Путешествия и открытия        05 августа 2012        63         0

Нашли мумию

Проделав опасный путь, мы все же нашли мумию. Вернее не всю, целиком, а лишь фрагмент не менее ценный.

Бальзамированные крокодилы?! Ну да. Древние египтяне верили в загробную жизнь и старались сохранить не только человеческие трупы, но и тела «Священных» крокодилов, быков, кошек, волков, летучих мышей и всевозможных рыб. Они заботились о том, чтобы души, нагулявшись вдоволь по «потусторонним мирам», могли снова найти свою оболочку в целом виде.

Чтобы сохранить тело, особые специалисты вынимали внутренности и мозги, наполняя образовавшиеся пустоты особой асфальтовой массой. Эти консервированные трупы носили название мумий.

Мумию клали на полу, с вытянутыми вдоль бедер или скрещенными руками, забинтовывая отдельно каждый член, а затем и все тело множеством пропитанных соответствующим составом бинтов. После этого, смотря по социальному положению умершего, клали тело либо в деревянный гроб, либо в саркофаг. Бедных хоронили без гробов, попросту закапывая в песок.

Существует много видов мумий. Самые древние находят в Мемфисе. Они черного цвета и так высохли, что ломаются от прикосновения. Мумии из Тэбэна имеют блестящую желтую окраску, а ногти у них выкрашены хной — краской, которой доныне красят себе ногти, бороды и усы жители Востока.

Самой древней считается мумия фараона Меренре, жившего более четырех тысяч лет назад. Ныне древние египетские кладбища почти все уже разрыли и уничтожили арабы – раскапыватели мумий. Они безжалостно вытаскивали набальзамированные тела из саркофагов, снимая лишь украшения и ломая и бросая самые мумии. В средние века существовала даже торговля мумиями. Каждый имел право вскрывать гробницы и брать мумии. Лишь при калифе Мухамеде-Али разгром гробниц был воспрещен и торговля мумиями была объявлена монополией правительства. Однако арабы и феллахи продолжали торговлю мумиями контрабандным путем.

Может показаться невероятным, что даже медицина интересовалась мумиями. Алхимики, отыскивавшие «Камень мудрости», скупали мумии партиями; их примеру следовали и изобретатели «эликсира жизни». Растертым в порошок мумиям приписывали чудодейственную силу возврата молодости и продления жизни. Многие стремились найти порошок мумии. Немецкие и австрийские аптекари привозили к себе через Ливорно и Триест целые транспорты мумий. В восьмидесятых годах XIX в. центнер мумий стоил пятьдесят гульденов золотом. В последние же годы цена за центнер повысилась до пятисот гульденов, потому что мумии стали охотно покупать и для музеев.

Нам очень хотелось ознакомиться с одним из таких древних кладбищ. Заведующий конюшней паши охотно взялся сопровождать нас.

Было раннее утро, когда в сопровождении двух конюхов мы приехали к реке, где увидели небольшое гребное судно. На этом судне находился запас восковых факелов и веревок, необходимых для посещения катакомб.

Было чудесное утро. Мы оттолкнулись от берега и выплыли на середину Нила; на противоположном берегу его виднелось селение Макабад, у которого мы скоро и причалили. В деревне взяли проводника. Без хорошего проводника лезть в лабиринт подземных ходов было более чем рискованно.

Заблудиться, задохнуться или погибнуть от жажды и голода было в таких подземельях обыденным случаем.

За показ подземелья проводник потребовал по сорока пиастров с человека. Это составляло двести пиастров за какие-нибудь два часа экскурсии! Мы предложили ему тридцать пиастров и мы стали отчаянно торговаться.

— Аллах да простит тебе; что ты не жалеешь бедняка. Я бы на твоем месте заплатил бы триста пиастров! — кричал проводник. — Но у тебя черствое сердце! Так и быть, я возьму лишь сто пятьдесят! Не хочешь? Изволь — сто! И это много? Твоя речь звучит, как камни, когда их бьют один об другой! Что мне делать? Хорошо, я согласен …

Пройдя деревню, мы очутились у подножья крутой возвышенности. Там около куполообразной могилы какого-то кадира, увидели старца, стоявшего на коленях на молитвенном коврике. Когда он обернулся к нам, нас поразил его почтенный вид. Седая, как снег, борода старца спускалась до самого пояса.

Проводник остановился и отвесил этому патриарху глубочайший поклон, скрестив руки на груди.

— Да благословит тебя аллах и да ниспошлет тебе долгую жизнь, о святой старец! Пусть путь твой ведет прямо в рай!

«Святой» старец, прервав путешествие в рай, поднялся на ноги, медленно приблизился к нам, взглянул на нас острым взором и ответил проводнику:

— Благодарю тебя, сын мой! Пусть и твой путь приведет тебя к жилищу пророка! Ты направляешься в подземелье?

— Да. Я должен показать его чужестранцам.

— Покажи же им, чтобы они увидели, как бренно и ничтожно все земное …

Сказав это, старец повернулся, приблизился к коврику, опустился на колени и погрузился в молитву. Мы решили не думать о нем, сосредоточив внимание на экскурсии.

Дорога была нелегка. Она круто вела на вершину плато, покрытого кремневыми осколками и скользкими прозрачными кристаллами, преломлявшими солнечные лучи. На плато возвышался холм, в котором мы заметили большое входное отверстие. Мелкие части мумий, полуистлевшие клочья и кости валялись кругом.

— Мы пришли!- объявил проводник.

Конюх заранее позаботился о костюмах, которые были необходимы для лазания по катакомбам. Мы переоделись в полотняные штаны и куртки. Проводник первым вошел в подземный ход и помог нам спуститься.

Мы зажгли три факела и взяли по одному. Проход постепенно сужался. Наконец, он сузился настолько, что пришлось ползти. Проводник пополз первый. В этих проходах легко заблудиться, и мы рисковали бы жизнью. Через несколько минут нас обдало отвратительным вонючим и теплым воздухом. Спирало дыхание. Чем дальше мы ползли, тем ужаснее становилась вонь. Вскоре проход стал еще уже. Приходилось ползти на животе.

Мы полезли дальше. Путь стал еще хуже. Кристаллы кварца резали руки и рвали платье. Наконец, проход сузился настолько, что мы едва пролезли в него, но уже через минуту 6ыли вознаграждены: широкая со сводчатым потолком пещера, открывавшаяся в конце прохода, позволила встать и размяться. Испуганные светом факелов летучие мыши носились над нашей головой, и тушили факелы, налетая на пламя. Пещера была заполнена человеческими, звериными и птичьими мумиями. Но цельных здесь не было: у одних не хватало рук, ног или головы, другие были переломлены пополам, третьи разбинтованы.

Видя наше разочарование, проводник протянул нам сверток. Уже на обратном пути, усевшись в лодку, развернули подарок проводника.

В свертке оказалась… рука, женская рука, словно бритвой отрезанная у локтевого сгиба. Она была мала и, по видимому, принадлежала пятнадцатилетней девочке. Кожа ее была темно-лимонного цвета с легким бронзовым блеском. Пальчики были слегка согнуты, наружные и внутренние части ладони украшены рисунками, сохранившими позолоту. Один из рисунков изображал скарабея – священного жука древнего Египта, другой – священную змею-уреус с двумя раздвоенными языками. Подобные изображения могли носить лишь члены царских фамилий. На найденной в пакете записке прочитали по-арабски: «Это правая рука Дуаты, дочери Анемемнона III». Анемемнон III! Знаменитейший фараон двенадцатой династии! Да, мы получили драгоценный подарок! Эта девочка жила за две тысячи лет до нашего летоисчисления! И все же рука великолепно сохранилась. Можно было подумать, что ее отрезали от только-что умершей феллахской девушки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *