Архитектура        21 ноября 2013        77         0

О зодчих XIII в.

О зодчих XIII в. и об их сотоварищах по работе — резчиках мы можем с полной уверенностью говорить как о местных художниках, наследовавших и развивавших искусство мастеров XII в.

Раньше, чем мы обратимся к этой теме, нужно коснуться двух версий о мастерах Георгиевского собора. Прежде всего, надо отметить отзвуки «болгарской легенды» при рассмотрении архитектуры 60-х годов XII в. В. Н. Татищев, не сообщая источников своих сведений, писал об участии в создании Георгиевского собора болгарского мастера и связывал его замысел с успешным походом Святослава на волжских болгар: «Святослав, пришед во град свой Юриев, и от Болгарского имения начал строить церковь святаго Георгия каменную». И далее: «Князь Святослав Гавриил Всеволодович, как сказано выше, разруша ветхую прежнюю в Юриеве построенную дедом церковь его, построил новую вельми дивную камением резным. Мастер был Болгарский, и оную освятил Епископ Митрофан, были где князь великий Юрий и другие, три дни веселилися». Видимо, это указание было связано с изложенными перед тем фактами владимиро-болгарских отношений. И. А. Шляпкин писал, что «Святославов крест сделан из белого камня, добывавшегося в земле болгар», перенеся в XIII в. легендарную версию поздних источников о привозе болгарского камня для строительства Боголюбского. Обострившаяся в XIII в. борьба с державой Болгарской сообщению В. Н. Татищева не позволяет доверять. В ту пору не было и нужды в чужеземных мастерах. Но это не исключает вероятной посреднической роли болгарской торговли в обогащении русских мастеров новыми «образцами» восточного прикладного искусства.

О зодчих XIII в.

Святославов крест

Вторая версия о мастерах Георгиевского собора — сообщение Тверского летописного сборника, где в добавлено рассказе о постройке собора, что строитель его — князь Святослав — «сам бе мастер», т. е. якобы непосредственно участвовал в украшении храма. Как можно думать, эта версия основывалась на том, что на стене собора под композицией «Распятия» существовала резная на камне надпись: «Месяца июня в 30 день на память святого Иоанна Воиника поставлен крест сь Свнтославъмь Всеволодовичем», аминь».

Исследователи, писавшие об этой надписи, не решали окончательно вопроса о ее местонахождении. Так, И. А. Шляпкин считал и самый «Святославов крест» не принадлежащим к резному убранству собора, датируя надпись 1224 г., хотя, несомненно, чтение даты — 1234, совпадающей с годом окончания сооружения собора. Доказано, что композиция «Распятия» занимала одну из закомар собора, все же предполагал, что надпись могла происходить и «от другого креста, поставленного Святославом». О месте надписи говорится, что «(церковь) из камени белого сделана, на которой имя князя Святослава-Гавриила, и подписи той без труда не разобрать».

Очевидно, что при перестройке 1471 г. «Святославов крест» вместе с надписью был вставлен в кладку самого собора или, скорее, его Троицкого придела. Эта резная надпись была известна составителю Тверского летописного сборника, который и принял ее за «авторскую подпись» Святослава, поставившего на стене собора резное «Распятие». Мы говорили об особом значении креста как охранителя княжеской «державы», и естественно, что Святослав, может быть, и приказавший поместить композицию «Распятия» на своем соборе, именно ее-то и сопроводил резной записью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *