Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        10 ноября 2012        110         0

Обеидский период

Протошумерийцы, подобно другим древним земледельцам, лепили из глины статуэтки; на этом основании можно сделать вывод, что наряду с публичным поклонением божествам они совершали и более интимные магические обряды. Статуэтки дают также некоторое представление о модах обеидского периода. Женщины, подобно додинастическим египтянкам, носили парики, которые у статуэток вылепливались отдельно из битума и приклеивались к голове. Черные пятна и лепешечки из глины на плечах и на руках выше локтей определяются, как татуировка, но было бы вернее рассматривать их как шрамы. Некоторые женщины изображены кормящими грудью младенцев и, таким образом, представляют широко распространенный тип, известный под названием «куротрофос». Встречаются также и мужские статуэтки. Мужчины закручивали волосы пучком на затылке; иногда они одевались в овечьи шкуры. В таком виде они, очевидно, напоминали современных курдов.

Амулеты в виде фигурок встречаются редко. На севере в обеидский период еще не вышли из употребления резные печати-подвески. Но в древнейших слоях обеидской культуры в Гавра, мы уже находим настоящие печати-штампы, и такие же печати, хотя и редко, встречаются на юге, в Эриду и Лагаше. Большинство этих печатей сделано в форме круглой пуговицы с петлей для подвешивания на обратной стороне, в то время как на лицевой стороне, прямой или выпуклой, вырезан какой-нибудь геометрический орнамент, чаще всего заполненный крест. В поздних — XIII и XII слоях Гавра, соответствующих по времени урукской фазе, некоторые печати имеют коническую или пирамидальную форму, и на них вырезаны реалистические изображения птиц, змей, рыб, каменного козла и других четвероногих. Так же как резные халафские подвески, эти печати предназначались для оттисков на глине и, по-видимому, служили для тех же магических и экономических целей. Во всяком случае, конические печати и печати-пуговицы с изображением заполненного креста являются древнейшими, снабженными относительной датой, образцами целой группы печатей, распространившихся на восток, на всю территорию Ирана, и на запад, за Анатолийское плато, в Грецию, откуда в виде глиняных копий они проникают на Балканы и в Центральную Европу. Такое же широкое распространение в Европе имели кольца-подвески, которые вошли в моду в конце обеидского периода в Ассирии.

На всей территории Шумера погребальный обряд в обеидский период требовал, как правило, захоронения покойника в вытянутом положении, что составляло исключение в обычной практике древних земледельцев-скотоводов. Взрослых хоронили в специальных могильниках за пределами поселений, но детей иногда зарывали между домами.

Могильник Эриду, относящийся к той же поздней фазе, к которой принадлежат храмы — VII и VI, насчитывал, как предполагается, около тысячи могил. Могилы состояли из кирпичных цист, замурованных сверху кирпичами. Имеются случаи впускных погребений; иногда встречаются захоронения собак вместе с хозяевами. В одной могиле в Арпачии (Ассирия) были обнаружены костяки одновременно погребенных мужчины и женщины, лежащих в объятиях друг у друга.

Обеидский период охватывает, по-видимому, продолжительный промежуток времени. Маловероятно, что строительство новой «приходской церкви» в общине, состоявшей из простых земледельцев, владевших, в сущности, лишь неолитическим инвентарем, осуществлялось каждым поколением или хотя бы даже раз в столетие. Более того, приводят некоторые положительные, хотя и не решающие, свидетельства, позволяющие думать, что более поздние, уже владевшие письменностью общины, обладавшие более совершенными орудиями, довольствовались поклонением божеству в одном и том же храме в течение 100 и даже 140 лет. В Эриду, помимо небольших «протообеидских» святилищ, было воздвигнуто шесть последовательных храмов. Период функционирования этих храмов должен охватывать от шести до восьми столетий. Семь наслоений обеидской культуры в Гавра, дают нам аналогичные цифровые результаты для северных областей, хотя и возможно, что последние четыре или пять столетий выходят здесь за пределы обеидского периода. Таким образом, даже по скромному подсчету, обеидский период в Шумере охватывал, по-видимому, промежуток времени минимум 300 — 400 лет.

За это время протошумерийцы значительно усовершенствовались в земледелии, и изобилие сельскохозяйственных продуктов способствовало, вероятно, очень быстрому увеличению их численности. Свидетельством такого роста населения служат тысяча могил в позднем могильнике в Эриду и грандиозные масштабы работ, которые требовали труда сразу большого числа людей. Однако на протяжении всего этого периода протошумерийцы оставались простыми земледельцами-скотоводами, не имевшими никаких других средств к существованию, потому что только незначительная часть их могла надеяться стать профессиональными жрецами, кузнецами или даже гончарами.

Отсюда единственным выходом для все, возраставшего населения могло быть освоение новых земель, и при наличии легких способов передвижения это должно было вскоре приводить к возникновению новых поселений. Может быть, именно этой необходимостью и объясняется постепенное распространение земледельцев-скотоводов обеидской культуры за пределы Месопотамии до самого побережья Средиземного моря. Во всяком случае, все известные нам обеидские поселения от Эриду до Гавра и Кархемыша представляли собою деревни; ни один населенный пункт, ни по величине, ни по функциям не заслуживает названия города. Этого положения некоторые из них достигают в урукский период.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *