Собирательство, охота, рыбалка        17 мая 2014        79         0

Оседлые и временные поселения неолитических рыболовов и охотников

На позднейших камских мезолитических стоянках, как Заозерская стоянка близ Усть-Качки (недалеко от Перми), можно наблюдать заметные изменения, происходившие в материальной культуре. Здесь нет еще керамики, глиняной посуды, самый характер стоянок остается тем же, но в каменном инвентаре сильно сокращается количество ножевидных пластинок и орудий из них, в частности, резцов, больше отщепов — следовательно, чаще применяется техника оббивки камня, откалывания отщепов и изготовления из них орудий, что типично для неолитической эпохи. На каком-то переходном этапе на древних камских стоянках должны были появиться первые ретушированные по обеим сторонам наконечники стрел и дротиков, глиняная посуда и прочные шлифованные топоры, необходимые в оседлом быту лесных рыболовов и охотников, какими есть все основания считать неолитическое население Прикамья.

Хозяйство и культура неолита во многом отличаются от хозяйства и культуры мезолитического времени, но несмотря на все различия, указанные позднемезолитические стоянки делают вполне правдоподобной гипотезу о том, что на Каме неолитическая культура складывалась на базе местного мезолита без заметного участия каких-либо чуждых элементов. Известным подтверждением этого служит тот факт, что некоторые мезолитические стоянки превратились в неолитические. Так, культурные остатки той и другой эпохи имеются на Нижне-Адищевской, Левшинской, Ольховско-Первомайской стоянках.

Неолитические стоянки в Прикамье долгое время вообще не были изучены. Первая из них открыта только в 1925 году археологом А. В. Шмидтом у станции Левшино в устье Чусовой. Поздненеолитическая Левшинская стоянка оставалась единственной в течение 22 лет. Это объясняется облесенностью берегов самой Камы, а так же ее притоков, которая затрудняет поиски древних поселений.

В результате, главным образом, работ Камской Археологической экспедиции Пермского университета, мы располагаем десятками неолитических памятников, создающих довольно полное представление о характере местной культуры ново каменного века, о хозяйстве и общественном строе населения.

Неолитические стоянки, в отличие от мезолитических, сохранили многочисленные обломки глиняной посуды и вообще гораздо более богатые культурные остатки. Это говорит об оседлом быте населения. Но наряду с большими и богатыми, несомненно оседлыми поселениями имеются маленькие и бедные стоянки временного характера.

Все неолитические стоянки располагаются на краю невысоких речных террас, очень близко от реки или озера, которые с этого времени приобретают в связи с развитием рыболовства особое значение для населения.

Постоянные, долговременные поселения, как, например, Хуторское поселение на левом берегу Камы между Соликамском и Березниками, имеют площадь в несколько тысяч квадратных метров и большие, прочно устроенные жилища. Одно из жилищ Хуторского поселения было раскопано и оказалось длинной полуземлянкой прямоугольной формы, размером 14X4,5 м, углубленной в землю лишь своим основанием несколько меньше, чем на один метр. В жилище находилось два очага. Это были простые костры, горевшие на земляном полу и расположенные по длинному среднему диаметру постройки. Есть основания полагать, что жилище представляло собой прямоугольный бревенчатый сруб, вероятно, невысокий; в крыше над очагами были отверстия для выхода дыма.

В таком жилище могло обитать до 25—30 человек; теснота свойственна жилищам первобытных племен, ценившим, прежде всего, основные качества жилища: тепло и защиту от ненастья. Количество жилищ на камских неолитических поселениях пока еще не установлено, поэтому общее число жителей на отдельных поселениях остается неясным.

Временные стоянки невелики и небогаты, как, например, стоянка Боровое озеро I на Чусовой. Жилища на них не обнаружены; вероятно, они не были полуземлянками, как на долговременных поселениях, а лишь легкими наземными сооружениями. Некоторые памятники представляют собою лишь местонахождения единичных обломков глиняной посуды и кремневых осколков.

Следует отметить расположение неолитических памятников группами, по нескольку памятников в отдельных узких районах. Таков район низовьев Чусовой, отрезки Камы между Соликамском и Березниками, ниже Осы и около устья Белой.

Своеобразным и исключительно редким памятником той же эпохи является на р. Вишере у Писаного камня жертвенное место.

На гладкой и вертикальной, трудно доступной скале темно-красной краской с жиром смешанной люди конца века каменного нарисовали рисунки видные хорошо с реки. Рисунки эти изображают фигуры лося, медведя, куницы, рыбы, человека; смысл некоторых знаков непонятен.

Оседлые и временные поселения неолитических рыболовов и охотников

Представляя собой племенное, а может быть, и межплеменное святилище, место жертвенное у Писаного камня (маленький островок под скалою с рисунками) посещалось людьми, приезжавшими к нему по реке на плотах или лодках. В результате кратковременных, но неоднократных посещений под скалою образовался культурный слой, содержащий кости жертвенных животных (главным образом лося), кремневые орудия и осколки их, единичные обломки неолитической глиняной посуды.

Подобные же древние наскальные рисунки, называемые на Урале и в Сибири «писаницами», без сомнения, имелись в свое время во многих пунктах предгорий Среднего Урала, но не сохранились до нашего времени.

Время существования большинства камских неолитических памятников — 3-е тысячелетие до нашей эры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *