Путешествия и открытия        19 марта 2012        58         0

Найти Эльдорадо

Найти Эльдорадо

Когда искатели сокровищ наконец нашли озеро Гуатавита глубиной около 4 м., озеро из легенды об Эльдорадо, они пустили в ход все имеющиеся у них средства и всю свою изобретательность. В XVI столетии тысячи рабов-индейцев с лопатами в руках, пытаясь осушить озеро, превратили береговую линию в гигантскую яму.

Столетия спустя организаторы поисков рыли тоннели, пользуясь буровыми машинами и экскаваторами со стальными челюстями. И почти всегда они находили золото — не то, что надеялись найти, но достаточно для того, чтобы вновь вернуться сюда. Это было самым захватывающим в истории Эльдорадо.

Золото было, его находили там всегда.

К тому времени, как искатели впервые услышали легенду об Эльдорадо (вероятно, это случилось в 1541 г.), экспедиции, возглавляемые испанцами и немецким банкирским домом Вельзер, уже десять лет пробирались в глубь южноамериканского континента с Анд, из царства покоренных инков, и с берегов Атлантики и Карибского моря.

(Император Священной Римской империи Карл V, который также был королем Испании, как расплату за кредит обещал Вельзеру провинцию Венесуэла.)

В последующее столетие заразившиеся золотой лихорадкой европейцы предпринимали одну безнадежную попытку за другой найти Эльдорадо, и все это там, где их подстерегали десятки испытаний: ягуары и похожие на крокодилов кайманы, людоеды и отравленные стрелы, жажда, голод и тропические болезни. Одна за другой пускались в путь группы искателей, каждая под своими знаменами и со своими головокружительными мечтами, чтобы года три спустя вернуться с разбитыми надеждами и с половиной оставшихся в живых. Обломки судов одной из таких экспедиций были найдены на расстоянии около 6500 км вниз по Амазонке. В другой группа не довольных расправилась с руководителями экспедиции, пролив немало крови. В конце XVI столетия искатель приключений англичанин Вальтер Рейли отправился в Южную Америку на поиски. За них сэр Рейли заплатил сначала своей репутацией, а потом жизнью.

Стремясь постичь исчезнувшие культуры, ученые начинают исследования с золота, которое было столь притягательным для захватчиков, с изумительных ювелирных изделий, рыболовных крючков и других предметов, сделанных из этого драгоценного металла.

Золотые изделия, наряду с ранними испанскими хрониками, редкой керамикой, тканями и, разумеется, руинами, остаются основными источниками знаний о десятках цивилизаций, которые процветали в Южной Америке до империи инков. Остатки материальной культуры часто попадали к ученым от грабителей могил, называемых гуакверос. Ограбление мест захоронения было второй волной разрушения исчезнувших культур. Сведения, которые грабители сообщали о своих находках, оказывались в лучшем случае ненадежными. За последние годы еще одна волна — волна насилия, связанная с политикой и наркобизнесом, стала дополнительным препятствием для археологов в этих краях.

В результате знания ученых о культурах, предшествующих инкам, таких, как Чавин, Моче, Паракас, Нацка и других, насчитывающих две тысячи восемьсот лет, остаются неполными. Несмотря на ряд уникальных находок на северном побережье Перу, на засушливом полуострове Паракас, ближе к югу, а также в других местах, эти народы, которые, как и великие инки, не имели письменности, остаются таинственными и почти безымянными: их называют по территориям, где они когда-то селились.

И тем не менее, как это ни парадоксально, вещи из могил и даже мумифицированные останки дают археологам все больше возможностей воссоздать многочисленные аспекты их будничной жизни и их ритуалов.

К тому времени, как сэр Уолтер Рейли прибыл в 1595 г. в Порт-оф-Спейн, Тринидад, на пяти кораблях, Эльдорадо превратилось в золотое царство, известное под именем Маноа — так на языке индейцев называлось озеро. Говорили, что это царство когда-то лежало на берегах большого водоема в нынешней Венесуэле, к югу от реки Ориноко. Итак, сначала Эль Дорадо из человека преобразился в озеро, затем озеро превратилось в город. Одно из объяснений этой метаморфозы кроется в легенде, основанной на индейских сказках о городе Куско, столице великих инков, располагавшейся почти в 1600 км к юго-востоку от Квито. Сиеза де Леон описывал здешний храм солнца как один «из самых богатых золотом и серебром в мире».

Другая версия: «золотой город» был резиденцией вождя инков Манко Капака, который бежал из испанского плена вместе со своими сторонниками, захватив сокровища, и скрылся в бескрайних лесах Викабамбы.

Пионером исследования, поставившим для себя цель найти Эльдорадо, был Гонзало Писарро, брат покорителя инков Франсиско Писарро, человек, прославившийся жестокостью к индейцам. Гонзало Писарро собрал группу из двухсот двадцати человек вооруженных и с живым запасом провизии в виде свиней и гуанако, млекопитающих рода лам, и в феврале 1541 г. двинулся на восток от Квито. Сопровождаемый четырьмя тысячами закованных в кандалы носильщиков-индейцев, он совершил переход через Анды, а потом стал пробираться в глубь джунглей, где его солдатам приходилось прорубать себе путь ножами мачете. Когда Писарро встречал местных индейцев, он спрашивал их, где находится богатая страна, о которой он слышал; если ответы не нравились ему, он сжигал людей живьем или бросал на растерзание охотничьим собакам, специально натасканным на индейцев.

Несколько месяцев искатели приключений упорно продвигались вперед, измученные проливными дождями. Потоки воды уносили запасы продовольствия, носильщики-индейцы умирали или убегали. К концу пути почти никого из них не осталось.

Когда Писарро подошел к широкой реке, по всей видимости, к Напо, притоку Амазонки, он отдал приказ соорудить большую лодку. Дерева было достаточно, но металла не хватало, приходилось снимать подковы с копыт погибших лошадей. Несколько человек погрузились в лодку, другие отправились пешком по берегу, стараясь не отстать. Таким образом они двигались вниз по течению реки сорок три дня. Запасы еды закончились. Экспедиция поделилась. Группа с Писарро осталась на месте, а человек шестьдесят во главе с помощником Писарро Франсиско де Ореллана двинулись дальше вниз по течению на лодке в поисках пищи.

Ореллана вернуться назад не смог: по реке против сильного течения плыть было невозможно. Позже Писарро объяснял эту неудачу как предательство. А Ореллана с его людьми совершили первое известное путешествие по самой крупной в мире реке Амазонке вплоть до Атлантического океана. Путешествие заняло пять месяцев. Попадавшиеся на пути индейцы встречали испанцев по-разному: одни в ужасе бежали, другие, не испугавшись, поставляли им продовольствие, третьи нападали с копьями и дубинками.

Самыми цивилизованными людьми, встреченными путешественниками, были индейцы омагуа. Ореллану потрясли их дороги, емкости для хранения пищи, полные черепашьего мяса, и изготовленные ими большие керамические кувшины. Но испанцы, как они и поступали всегда, недолго сохраняли дружелюбные отношения с местным населением: однажды они спровоцировали драку и украли еду.

Ниже пересечения реки с текущей на юг Рио Негро люди Орелланы вступили в бой с еще более удивительным племенем. Как писал монах Гаспар де Карваджаль, который путешествовал вместе с Орелланой, во главе этих племен стояло десять-двенадцать женщин. Карваджаль писал, что «женщины сражались столь храбро, что мужчины не смели пуститься в бегство. Они очень белокожие и высокие, с длинными волосами, заплетенными в косы, уложенные вокруг головы. Они крепко сложены, носят луки и стрелы и сражаются каждая, как десять индейцев-мужчин». Испанцы решили, что их неприятели — амазонки, мифическое племя женщин, которое, как считали Колумб, Кортес и другие путешественники, правило джунглями Нового Света и чьим именем названа самая большая река на континенте.

Удивительно, но Ореллана и большая часть его людей достигли Атлантического океана целыми и невредимыми потом поплыли на северо-запад, придерживаясь северо-восточной береговой линии Южной Америки к Маргарите, маленькому острову, принадлежавшему испанцам, туда же прибыли в сентябре 1542 г. Тем временем Писарро был вынужден поедать лошадей и собак а так же кожаную упряжь, вплоть до возвращения в Квито с менее чем сотней людей. Это произошло тремя месяцами раньше, чем Ореллана достиг конца своего пути. Очевидец писал, что по прибытии люди Писарро, израненные, почти голые, в порыве радости целовали землю. Они были так истощены, что «ели понемногу, пока их желудки не привыкли нормально переваривать пищу».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *