Производство металлов        27 октября 2013        90         0

Металлургическое производство в среднем бронзовом веке

Средний бронзовый век, продолжавшийся с середины III тыс. до н.э. до XVIII-XVII вв. до н.э., охватывал культуры катакомбной историко-культурной области, шнуровой керамики и культуру многоваликовой керамики (далее КМК).

Начало этого периода характеризуется наивысшим подъемом производства, основанного на раннебронзовых технологических приемах и традициях; к концу этого периода зарождаются новые технологии, ставшие ведущими в позднем бронзовом веке.

Место Триполья на карте Украины частично заняли культуры шнуровой керамики. Исследования металлических изделий подкарпатской, городокско-здолбицкой и стжижовской культур «шнуровой» керамики Украинского Предкарпатья, Подолии и Волыни позволили получить довольно яркую картину (разностороннюю) этого производства, которое предлагается рассматривать в качестве отдельного металлургического очага, охватывающего все указанные культуры.

Представительная серия металлических предметов, найденных на памятниках культур шнуровой керамики запада Украины и изученных Н. В. Рындиной, включает следующие предметы: шейные гривны из круглого в сечении прута, кругло-проволочные браслеты с сужающимися концами, спиральные серьги, височные кольца в виде вербового листа, пластинчатые перстни, очковидные подвески, спиральные пронизи, наконечник стрелы ланцетовидной формы, клиновидные топоры с ребрами вдоль боковых граней, кинжалы с ромбическим в сечении листовидным клинком и отверстиями для крепления рукоятки в его полуовальном основании, рыболовный крючок без бороздки. В этой группе преобладали украшения, характерные для все-европейского круга культур шнуровой керамики и синхронных им культур Карпатского региона.

Спектро-аналитические исследования показали использование местными мастерами одновременно с металлургически «чистой» медью и мышьяковистыми бронзами оловянистых бронз. Металлографические исследования открыли наряду с сохранением «шнуровыми» мастерами трипольских навыков кузнечной обработки металлургически «чистой» меди и мышьяковистых бронз появление высокой технологической культуры кузнечной обработки оловянистых бронз — нового типа искусственных сплавов, что указывает на зарождение в Восточной Европе новых металлургических традиций, ставших ведущими в последующую эпоху — в позднем бронзовом веке.

В качестве одного из рудных источников этого металлургического очага Рындина указывает на месторождения меди, следы разработок которого обнаружены у с. Великий Мидск Сарненского р-на Ровенской обл. Вполне вероятно, что для данного производства, кроме карпатских источников и месторождения у с. Великий Мидск, названных исследовательницей, рудными источниками могли служить и другие месторождения Подкарпатской и Закарпатской металлогенических зон (последняя могла поставлять мышьяк) Карпатской металлогенической провинции, месторождения и рудопроявления Волыно-Подольской металлогенической провинции, в частности, открытое крупнейшее на Украине месторождение медной руды и месторождения Волынской (сюда входит и Великий Мидск) и Подольской металлогенических зон Украинского кристаллического щита (последние могли быть и источниками олова).

Большое количество металлических изделий найдено в памятниках среднеднепровской культуры шнуровой керамики. Это шилья (Ходосовичи, Стрелица), ножи (Ходосовичи, Стрелица), вислообушный топор «колонтаевского» типа и втульчатый, имитирующий каменные ладьевидные топоры, топор, изготовленный из мышьяковистой бронзы (Ходосовичи), височные кольца (Долинка, Ходосовичи, Пролетариат), диадемы, гривны, браслеты, трубчатые пронизи (Стрелица), втульчатые наконечники копий (Стрелица, Ходосовичи), круглая бляха с отверстием в центре (Ивахны). Большинство предметов изготовлены из мышьяковистой бронзы и металлургически «чистой» меди, два предмета — нож и браслет — из оловянистой бронзы. К среднеднепровской культуре относится также клад медных (?) украшений, найденных в Киеве. Он состоит из диадемы, луновидной подвески и трех височных колец иволистной формы.

К среднему бронзовому веку, вероятнее всего, относится клад из с. Старобыков Черниговской обл., который ошибочно относят к срубной культуре. Кинжал и тесло идентичны аналогичным орудиям среднего бронзового века Болгарии. Кинжалы (ножи типа Н-6), аналогичные старобыковскому, найдены в Эзеро, Ямболе, Берекетском некрополе. Тесла (тесла-долота типа ТД-32), аналогичные старобыковскому, найдены в Белославе и в кладе из Еменской пещеры. Серпам из Старобыковского клада аналогии не известны, они являются древнейшими, известными в настоящее время металлическими серпами на территории Украины. Состав металла клада — металлургически «чистая» медь — весьма близок аналогичной группе металла среднеднепровской культуры. Наличие в одном из серпов 1 % олова не является необычным для металлических изделий шнуровой керамики.

Условно к среднему бронзовому веку можно отнести серию случайных находок кованых без ушковых кельтов на Правобережье Среднего Поднепровья. Часть из них изготовлена из оловянистой бронзы, часть – из «чистой» меди.

В качестве вероятных источников меди для среднеднепровской культуры могут быть рассмотрены месторождения Сквирской металлогенической зоны Украинского кристаллического щита.

Наряду с использованием оловянистых бронз в качестве новаций «шнуровых» металлургов необходимо отметить появление втульчатых наконечников копий. Наконечники копий из могильников Стрелица и Ходосовичи являются древнейшими в Европе наконечниками копий с литой втулкой. Отливка орудий с так называемой слепой втулкой и с преобладающим использованием оловянистых бронз, является характерным признаком нового этапа в развитии металлургии — периода позднего бронзового века Европы. В Восточной Европе эти технологические особенности впервые проявились в металлургии племен шнуровой керамики Украины еще в среднем бронзовом веке, на рубеже III и II тыс. до н.э.

В среднем бронзовом веке ямную культурно-историческую область сменила катакомбная культурно-историческая общность, занявшая обширные пространства степной и лесостепной зон северо-причерноморского региона от Волги и предгорий Кавказа до низовий Дуная.

Е. Д. Черных производство катакомбных племен предлагает рассматривать в качестве «довольно мощного» очага металлообработки.

Металлургическое производство в среднем бронзовом веке

Старобыковский клад (1); 2 – кованные кельты из Среднего Поднепровья; 3 – донецкая катакомбная культура; 4 – ингульская катакомбная культура; 5 – культура многоваликовой керамики; 6 – Бородинский клад

Выделение катакомбной культурно-исторической общности заставляет по-новому подойти к данному очагу металлообработки и пересмотреть его соотношение с отдельными культурами катакомбной культурно-исторической общности. А.Л. Нечитайло предлагает выделить в рамках катакомбного очага металлообработки три центра — Донецкий, Приазовско-Крымский и Нижнеднепровский (Нечитайло, 1988). Однако развернутой характеристики указанных центров пока нет, поэтому приходится ограничиться описанием культур и отдельных категорий металлических предметов. Наиболее изученными на территории Украины катакомбными культурами являются донецкая, днепро-азовская и ингульская.

Донецкая катакомбная культура. Из металлических орудий среди находок в погребениях этой культуры большую серию составляют ножи и четырехгранные стержни (шилья). Преобладают ножи с листовидным длинным или пятиугольным клинком, расширенным в верхней части. Более малочисленную группу составляют ножи с широким треугольным или листовидным клинком. В поздний период распространяются ножи с резко расширенной пламевидной верхней частью, часто с упором в основании клинка. Среди других категорий бронзовых орудий выделяются короткие клиновидные тесла, желобчатые долота, узкие стамески, вилки-крюки, втульчатый топор. О размерах топоров можно судить и по литейным формам, найденным в погребениях литейщиков. Из украшений наиболее многочисленны бронзовые височные кольца в полтора или два с половиной оборота, спирали, кольца, бочонко-видные и биконические бусы, различные подвески, медальоны с ушком. Встречены бусы и кольца из серебра и бронзовые посоховидные булавки.

Днепро-азовская катакомбная культура. Металлические изделия в погребениях этой культуры встречаются относительно редко. Это немногочисленные бронзовые черешковые ножи с коротким треугольным или длинным листовидным клинком, стержни (шилья), височные кольца, шнуровые подвески. Необходимо отметить также большое количество бронзовых топоров «костромского» и «колонтаевского» типов из случайных находок в Нижнем Поднепровье. Погребения мастеров-литейщиков в этой культуре предполагают существование своего металлообрабатывающего центра.

Ингульская культура. Находки металлических изделий в погребениях этой культуры чрезвычайно редки. Среди них несколько черешковых обоюдоострых (один однолезвийный) ножей, стержни (шилья). Из украшений известны подвеска, украшенная спиральным орнаментом, и дисковидные медальоны с ушком. Материалы остальных групп катакомбных памятников на территории Украины пока что не обобщены, и использовать их в настоящей работе не представляется возможным.

Представления большинства исследователей, занимающихся катакомбной проблематикой, основываются на выводах Е. Н. Черных (1966). Суть их сводится к следующему: основная масса металлических изделий в катакомбных памятниках импортирована с Кавказа, хотя бесспорно знание металлообработки степным населением, которое практически копирует кавказские изделия, изготавливая их преимущественно из кавказского же импортного металла. Но в связи с новыми исследованиями эти представления устарели. Большое количество известных в настоящее время погребений мастеров-литейщиков катакомбной культуры (больше, чем в остальных европейских культурах этого периода) указывает на относительно высокий уровень развития литейного производства у катакомбных племен.

Исследования С. Н. Кореневского показали, что абсолютное большинство топоров и ножей катакомбного времени, найденных в степной зоне, изготовлены из металла, отличного от кавказского. Это касается не только группы металлургически «чистой» меди — металла, безусловно, некавказского, но и мышьяковистых бронз, по набору микропримесей отличных от кавказских. Катакомбные мастера копируют кавказские образцы, но одновременно вырабатывают и собственные модификации кавказских типов и даже оригинальные типы металлических изделий. Было определено, что мышьяковистые бронзы, ранее считавшиеся специфически кавказским металлом, по сути являются древнейшим видом искусственных сплавов, характерных для всей Циркумпонтийской металлургической провинции раннего и среднего бронзового веков. Для этого периода характерно распространение кавказских металлургических импортов, а в степи — металлургических кавказских традиций, зародившихся на Кавказе. Все это позволяет говорить не о металлообработке, а о металлургии катакомбных племен.

Установление факта «некавказского» происхождения основной массы катакомбного металла заставляет ставить вопрос о местных источниках сырья. В качестве таких источников, исходя из геологических знаний, насыщенности памятников металлическими изделиями и географии погребений мастеров-литейщиков, могли быть прежде всего месторождения Донецкой металлогенической области, и в настоящее время являющиеся одной из важнейших рудных баз Украины. Разработки катакомбного времени на этих месторождениях либо еще не найдены, либо были уничтожены более поздними разработками этих месторождений. Для более западных регионов катакомбной культуры рудной базой могли выступать месторождения и рудо-проявления Кировоградской и Приазовской металлогенических областей Украинского кристаллического щита, а также месторождения осадочного чехла щита в Причерноморской области и Приазовском районе. В качестве сырья для получения мышьяковистых бронз катакомбные металлурги могли использовать полиметаллические руды Донбасса, прежде всего Нагольно-Петровской подзоны Донецкой металлогенической области; по некоторым мнениям, обнаружены следы древних разработок.

Отсутствие металлографических исследований катакомбного металла затрудняет характеристику технологического уровня производства этих племен. Но основываясь на большом количестве глиняных литейных форм, найденных в погребениях мастеров-литейщиков катакомбной культуры, и на визуальных наблюдениях над предметами, можно утверждать, что в этот период все большее значение приобретает литье, превращаясь в основной способ получения формы металлических изделий. Роль кузнечной обработки в изготовлении ведущих типов орудий труда и оружия постепенно сводится лишь к укрепляющей проковке лезвий. В то же время сохраняется богатый набор выработанных в предшествующий период кузнечных приемов, используемый преимущественно при изготовлении украшений.

Металлообработка ямных племен ране-катакомбного времени представлена материалами верхнего слоя Михайловского поселения. В общей сложности там найдено 26 разных изделий из металла: шилья, ножи, бритва, долота, тесло, наконечники дротиков. Важным свидетельством производства являются металлообрабатывающие орудия: ступки для дробления руды, наковальни, молоты, точильные камни, сопло. Аналогичные орудия встречены в погребениях ремесленников этого периода, что свидетельствует об относительной распространенности металлургических знаний в среде местного населения.

В конце среднего бронзового века на Украине, на территориях, прежде занятых катакомбными и, отчасти, шнуровыми культурами, появляются памятники с характерной керамикой, украшенной многоваликовыми и прочерченными узорами, — памятники культуры многоваликовой керамики. Металлические изделия культуры многоваликовой керамики представлены преимущественно поздне-катакомбными формами: ножи, четырехгранные и круглые в сечении стержни (шилья), трубчатые пронизи. Представления о крупных рабочих орудиях дают предметы из кладов Скакун, Колонтаевский, Рыбаковский, Бандуркинский, а также из многочисленных случайных находок. Среди них проушные топоры, длинные тесла и долота со свернутой втулков, ножи.

Все эти предметы известны в катакомбных культурах.

Отличные от катакомбных металлургические и культурные традиции отражены в изделиях Бородинского клада, связываемого с культурой многоваликовой керамики. В состав Бородинского клада (Бессарабского) входили пять металлических предметов: три наконечника копий (от одного сохранилась только втулка), кинжал и булавка.

Металлургическое производство в среднем бронзовом веке Один из наконечников копий чрезвычайно близок как по форме, так и по составу металла вильчатым наконечникам копий из Турбинского могильника в Приуралье, что позволяет предполагать его импортное происхождение. Остальные предметы (изготовленные, как и первый, из сплавов на серебряной основе) по форме, технике являются уникальными изделиями, не имеющими аналогий в памятниках Восточной Европы этого периода.

Находка в Бородинском кладе вильчатого наконечника копья, аналогичного сейменским, и близость формы второго наконечника копья тем же сейминским наконечникам копий позволяют синхронизировать этот клад с памятниками сейминско-турбинского типа Евразии. Эти памятники имеют важное значение для решения проблем возникновения новой металлургической традиции Восточной Европы позднего бронзового века. Основные черты этой металлургической традиции — распространение оловянистых бронз и технологии литья тонкостенных втульчатых орудий (прежде всего наконечников копий и кельтов) — связывают с появлением в Восточной Европе «исходного сейминско-турбинского импульса», идущего с востока, а точнее с Алтая. Отсутствие каких-либо данных об этом алтайском центре затрудняет рассмотрение этой гипотезы и заставляет сомневаться в ее доказательности, тем более, что авторы отмечают типологически более поздний характер сейминских бронз, найденных к востоку от Уральского хребта, по сравнению с восточноевропейскими находками. Вряд ли необходимо искать прародину оловянистых бронз далеко на востоке, учитывая факты использования таких сплавов в Анатолии и на Балканах еще в раннем бронзовом веке. Орудия же с литой втулкой в конце среднего — начале позднего бронзового века широко распространяются не только в Восточной, но и в Центральной Европе, где говорить о сейминских влияниях не приходится. Прототипы ведущих типов орудий труда и оружия — втульчатых наконечников копий и кельтов, как уже отмечалось, известны на памятниках шнуровых культур Восточной Европы, что также указывает на необходимость поисков местных корней этой новой металлургической традиции. Находка в Бородинском кладе четырех металлических предметов, изготовленных по близкой к сейминской технологии, но отличающихся от сейминских по форме, декору и металлу, указывает на существование в этот период в Восточной Европе бронзолитейного производства, технологически близкого сейминскому, но культурно от него отличного. Это представляется важным для понимания происхождения металлургических традиций позднего бронзового века Украины, представленных Красномаяцким, Лобойковским, Кардащинским и Завадовским очагами металлообработки.

Таким образом, в среднем бронзовом веке на территории Украины, так же как и в раннем бронзовом веке, прослеживаются две металлургические традиции: кавказская и европейская (балканская). Катакомбные, а затем и племена культуры многоваликовой керамики продолжали развивать кавказскую металлургическую традицию, выражавшуюся в особых формах металлических изделий, широком использовании мышьяковистых бронз и богатого набора кузнечных приемов. Племена культур шнуровой керамики на раннем этапе своего развития изготавливали изделия, характерные для все-европейского «шнурового» горизонта, пользуясь технологией, хотя и обладавшей рядом локальных особенностей, все же являвшейся выражением балканских металлургических традиций. Но постепенно металлургия шнуровых культур приобретала все более яркие локальные особенности, которые в конечном счете, вероятнее всего, выросли в качественно новую, оригинальную технологическую традицию, определившую основные особенности металлургии позднего бронзового века на Украине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *