Собирательство, охота, рыбалка        31 января 2013        81         0

Охотники, рыболовы и собиратели

Самая древняя эпоха — выделение человека из животного царства — это эпоха совершенствования его физического облика: изменения головного мозга, развития рук и появления речи. В процессе трудовой деятельности формировалась материальная и духовная культура людей. Каменные орудия и огонь — первые признаки человеческой культуры. Древние люди эпохи палеолита, расселяясь по поверхности земной суши и попадая в различные экологические условия, постепенно приобретали разные навыки охоты и собирательства и создавали разные формы материальной культуры. В Северной Евразии в этих процессах немалую роль сыграло оледенение.

Общий ход геологического развития Земли в тот период характеризовался многократным чередованием холодных и теплых эпох, обусловливающих развитие материковых оледенений, миграцию ландшафтных зон и изменение растительного и животного мира.

Динамика изменений окружающей природной среды оказывала определенное влияние на хозяйственно-культурную дифференциацию человечества. Однако было бы ошибкой преувеличивать значение природных факторов. С завершением на рубеже среднего и позднего палеолита биологических и социологических процессов формирования человека современного вида открывается своеобразная эпоха «великих географических открытий», когда в поисках новых пищевых ресурсов были постепенно заселены и освоены обширные территории в Старом и Новом Свете. Если в нижнем палеолите общая численность древнейших людей вряд ли превышала одну сотню тысяч, то 30-20 тыс. лет назад человечество уже, вероятно, насчитываю около 3 млн., а площадь «первобытной ойкумены» была равна 30 млн. км2, т. е. средняя плотность населения составляла около 0,1 человека на 1 км2 земной суши. На всей этой территории тогда преобладал древнейший, устойчиво сохранявшийся на протяжении нескольких десятков тысяч лет один хозяйственно-культурный тип, или, вернее, группа близкородственных типов, — бродячих и полуоседлых охотников и собирателей. В немецком историческом атласе археолог Г. Квитта выделил для этого периода (12-11 тыс. лет назад) следующие типы:

  1. арктических охотников;
  2. тундровых и таежных охотников;
  3. горных охотников;
  4. степных охотников;
  5. охотников степей, саванн и лесов;
  6. охотников степей нагорий;
  7. охотников и собирателей пустынных степей;
  8. охотников и собирателей, тропических и субтропических лесов и влажных саванн.

Это были немногочисленные разрозненные группы охотников, которые вели преимущественно бродячий образ жизни в рамках определенных охотничьих угодий, а в других — полуоседлый и даже оседлый.

Между средой и человеком устанавливаются в это время довольно определенные, строго лимитированные отношения, когда пищевые ресурсы обитаемой территории выступают в роли своеобразных регуляторов численности населения.

Совершенно ясно, что на этой стадии охотничьего хозяйства огромную роль во взаимодействии человека и природы имело распределение охотничьего богатства ойкумены. Биогеографические данные свидетельствуют о большой неравномерности их размещения на земной суше. Следуя от экватора на север или юг через пустыни и горные области, можно наблюдать постепенное уменьшение видового состава фауны и в то же время увеличение массы стадных животных, что, вероятно, и способствовало возрастанию роли охоты в высоких широтах. В силу климатических особенностей здесь потребность в мясной пище была значительно выше, чем в жарком поясе.

Еще 200-300 лет назад огромные пространства северных и хвойных лесов и тундры Америки и Сибири, богатых растительностью и животным миром, были заселены охотниками и рыболовами (алгонкинские и атапаскские племена, юкагиры, коряки и др.). Они передвигались небольшими группами на обширных охотничьих территориях. Изучение ясачных книг и архивных документов XVII в. позволило определить плотность северных охотников Сибири. Так, например, у юкагиров на 1 человека приходилось в среднем до 200-300 км2.

Хозяйственно-культурный тип пешего охотника на мясного зверя восходит к древнейшим этапам заселения человеком Сибири. Он развивался в неолитическое время и сохранялся у отдельных народов до недавнего времени. Сохраняются до сих пор и многие особенности их материальной культуры, приспособленной к суровым условиям, в частности глухая меховая одежда, средства передвижения, формы жилища. Прекрасные археологические аналоги этнографическим материалам — верхнепалеолитическое погребение на Сунгире с остатками древнейшей глухой меховой одежды и украшений, а также уникальные находки круглых позднепалеолитических жилищ из костей и черепов мамонта на Украине.

Дольше всего палеолитические традиции охотников на крупного зверя сохранялись в экстремальных природных условиях, там, где экосистемы отличались особенно большой устойчивостью, на краю древней ойкумены, в большой изоляции от ее центральных областей. К этим окраинным областям следует отнести суровые ландшафты Севера и влажно-тропические леса жаркого пояса. Как на Крайнем Севере, так и под экватором вплоть до XIX в. сохранялись древние хозяйственно-культурные традиции и соответствующие им социальные структуры.

Закат культур верхнего палеолита и переход к мезолиту, по мнению многих исследователей, совпал с кризисом охотничьего хозяйства. Главная причина кризисной экологической ситуации — противоречие между созданной человеком техникой массовой охоты на крупных животных и довольно быстрым сокращением их ресурсов или даже полным уничтожением.

В мезолите наиболее быстрыми темпами начинают развиваться племена, населяющие берега морей и крупных рек, где создаются условия для относительной оседлости на основе собирательства «даров моря» и рыбной ловли. Самые древние представители этого хозяйственно-культурного типа чуть ли не 10 тыс. лет назад на Японских островах изобрели керамику. Мезолитический образ жизни «морских собирателей» еще совсем недавно существовал на Огненной земле, где огнеземельцы жили сбором моллюсков, рыбной ловлей и отчасти охотой на птиц.

Процесс «великого расселения» человечества в верхнем палеолите и мезолите привел к образованию многих вариантов культуры, обусловленных как традициями мигрирующих групп населения, так и различием экологических сред. Этот процесс сопровождался формированием хозяйственно-культурных типов: охотников и собирателей экваториальных дождевых лесов и лесов умеренной зоны, бродячих охотников и собирателей гор и равнин тропической зоны, полуоседлых рыболовов и собирателей морских побережий и дельт, охотников за крупными степными травоядными животными и т. д.

В южных засушливых степных и отчасти приморских областях умеренного и теплого поясов преобладали типы, представители которых охотились на мелких животных, занимались собирательством и отчасти рыболовством. Для влажно-тропических лесов и саванн жаркого пояса было характерно постоянство хозяйственно-культурных традиций.

В экваториальных дождевых лесах Африки, Южной Азии и Америки еще и сегодня можно встретить редкие бродячие группы собирателей и охотников, сохраняющих традиции каменного века, не знакомых с земледелием и скотоводством, занимающихся сбором плодов, корней, меда, насекомых, мелкой дичи, сооружающих примитивные ветровые заслоны или хижины и почти не имеющих одежды. Это — низкорослые племена Центральной Африки (эфе, басуа, батва и др.), ведды Цейлона, отчасти семанги и сенои Малакки, кубу Суматры, аэта Филиппинских островов, различные племена индейцев бассейна Амазонки. В печати встречались сообщения о «затерянных в джунглях» племенах. Так, на острове Минданао (Филиппинский архипелаг) было обнаружено племя тасадай численностью 100 человек. Они ведут оседлый образ жизни, занимаясь охотой на мелкую дичь и сбором диких плодов, не знают железа и земледелия.

В далеком прошлом — в эпоху верхнего палеолита и мезолита — подобные хозяйственно-культурные типы были очень широко распространены в степях и пустынях Старого и Нового Света.

Охотники и собиратели даже при наиболее благоприятных природных условиях были жестко ограничены в своих производственных возможностях низким уровнем технической вооруженности. Это обусловливало зависимость человека от стихийных сил природы, медленные темпы технического и культурного развития, замкнутость социальных структур.

Иные взаимоотношения между обществом и средой стали складываться при переходе от присваивающих форм хозяйства к производящим, когда охота на диких животных сменяется их приручением, а сбор дикорастущих злаков — искусственным культивированием. Эти великие достижения человеческой культуры были названы «неолитической революцией».

Какие же причины подвергли людей в неолите поменять бродячий образ жизни охотников и собирателей на оседлость земледельцев? Где и когда это произошло быстрее? Какую в этом роль сыграли природные условия и хозяйственно-культурные различия народов?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *