирусов в орнаментальный ряд, на фоне его развертывая катанье на лодке.

Мастерство египетского рисовальщика

В сухом описании невозможно передать ни живую красочность росписей, ни удивительную жизненность отдельных сцен, полную движения, несмотря на всю условность плоскостных изображений. Отсылаем всех интересующихся к книгам и атласам, рекомендуя при разглядывании египетской росписи пользоваться детским приемом — мысленно рассказывать себе подробно каждое изображение, — повествовательное искусство требует своего подхода, и только таким образом, задерживая внимание на деталях рисунка, мы сможем вполне оценить удивительное мастерство египетского рисовальщика. В данном отношении особенно показательны изображения животных, где художник был менее связав каноном, чем при изображении человека. Прорывалась иногда и личность самого художника при изображении одинаковых по содержанию тем. В гробнице Рахотепа художник условно обозначает массу рыбы и толпу рыбаков тремя рыбами и тремя рыбаками, а в гробнице Ти мы видим именно массу рыбы и толпу людей в оживленном движении. Отметим еще теснейшую связь рисунка с надписями; неискушенный глаз не умеющего читать иероглифы зачастую не различит, где кончается рисунок, и где начинается надпись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *