Производство металлов        23 октября 2013        102         0

Металлургическое производство в энеолите — бронзовом веке

Металлургическое производство в энеолите — один из наиболее сложных в технологическом отношении видов производственной деятельности человека в древности, для развития и функционирования которого требовался большой объем технических и естественнонаучных знаний и навыков. Оно предъявляло особые требования к социальной структуре и уровню развития производительных сил древних обществ, являясь, в то же время, сильнодействующим стимулом их развития. Технические знания и навыки, необходимые в областях разведки и добычи рудных материалов, первичной выплавки металлов из руд, получения искусственных сплавов с заданными свойствами, кузнечной обработки изделий и в литейном деле, обуславливали высокую степень специализации и могли развиваться лишь при условии отделения мастеров, занятых в этой сфере, от других видов производственной деятельности. Естественно, что это проявлялось только в тенденции, не приводя к полной изоляции мастеров-металлургов от общественной и хозяйственной жизни коллективов, в которых они жили и для удовлетворения потребностей которых они работали.

На раннем этапе, в энеолите и раннем бронзовом веке, металлургия развивалась относительно медленно и неравномерно. Металлические изделия, особенно орудия труда, изготовленные из металла, вытесняли постепенно каменные и костяные. В ряде регионов, особенно удаленных от центров древних цивилизаций и не имевших собственных рудных запасов, металлические изделия долго оставались на положении раритетов, а их количество зависело от интенсивности торговых связей и масштабов металлургического производства у соседних народов, выступавших торговыми партнерами.

Относительная редкость в природе медных руд, сложность технологии выплавки металла из них и специфические особенности кузнечной обработки меди существенно влияли на процессы распространения металлургических знаний в древности. Восточная Европа в энеолите и раннем бронзовом веке не входила в круг первичных центров становления и развития металлургии. Восточноевропейские народы заимствовали навыки обращения с металлом в относительно сложившемся виде у соседних, более развитых народов — населения Балкан и Кавказа, что являлось составной частью этнокультурного процесса. Распространение металлургических знаний могло осуществляться небольшими группами мастеров, передававшими эти знания ученикам в процессе непосредственной производственной деятельности.

Первую сводку металлических изделий и литейных форм для их изготовления с территории Восточной Европы создал финский археолог А. М. Тальгрен (Tallgren, 1926). В этот же период В. А. Городцов отнес к легендарным киммерийцам целый ряд находок бронзовых изделий из Северного Причерноморья (Городцов, 1928) , чем положил начало попыткам культурной атрибутации и датирования случайных находок металлических изделий бронзового века.

Первые попытки систематического изучения древней металлургии с использованием методов естественных наук предприняты группой под руководством В.В Данилевского в Институте исторической технологии ГАИМК в Ленинграде (1933 г.), однако уже в 1935 г. эти работы были прерваны репрессиями. И лишь через 12 лет — один из немногих уцелевших участников этих исследований — А. А. Иессен вновь обратился к металлургической тематике. В книге «Греческая колонизация Северного Причерноморья» (Иессен, 1947) он, анализируя предпосылки греческой колонизации, на примере металлических изделий рассмотрел вопросы о связях в эпоху бронзы Северного Причерноморья с Кавказом, Балканами и Малой Азией. В этой работе клады бронзовых изделий впервые были использованы в качестве конкретных свидетельств связей древнего населения Украины с Балканами (Шетковский и Козорезовский клады) и с Кавказом (Бериславский клад). Наряду с этим в работе постулированы многие ошибочные, на наш взгляд, положения, в значительной степени определившие дальнейшее направление исследований древней металлургии на Украине (тезисы об отсутствии местных источников сырья, о преимущественно привозном характере северо-причерноморских металлических находок и т.д.). Безоговорочно принятые и развитые позднейшими исследователями, они привели к тому, что территория Украины традиционно стала рассматриваться в качестве «рынка сбыта» металлических предметов, изготовленных в соседних регионах, а роль местных племен была сведена к «металлообработке» — изготовлению металлических изделий из импортного сырья (балканского и кавказского) по «импортным» же, заимствованным образцам. В этой же работе впервые использовано понятие «северо-причерноморского очага металлообработки». Этим понятием А. А. Иессен объединил металлические изделия позднего бронзового века, найденные на территории Северного Причерноморья и рассмотренные в совокупности с точки зрения типологии, хронологии и, в некоторой степени, технологии. Позднее это понятие было развито Е. Л. Черных.

Качественно новый этап в изучении древней металлургии Восточной Европы наступил в 60-е годы прошлого столетия. В это время начинается использование методов естественных наук в исследовании древних металлических изделий, прежде всего спектрального анализа.

Исследования Черных расширил и дополнил С. Н. Кореневский в области металлургии ямной и катакомбной культур (Кореневский, 1974, 1976,1978).

По-видимому, примером наиболее удачного использования естественнонаучных методов являются работы Н. В. Рындиной, которая, используя результаты металлографического и спектрального анализов, получила широкую и объективную картину металлообрабатывающего производства племен трипольской культуры (Рындина, 1971) , а также и металлообработки культур шнуровой керамики Предкарпатья, Подолии и Волыни (Рындина, 1980).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *