Полевые археологические исследования        08 декабря 2012        118         0

Обработка результатов наблюдений

Обработка результатов наблюдений в процессе исследования данных, полученных в полевых условиях, в лабораториях — не менее важный этап работы, чем непосредственный сбор первичной информации. Ей посвящены сотни статей и десятки монографий, суммированные в нескольких больших учебных руководствах по биологической статистике, или биометрии, как называется эта область теории вероятностей и общей статистики. Среди них антропологической статистике, показу и учету ее своеобразия посвящено сравнительно немного работ, особенно если говорить не о приемах вычисления обобщенных характеристик по первичным данным, а об использовании в антропологических исследованиях математических моделей, специально отражающих специфику антропологических явлений и процессов. Мы дадим здесь лишь краткий очерк тех статистических операций, которые производит антрополог с собранными данными, чтобы добиться наибольшей их генерализации и извлечь из них максимум информации, иными словами, чтобы достичь «плотности» информации.

Прежде всего, несколько слов о том, что в общей биометрии и в опытном деле называется планированием эксперимента. Применительно к исследованию современного населения приведенный термин сохраняет весь свой прямой смысл. В зависимости от тех задач, которые ставит антрополог, например от изучения географической изменчивости на обширной территории или, наоборот, изменчивости в какой-нибудь одной изолированной группе, определяется и план работы, т. е. максимально полного охвата популяций в первом случае, максимально полного охвата индивидуумов — во втором. Первый случай сам по себе требует ограничения численности обследованных во всех группах, так как иначе исследование приобретает гомерические размеры. Группы выбираются либо поквадратно, приблизительно на одинаковом расстоянии друг от друга, если полностью отсутствует историко-этнографическая информация об их происхождении, либо, если она есть, непременно опираясь на эту информацию и часто даже исходя из нее. Численность групп устанавливается при учете внутригрупповой изменчивости изучаемых признаков. Непременно учитывается характер выборок, т. е. половозрастной и профессиональный состав контингента обследованных; в принципе следует стремиться к тому, чтобы он был одинаков. При изучении одной изолированной популяции также нет надобности стремиться к полному ее охвату — мощность статистических приемов такова, что они дают возможность судить о генеральной совокупности по сравнительно небольшой выборке. Но здесь примешивается непременная необходимость учета фактора изоляции, что осуществляется по демографической структуре исследуемой группы.

Не то в палеоантропологии. Там ископаемый костный материал попадает в руки исследователя при раскопках — естественно, очень фрагментарный, малочисленный и потому выборочный, причем выборочность эта заметно увеличивается по мере удаления от современной эпохи. Правда, предложены и успешно, применяются разнообразные приемы фиксации костей при выемке их из земли и реставрации черепов, а иногда и костей, но все же полнота палеоантропологических коллекций по подавляющему большинству эпох и территорий оставляет желать много лучшего. Однако приходится довольствоваться тем, что есть, уповая на более обширные археологические раскопки в будущем, и жестко соблюдать при этом два необходимых требования. Первое — не стараться при наличии единичных объектов извлечь при их изучении информацию на популяционном уровне, что характерно для многих палеоантропологических работ, особенно индивидуально-типологического направления; второе — имея многочисленные серии, не забывать об их возможной гетерогенности и строго контролировать гомогенность образуемых групп с помощью археологических данных (единственный источник, дающий по отношению к палеоантропологии некоторые сведения об этнических особенностях). Даже от этих минимальных требований приходится отходить в области антропогенеза — там единичность исследуемых объектов не исключение, а скорее правило. Только масштаб морфологических различий между отдельными группами ископаемых предков человека позволяет извлечь из этого материала некоторый, в общем, по сравнению с данными по более поздним эпохам, очень небольшой запас сведений.

Первый этап статистической обработки — получение обобщенных данных по популяции, т. е. средних с характеризующими их параметрами изменчивости, внутригрупповых коэффициентов корреляции; для признаков с точно изученной наследственной структурой — вычисление генных частот. Этот этап опирается на многолетний опыт применения статистики во всех или почти во всех областях биологии, достаточно традиционен и не вызывает дискуссий. Вызывает такие дискуссии второй этап — межгрупповой анализ. Он состоит из многих ступеней — оценки межгруппового размаха изменчивости, составления карт географической изменчивости по отдельным признакам, сравнения групп между собой. И способы оценки межгрупповой изменчивости, и антропологическое картографирование пока не отлились в канонические формы, и здесь много различных и часто противоположных рекомендаций. Особенно много споров вызывают способы межгруппового сопоставления популяций. Их можно объединить в две группы — сопоставления по ведущим признакам и сопоставления по комплексу признаков. При закономерной географической изменчивости и резкой выраженности локальных типов первый способ оказывается, очевидно, единственно правильным, так как при суммарном сопоставлении смазываются различия по самым существенным признакам. Из общей суммы признаков они выявляются древностью и правильностью географических изменений. Зато суммарное сопоставление приходит на помощь в случае неотчетливой географической изменчивости и мозаичного различия сопоставляемых групп, т. е. сходства и различия разных групп не по одним и тем же признакам. Существуют статистически простые и довольно сложные приемы суммарного сопоставления. Проведенные до сих пор работы не обнаружили сколько-нибудь серьезного преимущества вторых над первыми. Существенную помощь в визуальной оценке получаемых величин могут оказать разнообразные графики.

Нет достаточной четкости и в оценке третьего этапа статистического анализа — выделения обнаруженных при межгрупповом сопоставлении морфофизиологических вариантов внутри отдельных популяций. Наиболее действенный прием такого анализа из всех предложенных до сих пор заключается в сопоставлении коэффициентов внутри — и межгрупповых корреляций. Но и он чаще всего выявляет внутри групп обнаруженные при межгрупповом сравнении варианты одного, двух, много, трех признаков, но не морфофизиологические комплексы в строгом смысле слова. Признаки группируются в межпопуляционные комплексы по другому, нежели внутри популяций, управляются в обоих случаях разными генетическими механизмами, и поэтому все попытки найти параллелизм между ними (речь идет о наследственных комплексах), лежащий в основе индивидуальной типологии, оказались безуспешными. Это не означает принципиальной невозможности отдельных параллелизмов, как не означает и того, что на них не нужно обращать внимания, если они выявляются внутригрупповым анализом.

Сейчас во всех или почти во всех областях биологии происходит медленное, но неуклонное приближенно к тому уровню, на котором давно находятся физика и химия, т. е. внедрение в исследование математических моделей – генерализованных логических схем, облаченных в символическую форму, уровень формализации которых позволяет производить самые разнообразные математические операции. Традиционные статистические методы применяются в антропологии широко, шире даже, чем во многих других областях биологии, но роль математических моделей в антропологических исследованиях, можно сказать, ничтожна. Это справедливо даже для популяционной генетики человека, где уже проверенные на общебиологическом материале популяционно-генетические модели используются значительно реже, чем могли бы использоваться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *