Обработка кожи        14 ноября 2013        91         0

Орудия обработки шкур

Основная масса орудий, предназначенных для обработки шкур, в эпоху бронзы изготавливалась из кости. Это можно объяснить физическими свойствами кости, простотой изготовления из нее орудий, для которых использовались кости практически всех известных на поселениях домашних животных. Наиболее полное представление об орудиях, применяемых для обработки шкур, дают материалы поселений срубной и сабатиновской культур.

Много орудий для обработки шкур и выделки кожи найдено на поселении среднего периода бронзового века у п. Планерское в Крыму. Значительное количество орудий для обработки кожи выявлено в культурном слое и внутри жилищ на срубном поселении Усово озеро. Среди них — струги (25 шт.), скребки (5), «коньки» (2), лощила, гладилки (10), тупики (19), шилья (30). Среди 200 изделий из кости, найденных на многослойном поселении Кирово, были орудия на лопатках крупных животных с зубцами (21), тупики из челюстей коров, лошадей с заполированными от работы краями, обломки «конька», проколки, иглы. На сабатиновском поселении Новокиевка в Херсонской обл. в хозяйственных ямах и очагах обнаружены четыре «конька», тупики. Среди 138 костяных изделий на поселениях Безыменное II, Широкая Балка найдены тупики (29), орудия на лопатках с зубцами (4), «коньки» (13), скребки из копыт (4), лощила на ребрах (3), проколки (20). В сабатиновском горизонте поселения Ильичевка на Северном Донце обнаружены костяные тупики (33), орудия на лопатках с зубцами (7), «коньки» (13), лощила, скребки из копыт, проколки, шилья. Около 50 ножей из ребер быка и лошади, зубчатых орудий на лопатках крупных животных найдено на Новоселицком зольнике, датируемом сабатиновским временем.

К основным орудиям кожевенного производства следует отнести скребки, струги, тупики, зубчатые орудия на лопатках крупных животных, колышки для растяжки шкур и кож, лощила. Для мездрения (удаления подкожно-жирового слоя) и волососгонки использовались костяные струги и тупики. Одним из основных требований, предъявляемых к орудиям, используемым в этих операциях, является притупленность лезвия. Отмечая универсальность орудий этого типа, приходят к выводу, что существование в рамках кожевенного производства двух функционально близких орудий — стругов и тупиков — является свидетельством производственной дифференциации между ними. Кроме упомянутых функций, струги и тупики могли использоваться для мягчения и вытягивания кожаных ремней. Удаление мездры и волососгонка, а также другие механические операции могли, очевидно, производиться ребрами, имеющими один природный тонкий край.

Зубчатые орудия представлены двумя типами. Прежде всего, это орудия на лопатках крупных животных. В литературе такие орудия получили название «штампы для тиснения кожи». К интерпретации зубчатых орудий неоднократно обращались многие исследователи. Так, многие считали, что их использовали в керамическом производстве при обработке поверхностей. Кто-то видит в них уток ткацкого станка, другие связывают зубчатые орудия с обработкой шкур, определяют их как орудия для тиснения кожи. Однако представляется, что их роль в кожевенном производстве остается еще до конца не выясненной.

Вторая группа зубчатых орудий представлена орудиями на широких ребрах. Зубцы вырезались на поперечном срезе или на одной из продольных сторон, один конец ребра обычно являлся рукояткой орудия. Для них характерно большее расстояние между зубцами и более крупные размеры самих зубцов. Связывают их функциональное использование со сгонкой шерсти. По данным этнографии, аналогичные гребни использовались для расчесывания шерсти.

В качестве скобелей использовались копыта лошадей, обладающие прочным естественным скребущим краем. Они найдены на поселениях срубной и сабатиновской культур: Кирово, Усово озеро, Чикаловка, Новокиевка, Ушкалка и др.

Рабочей частью орудий, известных под названием «коньки», являлась сильно стертая нижняя поверхность, которая могла образоваться от длительной работы по коже или ткани. Проведенное трасологическое исследование позволило определить, что подобные орудия служили гладильниками. Такого же мнения придерживались, исследовавшие кожевенное производство скифского времени.

С кожевенным производством связывают костяные колышки с фигурными головками. Считают их колышками для растягивания шкур в процессе обработки. Эта точка зрения наиболее широко распространена среди исследователей, хотя существуют и иные точки зрения. Многие видят в проколках из Пелагеевки детали ткацкого станка. Б. Г. Петерс предполагает использование аналогичных колышков-проколок в качестве штырей для развешивания на стенах жилища одежды, посуды, украшений, прикрепления к стенам циновок.

Проколки с фигурными головками находят на поселениях и в погребениях катакомбной, КМК, срубной, сабатиновской культур. Проколки с фигурными головками встречаются на поселениях как внутри жилищ, так и в культурном слое в количестве от одного до десяти штук. Так, например, на поселениях Каменка — 4 штуки, Планерское — 8, Рубцы — 3, Новорозановка — 2. Гораздо чаще костяные проколки с фигурными головками находят в погребениях в количестве от 1 до 100 и более штук. Как правило, они лежат компактной группой вблизи скелета. Это одна из немногих категорий орудий, а из кости — единственная, которые находят в могиле в таком количестве. Например, в погребениях эпохи бронзы 7/12, 7/18 у с. Черноземное Крымской обл. — более 10 и более 40, в катакомбном погребении 3/1 у с. Красная Гусаровка Харьковской обл. — 38, в погребениях КМК 7/15 у с. Барвиновка, 11/9 у с. Петромихайловка Запорожской обл. — 10, 2/12 у с. Приволье Николаевской обл. — 35, в погребении поздней бронзы 1/20 у с. Пелагеевка Николаевской обл. — 140 проколок и заготовок.

Костяные проколки с фигурными головками попадают в погребения после многократного использования. Это видно не только по заполированному острому концу, но и по разрушенным в верхней части головкам. Такой облом головок по длинной оси возможен при многоразовом вбивании твердым предметом в относительно мягкую поверхность кожи, циновки, земли.

Поскольку растяжка шкур с помощью костяных проколок-колышков является вспомогательной операцией в процессе обработки шкур, то с этой позиции трудно объяснить использование именно проколок, а не тупиков или стругов в погребальном ритуале. Если исходить из того, что является могила имитацией жилища, в устройстве которого используются различные архитектурные и строительные элементы, воссоздаются детали интерьера, то костяные колышки могли бы использоваться для организации внутреннего пространства.

Кроме приведенных здесь костяных орудий, в практике обработки шкур применялись орудия из других материалов. Наиболее представительную группу в предшествующее эпохе бронзы время составляли скребковые орудия из кремня.

Среди орудий кожевенного производства известны керамические скребки, представляющие собой фрагменты керамики с заточенными краями. Керамические скребки эффективны при мездрении сухих шкур, этому способствуют их высокие абразивные качества. Они также удобны при мездрении периферийных участков шкур, где применение двуручных инструментов с длинным лезвием нерационально.

Известные нам бронзовые ножи из Бандуркинского клада и, очевидно, подобные им использовались при подрезании и снятии шкуры.

В отдельных операциях могли использовать деревянные разминатели, колотушки, тупики. На завершающей стадии обработки кожи ее разглаживали с помощью каменных, костяных гладилок, лощил. При этом использовались естественная округлость, гладкая поверхность камня, кости.

В процессе обработки шкур могли применять разнообразные приспособления, предназначенные для удобства выполнения отдельных операций. Химические операции, как свидетельствуют материалы кустарных промыслов, могли проводиться в керамических или больших деревянных емкостях, зарытых в яму, землю, в ямах, в том числе с обожженными стенками или обложенными камнем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *