Путешествия и открытия        04 марта 2014        52         0

Открытие островов Суворова

1393908905_ostrova-suvorovaВ первых числах сентября 1814 года, после двадцатидневной стоянки в порту Джаксон, корабль «Суворов» снявшись с якоря курс взял к северо-западным берегам Америки, стремясь закончить плавание до наступления зимы. Предстоял последний этап перехода на пути от Кронштадта до Ново-Архангельска (Ситхи).

Много было пройдено миль и пережито разных невзгод с того времени, как покинули наши мореплаватели родные берега. Вот уже завершался год непрерывного плавания и такого плавания, на которое в ту пору решались редкие смельчаки.
Команда корабля полюбила своего отважного командира. После пережитых штормов, на переходе от Южной Америки до Австралии, Лазарева полюбили еще больше, как человека обладавшего большой волей и знаниями.

В разговорах с офицерами и матросами комиссионеры часто вспоминали, как они были не правы в своих домогательствах, добиваясь плавания «Суворова» мимо мыса Горн, и как был прав Лазарев, решивший плыть вокруг Австралии.

Переход через Тихий океан был опасен из-за подводных коралловых банок, которых особенно много в тропических широтах океана. Лазарев знал это. Поэтому он ночью и особенно в пасмурную погоду всегда усиливал наблюдение за поверхностью воды и за шумом бурунов.

В полдень 15 сентября при ясной погоде, когда «Суворов» шел под всеми парусами, вдруг все почувствовали толчок, от которого весь корабль содрогнулся. Когда осмотрелись кругом, то оказалось, что нигде не было признаков коралловой банки или мели. Все недоумевали, но Лазарев, осмотревшись, сразу понял, в чем дело. Вблизи корабля плавало очень много китов, которые пускали фонтаны, и, очевидно, как объяснил Лазарев, корабль столкнулся с китом.

С приближением к экватору погода становилась все более жаркой. По вечерам стало невозможно находиться в помещениях; удушливый знойный воздух выгонял всех на палубу, постоянно заставлял обливаться водой.

28 сентября изредка начали показываться птицы. К вечеру все больше и больше птиц стало кружиться над кораблем. Появилось много различных крикливых пернатых, которые, по наблюдениям мореплавателей, далеко не улетали от берегов. Все почувствовали, что в недалеком расстоянии должны находиться какие-то острова. На карте же по месту нахождения корабля вблизи никаких островов не значилось.

Однако Лазарев в наступающую ночь приказал вахтенным прилежнее и зорче наблюдать за горизонтом.

«Крик птиц в 9 часов вечера усилился, и оказалось скоро, что мы не обманулись в своем мнении: увидели в 11 часов берег к осту. Вскоре в дрейф легли и на 120 сажен бросили лот, но дна не достали. Паруса все лишние убрали и стали дожидаться рассвета».

На утро следующего дня, при спокойной погоде и замечательной видимости, обнаруженный накануне берег открылся совершенно ясно, и наши мореплаватели с большой радостью и любопытством обозревали его.

Берег этот оказался группой неизвестных низменных островов, покрытых растительностью. Острова незаметно возвышались над поверхностью воды. Только южный из них, более обширный и возвышенный, выделялся из всех остальных своими густыми, казалось, плодоносными деревьями.

Как только наши мореплаватели сошли на берег, они оказались в окружении множества разного рода птиц, живущих в тропических странах Тихого океана. Птицы, по-видимому, никогда не видели человека. Поэтому они даже с места не двигались, видя идущих на них людей. Приходилось брать их руками и отодвигать в сторону, чтобы проложить себе дорогу.

По краям острова были разбросаны кустарники, плотно сплетающиеся между собой, а на средине росли высокие плодоносные деревья, среди которых было много кокосовых пальм. Лазарев приказал матросам собирать плоды, а сам тем временем вместе со старшим офицером Унковским и штурманом Российским принялся за исследование острова.

Лазарев возвратившись на корабль всю команду собрал и объявил о том, что на картах мира последнего выпуска островов этих нет и что честь открытия их принадлежит именно им, русским морякам. Острова назвали — островами Суворова.

Матросы в знак одобрения кричали ура и хлопали в ладоши. После этого объявления началось угощение свежими плодами, собранными на вновь открытых островах.

По астрономическим наблюдениям, которые производились ночью и днем, координаты острова Суворова были определены 13°12\’30\» южной широты и 196°31\’30\» восточной долготы, магнитной стрелки склонение 9°15\’ восточное. Уровневая разность в полную и воду малую — от 4 до 5 футов.

На следующий день занялись дальнейшим изучением островов.

Острова Суворова необитаемы, они состоят из пяти низменных небольших островков общей площадью в 25 миль. Островки соединены между собой коралловыми банками, расположенными почти на уровне воды. Эти острова не имеют нигде места для якорной стоянки. Они весьма опасны для мореплавателей, ввиду своего низкого расположения над уровнем океана и приглубого кораллового берега. Ночью или в плохую видимость их можно пройти и не заметить, но можно и наскочить на коралловые банки, особенно при волнении, когда бурун у берега и на рифах почти не слышен.

Офицеры и матросы «Суворова» побывали на каждом острове новооткрытой группы, тщательно изучили их и сделали полное описание.

Командою было собрано много плодов и больше всего кокосовых орехов, которые оказались хорошим, вкусным и приятным продуктом питания в дальнейшем плавании.

По оставлении островов Суворова корабль под малыми парусами шел почти сутки, опасаясь внезапного столкновения с другими подобными островами. Только когда птицы начали постепенно покидать корабль и отстали от него, тогда на «Суворове» были поставлены все паруса. Но неустойчивые и слабые экваториальные ветры не давали возможности развить более или менее значительную скорость.

10 октября, в долготе 193° восточной, пересекли вторично экватор и вступили снова в северное полушарие.

Через полмесяца после оставления острова Суворова, в широте 38° северной надоевший северо-восточный пассат, сменился, наконец, попутным свежим юго-западным ветром, который ускорил плавание «Суворова» к намеченной цели.

По мере приближения корабля к северо-западным берегам Америки все более прохладной и суровой становилась погода. Если три недели тому назад на корабле все изнемогали от жары, то теперь уже приходилось кутаться в теплое платье. Крепкие ветры иногда сопровождались сильными дождевыми шквалами и мокрым снегом.

10 ноября при определении координат широта была найдена 54°47\’, долгота 211°. К вечеру появились над кораблем береговые птицы — предвестники близкой суши. В ночь на 11 ноября на вахту было передано приказание идти под малыми парусами и прилежнее смотреть за горизонтом. По астрономическим вычислениям берега Америки должны были в скором времени показаться.

11 ноября из-за плохой видимости и тумана с мокрым снегом и дождем обнаружить берегов Америки не удалось, хотя все знали, что они где-то близко и при прояснении горизонта должны быть видны.

Весь этот день команда готовила корабль к длительной стоянке: убирали лишние паруса, приготовляли к отдаче якоря, расчищали проходы к грузам, а лишнее спускали в трюм.

12 ноября сквозь утренний туман с корабля заметили неясные очертания высоких гор. К полдню, когда туман немного рассеялся, стали видны горы очень отчетливо. Они были высокие, мрачные и круто спускались к морю. Вершины гор белели от снега, а склоны их от средины до самой подошвы были покрыты лесом.

Из-за плохой погоды и противных ветров «Суворову» пришлось еще целую неделю лавировать в море на подходах к Ново-архангельской бухте.

Все это время почти беспрерывно шел дождь с мокрым снегом. Матросы не имели возможности просушиться и работали постоянно в мокром платье.

18 ноября 1814 года корабль «Суворов» бросил якорь в бухте Ново-Архангельска — главном селении Русской Америки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *