Техника живописи и скульптурные приемы        18 апреля 2013        57         0

Орнаментальные элементы

Знаки, имевшие подобное значение, слагаются на очень ранних ступенях развития, входя в круг культовой практики колдунов или группы стариков, посвященных в тайны своей общины. Но каковым бы ни было скрытое и подразумеваемое значение таких знаков, они обычно находят свое выражение в декоративной форме, и если эта форма вырабатывается в устойчивую фигуру, то знак, уже как орнаментальный мотив, может войти в состав орнаментального содержания вообще, наряду с элементами совсем иного происхождения, и в таком сочетании существовать весьма долгое время, значительно переживая время его смыслового значения.

Такова, по-видимому, история таких привычных для нашего глаза орнаментальных элементов, входящих, между прочим, и в состав русского крестьянского искусства, как крест, свастика и иные.

Как в одном, так и в другом случае мы видели оформление орнаментальных элементов при наличии в исходном моменте этих процессов некоторых реальных изображений, или знаков условного характера, во всяком случае, нечто уже оформившееся служило некоторым отправным моментом в рядах превращений. Такие ряды «искажений» и последовательных упрощений первоначальных формул иногда называют дегенерацией, т. е. вырождением, с чем, конечно, нельзя не согласиться, но надо заметить, что при этих процессах геометризации, а следовательно, и полного искажения, ведь проявляется в самой этой схематизации иное явление, совсем не дегенеративного характера.

Отправным моментом к оформлению чисто декоративных элементов служат также, кроме указанного, еще и самые предметы, вернее их форма, или какие-либо технические элементы их устройства и пр. Возьмем для примера несколько образцов подобных орнаментальных оформлений, выходящих иногда даже из элементов чисто случайных.

На рисунке изображен интересный ряд, заканчивающийся чисто декоративной подвеской. Исходным моментом к выработке этих декоративных форм послужил рыболовный крючок, столь обычный в быту жителей района Торесова пролива предмет (фиг. 1-я).

Орнаментальные элементы

Рыболовный крючок, давший начало к образованию орнаментальных форм. (Торесов пролив).

На следующем рисунке мы воспроизводим иной пример, показывающий, как отрывающаяся на тростнике кора в местах коленчатых сращений создала некоторые обычные зрительные восприятия, послужившие началом к оформлению на этих местах декоративной резьбы, выраженной в ритмических рядах.

Орнаментальные элементы

Резьба на тростниковых древках. (Соломоновы острова).

Наконец, вспомним и замечательное ожерелье из эпохи палеолита, найденное в одном из древних погребений. Ожерелье построено из ряда позвонков лосося, оленьих клыков и небольших искусственных костяных подвесок.

Орнаментальные элементы

Палеолитическое ожерелье.

Как видно на рисунке, предметы расположены в строгом ритмическом порядке, а подвески представляют собой не что иное, как первоначальный вид оформления декоративного элемента путем воспроизведения реального предмета, в данном случае — раковины, тогда хорошо знакомо, как предмет украшения, да, вероятно, и религиозного назначения.

И этим, конечно, не исчерпываются источники и пути движения тех противоречивых начал, которые в одной их стороне укладываются в упрощенные, часто простейшие, геометрические фигуры. Весьма вероятно, что иные моменты зрительных восприятий могли послужить в свою очередь исходным пунктом к развитию орнамента; в частности, нельзя вновь не вспомнить и тех линий, той «мазни» пальцами по стенам пещер, которые сохранились до наших дней в качестве древнего факта палеолитической эпохи и в то же время замечательным образом напоминают те перекрещивающиеся и загибающиеся линии, которые делает ребенок нашего времени на самой ранней ступени развития его изобразительных достижений. Мы уже указывали на признаки некоторой ритмичности в этих палеолитических «макаронах», как их назвали по некоторым образцам.

Орнаментальные элементы, каково бы ни было их происхождение, могут выражаться или в фигурах замкнутых, которые в раздельном виде могут быть размещаемы на декорируемой поверхности, или в виде геометрических элементов, преимущественно входящих в состав ритмических рядов.

Самостоятельные орнаментальные фигуры строятся обычно в двух разновидностях: или в характере линейной симметрии, или симметрии вращения, когда фигура имеет один центр, вокруг которого и размещаются ее равноценные слагаемые.

Если мы посмотрим на оформление подвески из рыболовного крючка, то для нас станет ясным, что помимо видоизменения деталей предмета, он как бы удвоен, и это удвоение вызвано было желанием иметь в декоративной форме некоторую ось равновесия при полном тождестве обеих сторон.

Пример весьма интересный; повторение этому мы находим и в ряде видоизменений изображения аллигатора, где тоже, в сущности, вместе с упрощением всего комплекса деталей, нарастают и черты параллелизма в двух сторонах фигуры, первоначально совершенно различных. Таким образом, и в одном и в другом случае мы имеем не что иное, как образование декоративной формы при наличии одной оси симметрии. Примеров подобным образом построенных орнаментальных фигур – множество, как в древнем искусстве, так и в творчестве современных отсталых народностей, да, наконец, эта формула продолжает существовать и в развитых орнаментальных стилях Индии, Персии и в декоративном искусстве Европы наших дней, отвечая, по-видимому, одному из общечеловеческих требований к орнаментальной форме, которую, в случае, если она имеет самостоятельный и замкнутый характер и выступает в сочетаниях раздельно, строят по принципу симметрии. Мы не приводим иных примеров, которые можно было бы, между прочим, почерпнуть в большом числе и из так называемого народного искусства, в особенности русской, украинской и финской крестьянской среды, потому что всякий читающий эти строки легко их вспомнит.

Но наряду с элементами, построенными по линейной оси симметрии, мы имеем замкнутые фигуры, построенные в порядке как бы нарушения этого закона. Таких проявлений декоративного творчества имеется также не мало. Однако, эта асимметрия, как это ни покажется, быть может, странным, теснейшим образом смыкается с тем же основным ощущением равновесия и устойчивости, которые элементарно и отчетливо выражались в формах геометрически-симметричных.

Всякого рода спирали и другие «косые» построения орнаментальных формул или имеют внешние очертания, вполне отвечающие первому требованию при подчиненной значимости детальной асимметрической разработки, или эти элементы выходят за пределы ощущений «спокойного» характера восприятий и должны сочетаться с представлениями о падении, движении, одним словом — их нужно связывать символически с некоторой динамикой, с изменяемостью, определяющейся рядом текущих превращений, и эти элементы оказываются всюду почти одинаковыми. Конечно, индейцы пуэбло не могли заимствовать «меандровое» выражение ритмического ряда из Средиземноморья, но их формулы почти совпадают! Эти вот формы орнамента, имеющие значение самостоятельных фигур, обычно помещаются или в центрах ограниченных декорируемых пространств, или в правильном рядовом чередовании, когда они образуют ритмический ряд.

Фигуры, образованные при одном центре, вокруг которого располагаются ее равнозначные части, имеют несколько иной характер. В первом случае отношение высоты к ширине может значительно колебаться в том или ином направлении, имея ввиду, что осью симметрии здесь является вертикальная линия, в то время как в замкнутых фигурах второго порядка основой симметрии является не линия, а точка, единый центр, вокруг которого и размещаются в порядке кругового, или вращательного повторения, слагающие орнаментную фигуру элементы. В эту категорию входят все такие построения, как крест, круг, свастика, звезды разного рода и проч. И все эти формулы, совершенно независимо от их смыслового значения, приобретают всюду и во все времена совершенно однообразное выражение. Конечно, для нас сейчас очень важным является вопрос о генезисе подобной формулы и о возможности ее сложения путем, совершенно независимым от исходных моментов реалистических воспроизведений. Эти центральные фигуры могли образоваться и совершенно самостоятельным путем, как графическое выражение эвритмии и оформляться вокруг некоторого геометрического центра ограниченной декорируемой поверхности.

В таком смысле, мы и можем расценивать с изобразительной стороны факты, явственно выступающие уже в эпоху палеолита!

Эти фигуры, замкнутые и имеющие один центр, — редко входят в слитные, ритмические ряды, но чаще выступают в качестве элемента, заполняющего центральное пространство некоторой ограниченной поверхности, которая, конечно, в свою очередь, вместе с элементом, ее заполняющим, может войти в композицию и ритмического ряда. Но подобные сложные комбинации, обычные для развитого искусства вообще, совершенно не свойственны древнейшим формам изобразительной деятельности человека; неизвестны они нам и в палеолитическую эпоху.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *