Путешествия и открытия        16 сентября 2012        67         0

Остров прокаженных

Всего семь миль отделяют остров Роббен от Кейптауна, но редко кто из кейптаунцев заглядывает сюда. «Остров прокаженных» — это название осталось за ним до сих пор. Даже теперь, когда лепрозорий перевели в другое место, мрачные легенды о прокаженных с Роббена передаются из уст в уста. Само слово «проказа» будит суеверный страх, и даже матерых уголовников охраняют не так строго, как прокаженных. Роббен был для этих несчастных началом и краем земли. Днем они хотя бы могли свободно ходить по острову, но вечером патрульная полиция препровождала их за пределы больничных стен, больше похожих на неприступные стены тюрьмы. В Южной Африке больного проказой, как правило, не лечили, предпочитали просто ждать, когда он умрет.

…Не один пленник этого жуткого острова пытался убежать на материк. Самое трудное было не в том, чтобы построить лодку или плот, а в том, чтобы утаить их от бдительного ока полиции. Однажды четверо прокаженных сговорились бежать. Они устроили в своей хижине двойной пол и прятали там строящуюся лодку. Однако за день до побега один из них проговорился — и полиция сожгла лодку. Трое других решили строить плот на северной оконечности острова — море здесь настолько бурное, что любое дерево истирается в щепу об острые зубья скал. Зато никому в голову не приходила мысль охранять этот берег. Долгие месяцы прокаженные собирали кусочки дерева и вязали из них плот.

Каждый вечер они зарывали связанную часть плота в песок и каждое утро, отправляясь на рыбалку, добавляли к нему еще кусок. Наконец плот был готов. Они дождались ночи, когда море было довольно спокойным, и, переплыв пролив, высадились на материке. Правда, их схватили в тот же день…

Печальную славу завоевал некий Джеймс Уэлш, которому удалось бежать на материк и скрываться от полиции несколько месяцев, прежде чем его вернули на остров, где он прожил еще тринадцать лет. Самым трагичным в его истории было то, что в конце концов, уже на склоне лет, врачи обнаружили, что он никогда не болел проказой — первый диагноз был ошибочным.

Прокаженные были отверженными, а раз так — решили власти в столице, — то почему не ссылать на остров других отверженных, людей, преступивших законы? Так пополнялось население Роббена.

В наше время с проказой на всем материке покончено. Лепрозорий на Роббене снесли, тюрьму перевели на континент, но бывшие больные не хотят покидать остров. «Переехать в Кейптаун или Иоганнесбург? – удивленно спрашивают они. — Да ведь они там все отравлены проказой! »

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *