Передвижение и транспорт        01 февраля 2011        78         0

Вызывает сомнение

vyzyvaet-somnenie

Эти строки адресованы тем, у кого вызывает сомнение то, что доисторический человек и люди древних цивилизаций не могли перевозить огромные каменные монументы с помощью простых и доступных им средств. Источники, которые позволят нам выяснить способы и виды транспортировки в древности, можно разделить на несколько групп.

В первую очередь это сами каменные монументы. Особую ценность для определения техники транспортировки представляют именно не довезенные или оставленные на дороге каменные гиганты. Всегда легче объяснить и расшифровать что-то неоконченное, так как на нем остались следы «динамики» рабочего процесса, следы незаретушированные, как на законченном произведении.

В тот период, когда на Ближнем Востоке транспортировались эти монументы, в Древнем Египте и Двуречье возникли многочисленные изображения таких массовых работ. Мы видим на них статуи и обелиски на санях, которые тянет множество людей. Иногда эти монументы везут на речных судах. Египетские и восточно-средиземноморские изображения такого рода работ сопровождаются надписями о количестве работавших или рабов и разных обстоятельствах, связанных с этим событием.

Перевозки по воде всегда считались выгодными и использовались древними группами людей мегалитической культуры. Во время таких акций совершенствовалась техническая изобретательность в самой прогрессивной форме. Например, для перевозки известных обелисков XVIII и XIX династий из каменоломни в Асуане по Нилу в Луксор были сконструированы самые крупные для того времени суда. Перевозку хорошо закрепленных каменных колоссов на судах документируют также изображения эпохи V династии, правившей 4400 лет назад.

Большой интерес представляет способ погрузки монолитов на судно. Суда, которые приплыли по специально вырытому каналу из Нила к грузу, сначала засыпали землей (в Египте скорее всего песком) до уровня берега и перетащили на них монолит. Затем песок из судов и прилегающей части канала устраняли, и груз отправлялся в путь. Существовал и другой способ погрузки. Подготовленный обелиск располагали над каналом таким образом, что концами он опирался на противоположные берега (в этом случае значительно возрастает внутреннее напряжение каменного материала и такой монолит должен быть достаточно мощным и тяжелым, чтобы камень не дал трещину). Под него подводили судно с балластом камней. Последние затем выбрасывали, и судно принимало на свою палубу обелиск.

Так на одном древнеегипетском рельефе изображена транспортировка алебастровой скульптуры Джехутихотепа массой около 60 т, которая относится к периоду династии XII. На рельефе, обнаруженном в гробнице в Эль-Берше, изображено несколько любопытных технических деталей. Скульптура прикреплена к деревянным саням, а их тянут при помощи канатов. Рабочий темп определяет мужчина, который стоит на коленях статуи. Приказания его усиливаются постукиванием колотушек из дерева в руках под ним сидящего мужчины. Третий мужчина на санях поливает воду перед санями, для уменьшения под ними трения. Воду поставляют три носильщика. Позади идут трое надсмотрщиков с палками, Двенадцать запасных работников и шесть групп воинов по десять человек в каждой с палками и бичами в руках. Тут изображено всего 174 человека, и как это обычно бывает, активно работают всего 99, остальные их лишь подгоняют, причем самым безжалостным способом. 99-ти мужчин для перевозки 60т. статуи, разумеется, маловато (на основании данных, которые будут приведены далее, сможете сравнить). Такую неточность можно приписать в вину художнику. Всех перевозящих статую изображать было бы весьма сложным делом.

Другой источник информации можно использовать и сейчас, наблюдая примитивную технику местного населения некоторых районов Южной и Юго-Восточной Азии, Мадагаскара, Океании. И сейчас человек может без всякого современного технического опыта решать весьма трудные задачи. Такое наблюдение весьма поучительно, хотя сейчас местное население в указанных районах не занимается перевозкой таких огромных мегалитов, как это было в древней Мексике, Перу, Египте или доисторической Европе. (Следует также отметить, что уровень их каменно-тесных работ с эстетической точки зрения нельзя сравнивать с результатами, достигнутыми древними культурами.)

Жители индонезийского острова Сумба ставят на могилах своих предков многотонные памятники. Блок весом 11 т, помещенный на тяжелые деревянные сани, два дня тянули на расстояние трех километров 525 мужчин. На высоту блоки поднимали по наклонной насыпи из глины, которую затем разрушали. Такие работы иногда растягиваются на несколько лет, так как невозможно обеспечить на весь период строительства пропитание для такого количества людей.

Нам кажется, что на своем пути к признанию больших возможностей древних цивилизаций не следует забывать и о наследии тех, кто ближе нашему пониманию во временном и культурном отношениях. Так, в течение трех веков, прошедших с 1050 по 1350 год, во Франции добыто было несколько миллионов тонн камня для строительства 80 кафедральных соборов, 500 больших церквей и нескольких десятков тысяч приходских. За эти три столетия во Франции использовано было для строительства больше камня, чем в Древнем Египте в течение любого периода его истории, притом дна только пирамида Хеопса содержит коло 6 млн. т каменных блоков.

Фундаменты больших соборов уходят а десятиметровую глубину, что соответствует средней глубине Парижского метро, а в нескольких случаях образуют каменную массу весьма внушительного объема — она почти равна видимой части над землей. Площадь собора в Амьене — 7700 кв. м — позволяла всем жителям города одновременно коло 10 тыс.) участвовать в богослужении. Высота его нефа и башен также весьма примечательна. Под сводами катарального собора в Бове современный архитектор мог бы поместить 14-этаж-ый дом высотой 48 м. Мастера средневекового Шартра возвели собор, башня которого поднялась на 105 м ввысь, и, чтобы оспорить их приоритет, нужно было бы возвести 40-этажный небоскреб. При этом следует учесть, что технический уровень в эпоху средневековья был не выше, чем в период древних цивилизаций, а в некоторых вопросах и ниже.

Известно, что некоторые древние каменные гиганты не оставались на своем первоначальном месте, а были вывезены в другие страны. Но это было сделано вовсе не руками экспериментаторов! Так, из Египта в Европу был перевезен огромный обелиск. Древнеегипетский памятник из Луксора, декорированный иероглифами, после шестимесячного пути из Верхнего Египта был установлен в 1873 году на площади Согласия в Париже. Вес его — 230 т, высота — 23 м. После этого украшение городов Европы и Америки обелисками благородных форм, вывозившимися прямо из Египта, стало модой. Такие памятники были установлены в Лондоне, Нью-Йорке, Вашингтоне. Позже обелиски стали изготовлять из местного материала.

Однако те, кто вывозил древнеегипетские обелиски с их родины в XIX веке, были не оригинальны. Это делали уже практичные римляне, которые вывезли их из Египта около дюжины, притом на специально построенных для этой цели судах. Один из них, забытый и засыпанный землей, был вновь воздвигнут в 1590 году в Ватикане, в период понтификата просвещенного папы Сикста V.

Очевидно, обелиски нравились всем завоевателям Египта. Первым украл такое прекрасное произведение древнеегипетского искусства один из первых завоевателей Египта, ассирийский правитель Ашшурбанипал в 633 году до н. э., захватив и разграбив верхне-египетские Фивы. Обелиск он велел воздвигнуть рядом с храмом в Ниневии.

Обо всех перевозках каменных монолитов из страны пирамид с ассирийских времен до прошлого века мы имеем достаточное количество документальных материалов, в том числе и технического характера. Например, инженер Фонтана установил обелиск весом 510 т в Ватикане в 1590 году с помощью 907 человек, 75 лошадей и 40 воротов.

Вывозились не только обелиски. Мегаломания завоевателей удовлетворялась также похищением больших скульптур или месопотамских крылатых быков с человеческими головами. Способ их перевозки нам хорошо известен.

Наконец пришел черед экспериментов, запрограммированных в соответствии с указанными источниками. Однако, как мы помним, для транспортировки некоторых каменных гигантов необходима была концентрация большого количества людей, поэтому и неудивительно, что в наше время таких экспериментов было проведено немного. К тому же они осуществлялись, как правило, в уменьшенном масштабе. Тем не менее их результаты представляют большую ценность по нескольким причинам. Благодаря таким экспериментам можно проверить не только данные древних письменных источников и изображений, но и правильность гипотез об осуществлении таких трудоемких работ в тот период, когда еще не существовало письменности. В результате мы можем оказаться в позднем каменном веке на Солсберийской равнине в Англии и наблюдать, как строители стонхенджской святыни (а может быть, это была какая-то древняя обсерватория) перевозят, поднимают и устанавливают многотонные каменные глыбы.

Для того чтобы хотя бы приблизительно представить себе огромный масштаб работ, выполненных при строительстве этого каменного колосса, не имеющего аналога в мире, необходимо вкратце ознакомиться с ходом его строительства.

В период неолита на том месте, где расположено это колоссальное сооружение, стояли всего лишь две каменные глыбы у входа в круглое пространство, ограниченное двухметровым валом и рвом с многочисленными ямами, окаймляющими его с внутренней стороны. Его монументальный каменный образ появился только в эпоху позднего палеолита. Тогда возник внешний каменный круг диаметром 30 м из хорошо обработанных, вертикально установленных каменных глыб из чистого песчаника (здесь его называют «сарсен»). Первоначально сарсенов было около 30. Вверху они были объединены между собой поперечными плитами или перекладинами, которые удерживались на месте шиповым соединением. Каждый вертикальный камень весит около 25 т, горизонтальные плиты — 8 т. За внешним кругом следовали пять трилитов (какие-то каменные ворота из трех блоков), расположенных в форме подковы. Вертикальные камни трилитов весят около 40 т, а самый высокий трилит достигает восьмиметровой высоты, учитывая его двухметровую подземную часть. Между внешним кругом и подковой расположен круг из 60 голубых камней вулканической породы, практически необработанных. Подкова трилитов окаймлена двенадцатью одиноко стоящими обработанными блоками той же породы. В центре подковы размещена обработанная глыба песчаника. Позже строители создали внутри сарсенового круга и подковы меньший круг из сарсенов и голубых камней, но только некоторые из них построили в форме трилитов. Затем последовал демонтаж внутреннего круга из голубых камней. При завершении строительства Стонхенджа в начале второго тысячелетия до н. э. голубые камни были перемещены таким образом, что создали внутренний круг и внутреннюю подкову без перекладин.

Камни с голубоватым отливом вулканического происхождения — долериты, риолиты, вулканические туфы — добыты в горах Преселли на морском побережье Южного Уэльса. По поводу способов их доставки возникло несколько гипотез. Полностью был исключен сухопутный способ, хотя длина пути при этом составляла «всего» 290 км. Перевозка этим путем натолкнулась бы на непреодолимые препятствия. Известно, что наши древние предки в перевозках всегда отдавали предпочтение водным путям. Путь плота с грузом камня вдоль морского побережья вокруг Корнуэлла к устью реки Эйвон, которая протекает через графство Гэмпшир, а по реке — к Стонхенджу составил бы около 640 км. Другая трасса могла бы вести через Бристольский залив, затем против течения реки Эйвон, протекающей через Стратфорд, затем по реке Фрум, после чего груз нужно было бы протащить волоком по суше к реке Уайли, а затем плыть по реке Эйвон в графстве Солсбери к местечку Эймсбери, возле которого находится Стонхендж. Этот путь представляется самым кратким, самым легким и поэтому наиболее вероятным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *