Полевые археологические исследования        14 мая 2014        73         0

Остатки стоянок первобытных охотников

Следы обитания позднепалеолитических людей гораздо более многочисленны. В своем распространении они заходят дальше на север, чем раннепалеолитические; следовательно, позднепалеолитический человек продолжал расселение на север, начатое его предками десятки тысячелетий назад. Сократившиеся в размерах, ледники давали эту возможность.

Крупнейшей позднепалеолитической стоянкой Прикамья и всего Урала является стоянка у д. Остров в низовьях р. Чусовой, расположенная на ее правом берегу, в четырех сотнях метров ниже по течению от Пещерного лога.

Небольшая площадка на берегу Чусовой, на которой некогда жили люди, оказалась усеянной осколками кремня, кремнистого сланца, горного хрусталя и сделанными из них орудиями, пестрела пятнами охры, костной золы и мелко пережженных костей, а также многочисленными, разбросанными по всей стоянке костями мамонта, сибирского носорога, северного оленя, дикой лошади, дикого быка, медведя, зайца, лисы, волка и животных других видов, на которых обитатели стоянки охотились. На площадке, лишь отчасти разрушенной рекою, обнаружены 8 вырытых в земле котлообразных очажных ям диаметром 60—70 и глубиною около 20 см. Очажные ямы были переполнены пережженными костями, которые, следовательно, использовались как топливо. Вокруг очагов лежали плоские плитки песчаника, служившие, вероятно, для поджаривания мяса, а также большая часть остатков.

Жилища были наземными и имели характер легких, временных сооружений. Этот вывод подтверждается наблюдениями над залеганием культурного слоя, который в нижней части стоянки, заливавшейся весенними разливами, разделялся на три тонких отдельных слоя, переслаивавшихся с тонкими слоями то песка, то глины; благодаря этому выяснилось, что стоянка посещалась небольшой группой людей три раза подряд: первый раз в конце осени или зимою, будучи покинута не позднее ранней весны следующего года; во второй раз — через несколько месяцев, после спада весеннего паводка; и, наконец, в третий раз примерно через год, поздней осенью или даже зимою, как и впервые.

После того, как людьми была она окончательно покинута, разливы Чусовой и смывы с более высоких склонов успели образовать над стоянкой 16-метровую толщу второй надпойменной террасы, в связи с чем раскопки были здесь очень трудны.

Материальная культура стоянки состоит из уже довольно разнообразных орудий труда: каменных скребков для обработки шкур, ножей и ножевидных пластин, шильев — проколок и сверл (рис. 3). Встречаются и предметы, сделанные из кости и рога: таков костяной остроконечник с двумя лезвиями, сделанными из вставных кремневых пластинок (рис. 3, фиг. 9); интересен также обломок ребра мамонта, найденный неподалеку: его обрезанный конец украшен несложной, но тщательно выполненной резьбой (рис. 4). Кость и рог в эпоху позднего палеолита уже широко использовались для выделки орудий труда и других необходимых в быту предметов.

Остатки стоянок первобытных охотников

Стоянка Талицкого может быть отнесена к самому концу солютрейской или скорее к началу медленской археологической эпохи, то есть ко времени около 25 тысяч лет до нашей эры.

Остатки стоянок первобытных охотников

Этот важный для истории Урала памятник считался самым северным в Европе, определяя пределы расселения позднепалеолитического человечества в этой части света. Но позже в Камской археологической экспедицией был открыт и изучен совершенно аналогичный по условиям залегания в толще второй надпойменной террасы памятник у поселка Демидково, на левом берегу Камы, между Пермью и Добрянкой.

Южнее следы стоянок того же времени обнаружены казанскими археологами у Деукова близ Мензелинска, Т. А. Медведевой у Мысов близ устья Камы и, в особенности, в бассейне Белой, на pp. Юрюзани и Катаве, где С. Н. Бибиковым в 1938 и 1939 годах обнаружено около десятка пещер, служивших временными убежищами позднепалеолитическим охотникам. Особенно интересны и лучше других изучены Ключевая и Бурановская пещеры. Только в них найдены единичные кремневые осколки со следами их искусственной обработки. Но во всех пещерах признаки пребывания людей несомненны: сохранились кострища, многие кости разнообразных животных обожженны или расколоты. В Ключевой пещере кости принадлежат почти 30 видам млекопитающих, не считая птиц и рыб, в том числе сибирскому носорогу, дикой лошади, первобытному зубру, гигантскому, благородному и северному оленям, лосю, сайге, азиатской косуле, пещерному медведю, рассомахе, волку, лисе, горностаю, песцу. В Ключевой и Бурановской пещерах кости мамонта отсутствовали: очевидно, он в то время был уже истреблен человеком.

По совокупности признаков указанные пещерные стоянки бассейна Белой относятся к концу позднего палеолита, то есть ко времени от 25 до 15 тысяч лет до нашей эры.

Костных остатков позднепалеолитических людей в бассейне Камы не найдено. Но мы с уверенностью сказать можем, что люди того времени принадлежали уже к современному типу, ибо к современному типу относятся все многочисленные находки скелетов позднепалеолитического человека в других районах Европы. Прослеживается даже процесс формирования современного типа из неандертальского 50—40 тысяч лет тому назад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *